read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Садитесь, товарищ Землячка.
- Да, да, садитесь, - примирительно пригласил ее вслед за
железнодорожником и Смидович. - Вы вовремя пришли, Розалия Самойловна, мы
только что предоставили слово товарищу Прямикову, будем слушать доклад
Рогожского района.
Прямиков оглянулся на Землячку, и тут же к ней приблизился Мальков.
- Рогожский ревком в полном составе, - без тени улыбки констатировал
Владимирский.
- Мне много докладывать не придется, - сказал Прямиков. - У нас в
районе узнали о подписании мирного договора с юнкерами. Нет, товарищи, так
дело не пойдет. Рабочие нашего района поручили передать
Военно-революционному комитету, что они не согласны на условия договора.
Рабочие и солдаты не позволят выпустить из Кремля юнкеров в белых перчатках.
Мы облекли вас доверием, а вы гарантируете юнкерам жизнь и свободу с оружием
в руках? Нет, товарищи, вы должны подчиниться голосу тех, кого вы взялись
вести...
Тут вмешалась Костеловская, протянула перед собой руку, впрочем, ни на
кого прямо не указывая.
- Соглашатели развратили центр, - промолвила она с необычной для нее
резкостью. - Я имею в виду соглашателей в нашей собственной среде. Хватит
говорить о грядущем социализме, пора его творить. Если вы не измените
позицию, вы будете сметены районами...
- Вы ничего не понимаете, - перебил ее Владимирский, дергая себя за
бородку. - Вы не поняли самого главного, власть в наших руках, нам не
страшны юнкера.
- А вы знаете, что делали юнкера с пленными рабочими? - закричал
кто-то, отделившись от стены и выступая вперед. - Превратили "Прагу" в
тюрьму. Били по щекам, издевались! Пришли в подвал и бросили арестованным
груду обглоданных костей. Как собакам. Так и сказали: нате, собаки, жрите.
Тут к оратору, говорившему о поведении юнкеров, приблизился человек в
военной форме, с темными полосами на плечах, оставшимися от снятых погон.
- Я офицер, из Городского района, - сказал человек в военной форме. -
Кремлевский гарнизон должен быть предан военно-революционному суду. Вы все
боитесь столкновения, боитесь применить оружие, а юнкера расстреливают
солдат у Кремлевской стены. Слишком низко они себя ведут, чтобы с ними о
чем-то договариваться!
Смидович карандашом постучал о стакан, тоненький дребезжащий звук
остановил говорившего.
- Подождите, товарищ, так нельзя, - прервал его Смидович. - Не
поддавайтесь страстям, мы должны мыслить государственно. Зачем нам лишнее
кровопролитие? Меньшевики и объединенцы готовы вступить с нами в коалицию.
Не надо обострять борьбу, мир с юнкерами уже подписан.
Землячка выпрямилась и встала прямо против Смидовича.
Вот когда пришло время проявить всю свою бескомпромиссность. Никогда в
жизни не ощущала она так свою ответственность перед партией, как в эту
ноябрьскую ночь. Ах, как обманчива ночная тишина! Громадный город
распростерся за окнами. Ночь, тишина, мрак... Но город не спит. Это ощущают
все, кто находится в зале. Город ждет. Ждут те, кто засел в Кремле, в
Александровском училище, в "Праге", в подвалах и на чердаках многоэтажных
каменных домов. Ждут проявления слабости, колебаний, уступок. Ждут рабочие.
Ждут указаний своей партии. Ждут, когда большевики поведут московских
пролетариев в последний и решительный бой.
У каждого человека наступает в жизни момент наивысшего подъема, когда
он получает возможность проявить себя наиболее полно и совершенно...
Вспоминая впоследствии об этом заседании Московского ревкома, Землячка
считала, что именно в эту ноябрьскую ночь ее жизнь достигла наивысшей
кульминации. Долгие годы учения, книги, Чернышевский, Маркс, Ленин,
страдания народа и осознание своей сопричастности с народом, революционная
деятельность, признание Ленина вождем и бескомпромиссная борьба под его
знаменем - все это должно было проявиться в решающий момент, все, все, что
было до этого, сконденсировалось и выплеснулось в этот момент, вот когда она
каждым своим нервом, каждой клеточкой своего мозга почувствовала себя
большевичкой!
- Прошу слова, - сказала она, - Петр Гермогенович, я настаиваю, чтобы
вы немедленно дали мне слово... Мы проигрываем в глазах масс и проиграем
еще. Да, Петр Гермогенович, проигрываем! Я решительно выступаю против
позиции Смидовича, Каменева и Рыкова, я против какой-либо коалиции с
буржуазными организациями. В первую очередь мы проигрываем благодаря
Смидовичу, и я считаю, что Смидовича надо расстрелять. Ваш договор -
бумажонка! Где же власть Советов? Вы не в силах понять исторический момент.
