read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



быть, потому, что малютки Эмли не было дома. Я знал, какой дорогой она
пойдет домой, и тотчас же отправился ей навстречу по тропинке.
Скоро вдали показалась какая-то фигурка, и я узнал Эмли; она была все
еще мала ростом, хотя и подросла с той поры. Но когда она приблизилась и я
увидел ее синие глаза, ставшие еще синее, ее щечки с ямочками, лицо, еще
более ясное, чем раньше, когда я увидел всю ее, похорошевшую и повеселевшую,
- я внезапно почувствовал странное желание прикинуться, будто не знаю ее, и
пройти мимо с таким видом, словно я смотрю куда-то вдаль. Если не ошибаюсь,
я не раз так поступал в дальнейшей моей жизни.
Малютка Эмли ничуть не смутилась. Видела она меня прекрасно, но, вместо
того чтобы повернуться и окликнуть меня, со смехом убежала. Мне ничего не
оставалось делать, как побежать за ней, а она бежала так быстро, что я
нагнал ее только у самого дома.
- Ах, это ты! - воскликнула малютка Эмли.
- Но ты-то знала, что это я, Эмли! - сказал я.
- А ты не знал? - сказала Эмли.
Я хотел было ее поцеловать, но она прикрыла алый ротик руками и
заявила, что теперь она уже не маленькая, и, еще громче смеясь, вбежала в
дом.
Казалось, ей нравилось меня дразнить, и перемена в ее обращении со мной
меня очень удивляла. Чай был уже на столе, наш сундучок стоял там же, где
раньше, но, вместо того чтобы подсесть ко мне, она уселась рядом с ворчавшей
миссис Гаммидж, а когда мистер Пегготи осведомился о причине, она тряхнула
головой, так что волосы упали ей на лицо, и только засмеялась.
- Кошечка! - сказал мистер Пегготи, ласково поглаживая ее своей
огромной рукой.
- Так оно и есть, кошечка! Так оно и есть, мистер Дэви! - вскричал Хэм,
затем уселся и, ухмыльнувшись, уставился на нее с изумлением, в котором
сквозил восторг, вследствие чего лицо его стало багровым.
Да, все баловали малютку Эмли, а больше всех мистер Пегготи, от
которого она могла добиться чего угодно - стоило ей только подойти к нему и
прижаться щечкой к его жестким бакенбардам. Такое мнение сложилось у меня,
когда я увидел, как она это проделывает; и, по-моему, мистер Пегготи был
совершенно прав. Она была так мила, так нежна по натуре, в ее манере держать
себя было такое лукавство, а вместе с тем такая застенчивость, что она
пленила меня еще сильней, чем прежде. И у нее было доброе сердце. Когда мы
уселись после чая у камелька и мистер Пегготи, попыхивая трубкой, намекнул
на понесенную мной утрату, слезы показались на глазах малютки Эмли и она
бросила на меня через стол такой сочувственный взгляд, что я был бесконечно
ей признателен.
- Но здесь, сэр, есть еще сирота, - сказал мистер Пегготи, забирая в
ладонь кудри малютки Эмли и пропуская их между пальцев, словно это была
вода. - А вот и еще один, - тут он ткнул рукой в грудь Хэма, - хотя уж он-то
мало похож на сироту.
- Если бы вы были моим опекуном, мистер Пегготи, я не чувствовал бы
себя сиротою, - сказал я, тряхнув головой.
- Здорово сказано, мистер Дэви, ох, как здорово! - восторженно
воскликнул Хэм. - Ура! Здорово сказано! Лучше и нельзя сказать. Ура!
И он в свою очередь ткнул мистера Пегготи рукой в грудь, а малютка Эмли
встала и поцеловала мистера Пегготи.
- А как поживает ваш друг, сэр? - обратился ко мне мистер Пегготи.
- Стирфорт? - осведомился я.
- Так вот как его зовут! - воскликнул мистер Пегготи, поворачиваясь к
Хэму. - Я знал, что это как-нибудь в этом роде.
- Вы говорили - "Раддерфорд", - смеясь, возразил Хэм.
- Ну, если не "раддер", так "стир". А это все равно *, - отпарировал
мистер Пегготи. - Как он поживает, сэр?
- Когда я уезжал, мистер Пегготи, он был здоров.
- Вот это друг! - сказал мистер Пегготи, помахивая трубкой. - Если уж
говорить о друзьях, так это Друг! Клянусь богом, на него приятно смотреть.
- Он красивый, не правда ли? - спросил я, радуясь этой похвале.
- Красивый! - вскричал мистер Пегготи. - Да, он умеет покрасоваться,
как... как... прямо слова не подберешь... Он такой смелый!
- Да, да! Вы совершенно правы, - подтвердил я. - Он храбр, как лев, а
если бы вы знали, какой он искренний и прямой, мистер Пегготи!
- И мне кажется, - продолжал мистер Пегготи, глядя на меня сквозь дым
трубки, - что, коли говорить об ученье, так он все превзошел.
- О, он знает решительно все! - подтвердил я, приходя в восхищенье. -
Он ужасно умный.
- Вот это друг! - пробормотал мистер Пегготи, важно покачивая головой.
- Ему все дается легко! - сказал я. - Стоит ему только заглянуть в
книгу, и он уже знает урок. А такого игрока в крикет вы никогда и не
видывали! И он даст вам вперед столько шашек, сколько вы захотите, и
все-таки вас обыграет.
Мистер Пегготи снова покачал головой, будто хотел сказать: "Разумеется,
обыграет".
