read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Я буду следить за радаром, мисс. Если что-нибудь вдруг обнаружится, вы узнаете об этом.
С тяжелым сердцем Рейчел направилась в гидролабораторию. Там она увидела, что Майкл и Корки стоят возле компьютера и жуют сандвичи.
Корки повернулся к ней с полным ртом:
- Чего ты хочешь: цыпленка со вкусом рыбы, сосиску со вкусом рыбы или салат со вкусом рыбы?
Рейчел едва расслышала вопрос и даже не стала на него отвечать.
- Майк, как скоро мы можем узнать все, что необходимо, и смыться с этого корабля?

ГЛАВА 104

Толланд мерил шагами лабораторию, вместе с Рейчел и Корки нетерпеливо ожидая возвращения Ксавии. Новость насчет хондр расстраивала его почти в той же степени, как и известие Рейчел о ее несостоявшемся контакте с Пикерингом.
Директор не ответил на звонок. И кто-то пытался засечь местонахождение "Гойи".
- Успокойтесь, - обратился к коллегам Толланд. - Мы в безопасности. Пилот следит за радаром. Если вдруг кто-нибудь направится в нашу сторону, он предупредит.
Рейчел, соглашаясь, кивнула, хотя все еще не могла подавить свою тревогу.
- Майк, что это такое? - не выдержал Корки, показывая на монитор, на котором в эту минуту появился странный, как будто психоделический образ, пульсирующий и вздрагивающий, словно живой.
- Акустический доплеровский сканер потоков, - ответил океанолог. - Это поперечное сечение градиентов потоков и температур в океане, под кораблем.
Рейчел пристально взглянула на экран:
- Вот над этим самым вихрем мы сейчас и стоим? И держимся только на якоре?
Толланд был вынужден признать, что картинка выглядит устрашающе.
Вода на поверхности выглядела здесь голубовато-зеленой. Но глубже цвет менялся, становясь оранжевым по мере повышения температуры. А возле самого дна безумные вихри были окрашены в кроваво-красные оттенки.
- Вот это и есть мегаплюм, - пояснил Толланд.
- Очень похоже на подводный торнадо, - покачал головой Корки.
- Да, принцип один и тот же. Возле дна океанская вода обычно холоднее и плотнее, но здесь динамика обратная. Глубинные потоки нагреты и потому поднимаются к поверхности. А поверхностная вода в данном случае оказывается холоднее, поэтому она огромной спиралью устремляется вниз, чтобы заполнить освобождающееся место. Вот так и возникают эти стремительные океанские потоки. Огромные водовороты.
- А что там за гигантская шишка на дне?
Корки ткнул пальцем в то место плоской донной поверхности, где, словно пузырь, надувалось похожее на купол возвышение. Водоворот крутился прямо над ним.
- Это возвышение и есть купол магмы, - пояснил Толланд. - То место, где лава близко подходит к поверхности океанского дна.
Корки кивнул:
- Очень напоминает огромный прыщ.
- Можно сказать, что так оно и есть.
- А если он прорвется?
Толланд нахмурился, вспомнив о знаменитом прорыве магмы недалеко от подводной горной гряды Хуана де Фука в 1986 году. Тогда тонны магмы температурой в полторы тысячи градусов вылились в океан, невероятно повысив интенсивность потока мегаплюма. К поверхности поднялся гигантский водоворот, значительно усилив внешние потоки. А что произошло потом, Толланду совсем не хотелось сообщать коллегам, особенно в этот нелегкий день.
- Атлантические куполы магмы не прорываются, - успокоил он. - Вокруг них циркулирует холодная вода, немного охлаждая дно и тем самым держа магму в безопасности под толстым слоем донной породы. В конце концов лава внизу охлаждается и водоворот исчезает. В принципе мегаплюмы не опасны.
Корки показал на потрепанный журнал, лежавший рядом с компьютером:
- То есть ты хочешь сказать, что "Сайентифик америкен" печатает вымысел, художественные сочинения?
Толланд взглянул на обложку и сморщился. Кто-то из команды вытащил этот журнал из корабельного архива, в котором хранились старые научные издания. Номер был от февраля 1999 года. На обложке красовалась версия художника: супертанкер тонул в огромной океанской воронке. Заголовок вопрошал: "Мегаплюмы - гигантские убийцы, поднявшиеся из глубин?"