Вы забыли указание Ленина: нельзя играть с восстанием! Перед нами один выход
- отменить эту бумажонку, а если комитет этого не понимает, то арестовать и
весь комитет. Наши массы организованы, и мы выступим против юнкеров вопреки
вашим указаниям!
Всклокоченный, бледный Розенгольц выскочил из-за стола, подбежал к
Землячке со стиснутыми кулаками.
- Вас надо гнать отсюда! - заорал он на Землячку. - Такие люди, как вы,
вредны! Я считаю недопустимым так говорить о Смидовиче. И еще недопустимее
угрозы поднять массы против нашего комитета. Мы заключили мир...
Тогда вновь закричала Костеловская:
- Вы лучше послушайте рабочих...
- Мир заключен, а нас расстреливают! - выкрикнул представитель
Трехгорки. - Юнкерские училища должны быть ликвидированы!
- Юнкера еще держатся и в "Праге", и в Александровском училище, -
вмешался Ломов. - Их надо выбивать.
Землячка почувствовала, как кто-то дергает ее сзади за пальто. Она
обернулась. Позади нее стоял Иванов. Он наклонился к ее уху, хотя никто,
кроме Землячки, не мог бы понять, о чем идет речь.
- Будзынский вывел свой полк на улицу, - прошептал он, - а рабочие
Замоскворечья прошли Замоскворецкий и Каменный мосты и окружают Кремль. Что
будем делать?
- Вот что, товарищи, - Землячка напрягла голос. - Рогожский ревком
вывел войска на улицу. Вы как хотите, а мы будем выполнять указание Ленина о
вооруженной борьбе. Мы тоже идем к Кремлю. Приказу не стрелять район
подчинится только в том случае, если юнкера не будут сопротивляться.
Она повернулась к двери. Иногда она сама не понимала, какая сила так
властно ее влечет. Но она знала, что разговаривать больше невозможно, надо
идти к рабочим, к солдатам, действовать, идти вместе с ними, не
останавливаться ни перед пулями, ни перед штыками. Жертвы неизбежны, но
бывают моменты, когда промедления в действиях не простят потом ни народ, ни
твоя собственная совесть.
Она двинулась к двери своей обычной неторопливой уверенной походкой, не
оглядываясь, не смотря ни на кого, была уверена, что и Прямиков, и Калнин, и
Мальков тотчас последуют за ней.
Так оно и было.
- Подождите, Розалия Самойловна, - слышит она голос Костеловской. - Я
тоже с вами.
Костеловская нагнала ее уже у дверей.
- Вы куда? - спрашивает Костеловская, спускаясь рядом с Землячкой по
лестнице.
- К себе, на Рогожскую заставу, - на ходу отвечает Землячка. - Тысяча
солдат ждет возле Астраханских казарм.
- Желаю удачи, - говорит Костеловская. - А мы пойдем вышибать юнкеров
из "Праги".
Рогожский ревком в полном составе покинул заседание. Его работников
мало интересовало, какая там будет принята резолюция. Землячка высказалась
за всех. Будет резолюция или не будет, они идут гнать юнкеров из Кремля.
Землячка, Прямиков, Калнин, Мальков, Иванов к Наумов спускались по
лестнице.
- Дорога каждая минута, - обратилась к ним Землячка. - Не знаю только,
когда доберемся.
- Полетим, как на крыльях.
- Вы что сказали?
- Говорю, полетим, как на крыльях, - повторяет Иванов. Он забегает
вперед и распахивает наружную дверь, пропуская Землячку.
- Прошу.
Перед подъездом поблескивает автомобиль.
- Откуда это? - удивился Наумов.
- Реквизировал.
Договорившись обо всем с Будзынским, Иванов спешил в Московский Совет
доложить Землячке о выполненном поручении и где-то на Таганке увидел
движущийся ему навстречу автомобиль.
К счастью, уходя из казармы, Иванов захватил винтовку на тот случай,
если вдруг прямо с заседания придется идти в бой.
Он поднял винтовку с целью придать своему приказу более выразительный
характер.
- Стой!
Шофер затормозил. Иванов открыл дверцу, заглянул в машину. Помимо
шофера в ней находились господин в мохнатом пальто и две перепуганные дамы.
- Вылезайте, - приказал Иванов.
- Вы понимаете, что вы говорите? - грозно спросил господин. - Кто вы
такой?
- Представитель ревкома, - отвечал Иванов. - Ваша машина конфискуется и
поступает в распоряжение Рогожского ревкома.
- Да кто вам дал право...
- Революция, - отвечал Иванов и постучал прикладом винтовки по
мостовой. - Вылезайте-ка лучше по-хорошему.
Он занял место рядом с шофером.
- Трогай, батюшка.
По дороге отобрал у шофера документы и предупредил, что, если тот



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.