- А как он говорит! - продолжал я. - Каждого он может убедить в чем
угодно. И я уж и не знаю, мистер Пегготи, что бы вы сказали, если бы
услышали, как он поет.
Снова мистер Пегготи качнул головой, будто хотел сказать: "Я в этом не
сомневаюсь".
- И он такой великодушный, такой благородный, что как бы его ни
хвалить, все будет мало! - говорил я, увлекаясь моей любимой темой. - Я
никогда не смогу его отблагодарить за великодушие, с каким он оказывал мне
покровительство, а я ведь гораздо моложе его и так мало знаю по сравнению с
ним!
Я говорил с большим одушевлением, как вдруг мой взгляд упал на малютку
Эмли, которая сидела за столом и, наклонившись вперед, слушала с глубочайшим
вниманием; она затаила дыхание, голубые глаза ее сверкали, как алмазы, а
щечки раскраснелись. Вид у нее был такой серьезный, а она сама была так
прелестна, что от удивления я умолк; и все они тоже загляделись на нее, ибо,
когда я замолчал, они засмеялись и обернулись к ней.
- Эмли - точь-в-точь я: ей тоже хочется на него поглядеть, - сказала
Пегготи.
Заметив, что все глядят на нее, Эмли смутилась, опустила головку и
густо покраснела. Затем она бросила на нас быстрый взгляд сквозь
рассыпавшиеся кудри и, убедившись, что на нее все еще смотрят (что касается
меня, то я готов был смотреть на нее часами), убежала и больше не
показывалась, пока не пришла пора спать.
Я улегся, как и в былые времена, в кроватку в кормовой части баркаса, и
так же, как тогда, ветер стенал над равниной. Но теперь мне казалось, будто
он стенает о тех, кто ушел навеки; теперь я не думал о том, что море
нахлынет в ночи и унесет баркас, теперь я думал, что с той поры, когда я в
последний раз прислушивался здесь к стенаниям ветра, море уже нахлынуло и
затопило мой родной дом. Помнится, когда шум ветра и моря стал затихать, я
вставил в свою молитву просьбу о том, чтобы мне дано было вырасти и жениться
на малютке Эмли; так, мечтая, я скоро заснул.
Дни текли почти так же, как и в первое мое посещение, произошла только
одна перемена, но перемена весьма важная: теперь мы с малюткой Эмли редко
гуляли по берегу моря. Она была занята приготовлением уроков и шитьем, а
большую часть дня ее не было дома. Но и не будь этого, я чувствовал, что
нашим прогулкам не возобновиться. Своевольная и еще по-детски капризная, она
походила на маленькую женщину больше, чем я предполагал. Не прошло и года, а
она отошла от меня очень далеко. Она была ко мне привязана, но смеялась надо
мной и дразнила меня; бывало, я шел ее встречать, а она украдкой прибегала
домой другой дорогой, и когда я возвращался разочарованный, ждала меня у
двери и хохотала. Лучшее время дня наступало тогда, когда она шила у порога
дома, а я сидел у ее ног на деревянной ступеньке и читал ей вслух. Сейчас
мне кажется, что я никогда не видел такого сверкающего апрельского дня, что
никогда не видел такой светлой маленькой фигурки, как та, что склонялась над
работой у входа в старый баркас, что никогда не было такого неба, такого
моря, таких чудесных кораблей, уплывающих в золотую даль.
В первый же вечер появился мистер Баркис, крайне растерянный и
неуклюжий, а в руках у него был узелок с апельсинами, которые он увязал в
носовой платок. Поскольку он не сделал никаких намеков касательно сего
имущества, мы подумали, не забыл ли он его случайно, уходя от нас, пока Хэм,
побежавший за ним, чтобы передать узелок, не вернулся и не возвестил, что
апельсины предназначаются Пегготи. После этой выходки мистер Баркис являлся
каждый вечер в один и тот же час и всегда с узелком, который он оставлял за
дверью, ни единым словом о нем не упоминая. Эти любовные приношения были
чрезвычайно разнообразны и весьма необычны. Помнится, в числе их была
двойная порция свиных ножек, гигантская подушка для булавок, с полбушеля
яблок, серьги в виде колец из черного янтаря, испанский лук, ящичек с
домино, клетка с канарейкой и засоленный свиной окорок.
Помнится, ухаживание мистера Баркиса было крайне своеобразно. Говорил
он очень мало, восседал у камелька в той же позе, что и на передке своей
повозки, и таращил глаза на Пегготи, сидевшую против него. Однажды вечером,
должно быть в порыве любви, он схватил огарок восковой свечи, которым она
вощила нитку, положил его в карман жилета и унес с собой. В последующие
вечера он испытывал огромное удовольствие, доставая прилипший к карману,
размякший кусочек воска, когда возникала в нем нужда, а затем снова совал
его в карман. По-видимому, он был весьма доволен и не чувствовал ни малейшей
потребности говорить. Даже в тех случаях, когда он приглашал Пегготи
прогуляться по берегу, он, полагаю я, не затруднял себя разговором и
довольствовался только тем, что спрашивал время от времени Пегготи,
оправилась ли она. Помню, иной раз, после его ухода, Пегготи закрывала лицо
передником и смеялась добрых полчаса. Мы все тоже забавлялись, исключая
злосчастную миссис Гаммидж, за которой некогда ухаживали, должно быть,
точь-в-точь так же, ибо поведение мистера Баркиса неизменно заставляло ее
вспоминать об ее "старике".



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.