Толланд отмахнулся:
- Сущая чепуха. Статья сообщает о мегаплюмах в зонах землетрясения. Несколько лет назад эта гипотеза получила распространение как объяснение исчезновения кораблей в Бермудском треугольнике. Строго говоря, если вдруг сейчас на дне произойдет какой-то геологический катаклизм, о чем здесь никогда не слышали, купол магмы может взорваться, и тогда воронка окажется достаточно большой для того, чтобы... ну, вы понимаете.
- Нет, не понимаем, - решительно возразил Корки. Толланд пожал плечами:
- Ну, тогда нас просто затянет внутрь.
- Кошмар. Мы просто счастливы оказаться на твоем кораблике.
С листками в руке вошла Ксавия.
- Любуетесь мегаплюмом?
- Ода, конечно, - саркастически ответил Мэрлинсон. - Майк как раз объяснял нам, что если эта шишка вдруг взорвется, мы все моментально полетим в огромную яму.
- Яму? - Ксавия холодно рассмеялась. - Да нет. Если уж на то пошло, скорее, нас смоет в самый большой на свете унитаз.
Наверху, на палубе "Гойи", пилот вертолета береговой охраны бдительно следил за экраном радара. Работая в службе спасения, он отлично мог распознавать в глазах людей страх. А Рейчел Секстон, несомненно, была очень испугана, когда просила предупредить о приближении непрошеных гостей.
Интересно, кого она боится?
Ни на море, ни в воздухе на протяжении десяти миль вокруг не было ничего необычного. Рыболовное судно в восьми милях. Время от времени самолет скользил по краю зоны охвата и тут же исчезал.
Пилот вздохнул, глядя на океан, бурлящий вокруг судна. Казалось, что, несмотря на якорь, "Гойя" мчится на полной скорости.
Он снова повернулся к экрану.

ГЛАВА 105

Толланд познакомил Ксавию с Рейчел. Корабельный геолог казалась смущенной присутствием столь высокопоставленной особы. А стремление Рейчел как можно быстрее закончить дело и покинуть судно обескураживало ее.
- Выкладывай, Ксавия, - потребовал Майкл, - нам необходимо знать абсолютно все.
Ксавия заговорила несколько напряженно:
- В своем фильме, Майк, ты сказал, что эти металлические вкрапления могут образоваться только в космосе.
Толланд ощутил, как по телу прошла холодная волна. Сотрудники НАСА сказали ему именно это: хондры могут образоваться исключительно в космосе.
- Но если верить вот этой статье, - Ксавия показала листки, - дело обстоит не совсем так.
Корки возмутился:
- Да нет же, именно так!
Ксавия метнула в его сторону гневный взгляд и помахала листками.
- В прошлом году молодой геолог Ли Поллок с помощью новейшего морского робота взял образцы донных пород в Тихом океане, в Марианской впадине. Он выудил камень, имеющий геологические характеристики, раньше никогда не встречавшиеся. В камне были вкрапления, в точности похожие на хондры. Он назвал их "стрессовыми включениями плагиоклаз". Это крошечные капли металла, которые определенно образовались в результате процессов, происходящих под давлением океана. Доктор Поллок был поражен вкраплениями металла в океаническом камне и сформулировал уникальную теорию, объясняющую их наличие.
- Полагаю, ему пришлось это сделать, - проворчал Корки. Ксавия не обратила на это замечание ни малейшего внимания.
- Доктор Поллок утверждает, что камень родился в сверхглубинной океанской среде, где чрезвычайно высокое давление трансформировало куски породы, соединив вещества, до этого существовавшие раздельно.
Толланд задумался. Марианская впадина насчитывает в глубину семь миль и представляет собой одно из наименее изученных мест на планете. На такую глубину опускались лишь несколько зондов-роботов, да и то большинство из них ломались еще до того, как они достигали дна. Давление воды во впадине просто огромно - восемнадцать тысяч фунтов на квадратный дюйм, в то время как на поверхности океана - всего лишь двадцать четыре фунта. Океанологи еще очень плохо понимают процессы, происходящие в самых глубоких участках подводного мира.
- Итак, этот парень по фамилии Поллок считает, что Марианская впадина способна создавать камни, содержащие хондры?
- Теория, конечно, очень туманная, - признала Ксавия. - Вообще-то она еще и не была формально опубликована. Я просто случайно, с месяц назад, наткнулась в Интернете на личные заметки Поллока, когда искала дополнительные материалы для нашей программы о мегаплюмах. Мне тогда требовались сведения о кристаллических вкраплениях. А иначе я и сама ничего не знала бы на сей счет.
