read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Гетьмановы родичи? Или голота бесштанная? Я с трудом
сдержал улыбку. Каждый - о своем. Соврать, придумать какую-нибудь
сказку? Нет, нельзя!
- Они иноземцы, пан Станислав. Очень издалека.
- И... что? - глаза моргнули, пухлая ладонь потянулась к
окулярам. - Тем лучше!
Я вздохнул. Поверит ли?
- Мир велик, пан Станислав! И в этом мире Сосудов больше, чем
представляется многим. Это особые гости. Мои. Вы понимаете, о чем я?
Улыбка сгинула, словно стерли ее мокрой тряпкой. На
неузнаваемом лице светлым огнем загорелись волчьи глаза.
- Ты... Ты уверен, пан Юдка? Уверен?
Я улыбнулся, хотя в этот миг улыбаться мне совсем не
хотелось.
- Особые гости... Значит, откликнулись! А ты не врешь? Теперь
улыбаться нельзя. Замереть, выдержать его взгляд. Говорят, не всякий
его выдерживает...
- Не врешь, вижу! Рассказывай!
Толстый вальяжный пан сгинул. Огромное тело налилось силой,
широкие лапищи сжались в кулаки, а лицо!.. Таким Станислава Мацапуру
увидишь не каждый день. Да и мало кто его таким видит. А кто видит -
уже никому не расскажет.
- Они из другого Сосуда. Из какого, сказать трудно. Малахи
разрешили им пересечь Рубеж. Они пришли за ребенком - за этим
ребенком...
Пан Станислав молчал, а мне вспомнилось, как мы с ним
спорили. Редко кто решается спорить с Мацапурой-Коложанским, но есть
вопросы, по которым даже ему нужна не покорность, а истина. Я никак не
мог его убедить, что дорога между сфир все-таки есть, и Рубеж
проходим. Не для душ, не для бесплотных Малахов - для людей. Он очень
неглуп, пан Станислав, я много знает. Но книга "Зогар" недоступна
этому гою.
- Ну, говори! И подробнее!
Теперь следовало взвешивать каждое слово. Не лгать - пан
Станислав звериным чутьем распознает ложь. Но и со всей правдой не
спешить. О гневе Малахов ему знать ни к чему. Достаточно и того, что
переход через рубеж труден и без должной помощи его не одолеть...
- Так-так! - пан Станислав крутанул ус, дернул щекой. - Стало
быть, воин, лекаришка да колдунья. Колдунья-то хоть хороша?
Он снова шутил. Я вспомнил чернявую и тоже улыбнулся. Может,
в своих краях Сале и хороша. У нас - едва ли. Во всяком случае, не во
вкусе зацного пана.
- А с младенем как вышло? Что думаешь, пан Юдка?
Я пожал плечами. Что тут думать?
- Судите сами, пан Станислав. В Гонтовом Яру объявляется
чужак. Не просто иноземец, а совсем другой, нездешний. Посполитые
считают его чортом - случайно ли? Он подселяется к бабе, брюхатит ее,
а после исчезает. И вот за ребенком приезжают оттуда...
Пан Мацапура задумался, наконец кивнул:
- Складно. Значит, дите пока оставим, но им отдавать не
будем. Все одно. Рубеж закрыт. А с братом того чертенка как?
- Погодим, - предложил я. - Гриня Чумака соседи крепко
обидели.
Из таких лихие сердюки выходят.
Он вновь кивнул и прикрыл глаза, превратившись обратно в
доброго усталого пана, которого мучает бессонница средь холодной
зимней ночи.
- Эка, забот привалило! И не отдохнуть! Та девка, что из
Калайденцев привезли, скотина неблагодарная, хотела мне ногтями в
глаза вцепиться, представляешь? Пришлось клещами все ногти
повыдергивать да рот зашить, чтоб не выла! А вторая, что из Хорлов,
дерево деревом. Обнимаешь ее - молчит, кнутом дерешь - молчит. Только
когда пятки припек, завыла...
На такое тоже отвечать не полагается. Да и что ответишь? То
пана Станислава забава, ему виднее.