- Теория не была опубликована, - заметил Корки, - потому что она смешна. Для образования хондр требуются высокие температуры. Давление воды не в состоянии изменить структуру камня.
Но у Ксавии имелся в запасе контраргумент.
- Давление, - заявила она, - является самой мощной движущей силой геологических изменений, происходящих на планете. Можно вам напомнить о такой мелочи, которая носит название метаморфического камня?
Корки недовольно скривился.
Толланд понимал, что в словах Ксавии есть зерно истины. Хотя высокие температуры играли существенную роль в геологических процессах Земли, большинство метаморфических камней появились именно в результате огромного давления. Невероятно, но камни, оказавшиеся в глубине земной коры, испытывали такое давление, что вели себя скорее как патока, а не как твердая порода. Они становились эластичными и претерпевали соответствующие химические изменения. И тем не менее теория доктора Поллока казалась натяжкой.
- Ксавия, - обратился Толланд к коллеге, - я никогда не слышал, чтобы одно лишь давление могло изменить структуру камня. Ты у нас геолог, каково твое мнение?
- Ну, знаешь, - начала Ксавия, листая свои заметки, - похоже, давление воды не является единственным фактором. - Она развернула листок и прочитала вслух отрывок из статьи Поллока: - "Кора океанского дна в Марианской впадине, находясь под огромным гидростатическим давлением, может оказаться еще в большей степени сжатой тектоническими силами зон субдукции данного региона".
Ну разумеется, мысленно согласился Толланд. Дно Марианской впадины, помимо того что сдавлено огромной массой воды, является еще и зоной субдукции - частью линии сжатия, соединения тихоокеанского плато и плато Индийского океана. В сумме давление во впадине может оказаться чрезвычайным. Но поскольку район этот настолько удален от поверхности воды и так опасен для исследователей, то даже если там и могут образовываться хондры, все равно очень мало шансов, что кто-нибудь сумеет доказать это. Ксавия продолжала читать:
- "Объединение гидростатического и тектонического давления потенциально может трансформировать донную породу в эластичное или полужидкое состояние, позволяя более легким элементам образовывать структуры, напоминающие хондры, которые, как считалось до сих пор, существуют лишь в космосе".
Корки закатил глаза:
- Невозможно!
Толланд внимательно посмотрел на товарища:
- А у тебя есть какие-нибудь альтернативные варианты объяснения существования хондр в обнаруженном доктором Поллоком камне?
- Полегче, - обиделся Корки. - Поллок просто нашел метеорит. Метеориты постоянно падают в океан. Но он не понял, что это метеорит, потому что корка сплава за долгие годы, проведенные в воде, исчезла и космический пришелец стал выглядеть обычным камнем.
Корки задиристо повернулся к Ксавии:
- Я полагаю, Поллок не догадался измерить содержание никеля, так ведь?
- Как ни странно, догадался, - парировала Ксавия, снова начиная листать заметки. - Вот что он пишет: "Меня удивило, что содержание никеля в образце попадает в средние границы, что, как правило, несвойственно земным камням".
Толланд и Рейчел переглянулись. Ксавия продолжала читать:
- "Хотя количество никеля не соответствует средним величинам, характерным для метеоритов, оно удивительно близко к ним".
Рейчел взволнованно спросила:
- Насколько близко? Можно ли этот океанский камень спутать с метеоритом?
Ксавия покачала головой:
- Я не петролог, но, насколько могу судить, между камнем, найденным Поллоком, и настоящими метеоритами существуют значительные химические различия.
- И что же это за различия? - настаивал Мэрлинсон. Ксавия открыла график:
- Если судить по этим данным, то различие в химической структуре самих хондр. Соотношения титана и циркония различны. В хондрах океанского образца очень малое количество циркония. - Она посмотрела на собеседников. - Всего лишь две частицы на миллион.
- Две на миллион? - фыркнул астрофизик. - Но ведь в метеоритах это содержание в тысячу раз выше!
- Именно, - подтвердила Ксавия. - Вот почему Поллок считает, что этот камень не мог прилететь с неба.
Толланд наклонился к Мэрлинсону и прошептал ему на ухо:
- А НАСА измеряло соотношение титана и циркония?
- Разумеется, нет, - отмахнулся тот. - Это все равно что измерять содержание резины в шинах автомобиля, чтобы подтвердить, что ты видишь именно автомобиль!
Толланд вздохнул и повернулся к Ксавии:
- Если мы дадим тебе камень с хондрами и попросим определить, имеют эти вкрапления космическое происхождение... или океанское, как камень Поллока, ты сможешь это сделать?
Ксавия пожала плечами:
- Думаю, да. Электронный микроскоп дает очень точные показания. А кстати, зачем это вам?
Ничего не ответив, Толланд кивнул Корки:
- Дай-ка образец.
Корки неохотно вытащил из кармана камень.
Взяв в руки каменный диск, Ксавия изумленно вскинула брови. Посмотрела на корку сплава и на отпечаток в шероховатой поверхности.
- Боже! - не удержалась она, окинув присутствующих недоверчивым взглядом. - Уж не кусок ли это?..
- Да-да, - неохотно подтвердил Толланд, - к сожалению, именно он.

ГЛАВА 106

Стоя в одиночестве у окна своего кабинета, Гэбриэл Эш размышляла, что делать дальше. Меньше часа назад она выбралась по пожарной лестнице из штаб-квартиры НАСА, горя от нетерпения рассказать сенатору о лжи Криса Харпера по поводу спутника-сканера.
Но сейчас она уже не была уверена, что следует это делать.
По словам Иоланды, два независимых репортера Эй-би-си подозревали Секстона в том, что он брал взятки от частных космических фирм. Более того, босс знал о присутствии Гэбриэл в квартире во время его встречи с представителями Космического фонда, но почему-то даже не упомянул об этом в разговоре с ней.
Гэбриэл вздохнула. Такси уже уехало, не дождавшись ее, - она понимала, что прежде, чем уйти отсюда, она должна сделать нечто важное.
Готова ли она к этому?
Гэбриэл нахмурилась, сознавая, что выбора нет. Она больше не знала, кому доверять.
Покинув кабинет, Гэбриэл миновала секретарскую и вышла в широкий холл. В дальнем конце его была массивная дубовая дверь с флагами по обеим сторонам: справа - флаг Соединенных Штатов, слева - штата Делавэр. Вход в кабинет Секстона. Дверь, как и у остальных сенаторов, была укреплена стальной прослойкой, закрывалась, кроме обычного ключа, на электронный замок и защищалась сигнализацией.
Гэбриэл понимала, что если ей удастся хоть на несколько минут проникнуть в кабинет, то на все вопросы сразу найдутся ответы. Идя к дверям, похожим на ворота крепости, она вовсе не думала, что сможет открыть их. План выглядел иначе.
Рядом находилась дамская комната. Гэбриэл вошла туда. Автоматически зажглись лампы, отражаясь в белом, безупречно чистом кафеле. Когда глаза немного привыкли к яркому свету, Гэбриэл посмотрела на себя в зеркало. Как обычно, она удивилась мягким чертам своего лица. Выглядела она почти хрупкой, в то же время ощущая себя необычайно сильной.
Готова ли она осуществить задуманное?
Гэбриэл знала, что Секстон с нетерпением ожидает ее возвращения, чтобы до конца прояснить ситуацию со спутником-сканером. Но к сожалению, знала она и то, что он ловко манипулировал ею. А Гэбриэл Эш очень не любила, когда ее обманывали и использовали. Сегодня вечером босс многое утаил от нее. Вопрос заключается в том, насколько много. Все ответы, она не сомневалась, ждали ее в кабинете, отделенном от нее лишь стеной дамской комнаты.
- Пять минут, - произнесла девушка, собираясь с силами и концентрируя волю.
Подойдя к кладовке с умывальными и чистящими принадлежностями, она провела рукой над дверью. На пол со звоном упал ключ. Уборщики в здании сената считались федеральными служащими и исчезали всякий раз, когда начиналась какая-нибудь забастовка, оставляя учреждение без предметов гигиены. Женщинам, работающим в офисе Секстона, надоело оказываться в непредвиденных ситуациях, и они решили взять дело в свои руки. Поэтому и завели собственный ключ от кладовки.
Гэбриэл подумала, что сегодня эта предусмотрительность ей как раз на руку.
Она отперла кладовку.
Маленькое пространство было заполнено швабрами, моющими средствами, запасами всего необходимого. С месяц назад, разыскивая бумажные полотенца, Гэбриэл сделала интересное открытие. Не дотянувшись до рулона на верхней полке, она воспользовалась шваброй, чтобы просто скинуть его на пол. И нечаянно задела облицовку потолка. Одна плитка упала. Вскарабкавшись, чтобы поставить плитку на место, Гэбриэл услышала голос сенатора Секстона.
Четко и очень близко.
По тому, как звучал голос, она решила, что босс разговаривает сам с собой в своей личной туалетной комнате, которая имела с кладовкой общее потолочное перекрытие из фибрового картона.
Сейчас, забравшись в кладовку вовсе не ради туалетной бумаги, Гэбриэл скинула туфли, ловко взобралась по полкам, сняла плитки с потолка и подтянулась на руках.
К черту национальную безопасность, подумала она, размышляя, сколько федеральных законов нарушает своим действием.
Перебравшись через потолок в туалет Секстона, Гэбриэл встала босыми, в одних чулках, ногами на холодную крышку унитаза и спрыгнула на пол. Затаив дыхание, вошла в кабинет босса.
Толстый восточный ковер, мягкий и теплый, ласкал ноги.

ГЛАВА 107

В тридцати милях от офиса сенатора Секстона черный боевой вертолет "Кайова" пробирался над верхушками невысоких сосен северной части штата Делавэр. Дельта-1 сверил координаты, внесенные в автоматическую навигационную систему.
И корабельная система связи, которой пользовалась Рейчел, и сотовый телефон Уильяма Пикеринга были защищены от прослушивания. Но вовсе не содержание беседы интересовало команду "Дельта", когда она перехватила звонок Рейчел. Целью было определение местонахождения звонившего. Глобальная отслеживающая система и компьютерный расчет данных сделали точечное определение координат передатчика делом куда более легким, чем расшифровка содержания разговора.
Дельта-1 всегда забавлялся при мысли о том, что никто из владельцев сотовых телефонов даже не подозревает, что каждый раз, когда он или она набирает номер или отвечает на звонок, правительственный пост прослушивания при необходимости способен определить местонахождение звонящего с точностью до десяти футов, причем в любой точке земного шара. Эту мелочь телефонные компании забывают рекламировать. Сегодня, как только спецгруппа "Дельта" обеспечила себе доступ к сотовому телефону Уильяма Пикеринга, она одновременно приобрела возможность следить и за всеми входящими звонками.
Летя прямым курсом к цели, Дельта-1 уже приблизился к ней на расстояние двадцати миль.
- "Зонт" готов? - спросил он у Дельты-2.
- Готов. Ждем расстояния в пять миль.
Пять миль, подумал Дельта-1. Нужно было подобраться к цели поближе, на радиус действия системы вооружения "Кайовы". Он не сомневался, что кто-нибудь на борту "Гойи" нервно смотрит в небо. А поскольку в задачу спецгруппы входило уничтожить цель, не дав ей возможности послать сигнал о помощи, Дельта-1 должен был подобраться к судну настолько аккуратно, чтобы никого не встревожить.
На расстоянии пятнадцати миль от цели, вне зоны охвата судового или другого радара, Дельта-1 резко повернул "Кайову" на запад, отклонившись на тридцать градусов в сторону от курса. Он поднялся на высоту трех тысяч футов, характерную для небольшого самолета, и увеличил скорость до ста десяти узлов.
На борту "Гойи" пискнул радар вертолета береговой охраны. Это означало, что в десятимильную зону охвата попал новый объект. Пилот приник к экрану, разглядывая его. Объект выглядел как небольшой грузовой самолет, держащий курс на запад, к побережью.
Возможно, в Ньюарк.
Курс самолета проходил в четырех милях от "Гойи", но это, конечно, просто совпадение. Не теряя бдительности, пилот наблюдал, как объект на не слишком большой скорости в сто десять узлов движется по правому краю экрана. Подойдя к "Гойе" на четыре мили, как и предполагал пилот, он начал удаляться в сторону.
4, 1 мили. 4, 2 мили.
Наблюдатель на борту "Гойи" вздохнул и расслабился.
- "Зонт" приступил к действию, - доложил Дельта-2 со своего места по левому борту вертолета. - Барраж, шумопоглощение и прикрытие - все функционирует в заданном режиме.
Дельта-1 резко развернул машину влево, направив ее к "Гойе". Этот маневр никак не отразится на экране судового радара.
- Закидаем их фольгой! - возбужденно произнес Дельта-1. Дельта-2 кивнул. Способ подавления радарных установок был изобретен в период Второй мировой войны, когда остроумный британский летчик начал сбрасывать со своего самолета пучки завернутого в фольгу сена. Немецкие радары зарегистрировали так много целей одновременно, что на земле не знали, куда стрелять. Конечно, с тех пор метод был значительно усовершенствован.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.