- А знаешь, в газете пишут, что война за Дунаем до весны не
кончится. Может, еще на год затянется.
Глаза его по-прежнему были закрыты, но я понял: это -
главное. Потому и ждал меня пан Станислав среди ночи, в замок не ушел,
газетку лембергскую почитывал.
- Про то и в округе болтают, - кивнул я. - Думаю, Валковская
сотня не скоро вернется. Да и вернется ли? За Дунаем, говорят, чума.
- Значит? - его лицо дрогнуло, ямочки на щеках сгинули без
следа. - Пора?
- Да, пан Станислав, пора.
Он вновь задумался, а я вдруг почувствовал знакомый запах -
страшный, сводящий с ума дух горящей заживо плоти. Сколько лет
хотелось забыть, не вспоминать! Не вышло - это уже навсегда.
- Откуда начнем, как думаешь?
- Откуда? О том мы с ним говорили не раз, и всё давно решено.
Вопрос этот так, для разговора.
- С Хитцов, пан Станислав.
- С Хитцов? Ну, как скажешь...
Запах горящего мяса стал сильнее, и на миг я даже пожалел,
что Смерть - худая плосконосая девчонка - в эту ночь промедлила. Чего
же еще хочет от меня Святой, благословен Он?
Ответ не был мне дан, но я догадывался. Двойник! Двойник - и
Пленник. Чертенок из Гонтова Яра. Не зря они встретились в эту ночь -
Смерть, Пленник и Двойник. Не зря.
Ярина Загаржецка, сотникова дочка
Знакомый рябой черкас буркнул: "У себя", - и отвернулся. Кто
именно - Ярина решила не переспрашивать. Ей были нужны оба - и сам пан
писарь, и его нескладный сын.
Постовой не ошибся - Лукьян Еноха оказался на месте, за своим
столом, и даже толстая друкованная книга была знакомой: та, что и
неделю назад. Девушке подумалось, что книга, равно как подставка с
гусиными перьями, нужны пану Енохе исключительно для
представительности. Во всяком случае, прочитанных страниц за эти дни
не прибавилось.
- Чего, егоза, скучно?
Пан Еноха не без труда оторвал взгляд от хитрых буквиц, снял
окуляры, зевнул.
- Скучно? - девушка просто задохнулась от возмущения. - Да я
в Перепелицевку с разъездом ездила! До петухов встала!
- Ну, ясно, - писарь потер сонное лицо, с трудом удерживаясь
от нового зевка. - За дурной головою...
Ярина вздохнула. Что бы она ни делала, всерьез сотникову
дочку никто не принимал. Девчонка - и девчонка, разве что замуж
отдать, да и то пока не за кого.
- В Перепелицевке каких-то всадников видели. К Хитцам ехали.
- Знаю... Сообщали уже. За такими вестями, Ярина Логиновна,
нечего коней томить... Ты к Теодору?
Девушка дернула плечом. К пану писарю она завернула, чтобы
доложить по всей форме, как и надлежит старшему по разъезду. И вот,
пожалуйста!
- Он в подвале. С разбойником этим - Хвостиком. Ты бы его
оттуда вытащила, что ли? Чего ему с душегубцем якшаться? Посидели б,
сбитню горячего попили. В жгута сыграли...
Намек насчет сбитня и жгута Ярина пропустила мимо ушей - не
маленькая, чтоб в игры детские играть. Но вот по поводу остального...
Хведир встал уже на третий день - продырявленная мякоть плеча
срасталась быстро. Встал - и первым делом направился не в церковь
свечку ставить, а в подвал, где заперли чернобородого заризяку.
Тому досталось больше. Пуля из янычарки пропорола бок, и
местный знахарь вначале лишь головой качал, посоветовав готовить
домовину - вкупе с осиновыми клиньями и маком. Однако на второй день
чернобородый открыл глаза, а на четвертый - попытался встать. Видавшие
виды сивоусые только руками развели, рассудив, что разбойнику суждено
быть непременно повешенным - потому пуля его и не взяла.
Однако Хведир-Теодор вновь удивил всех. Поговорив с
пленником, он категорически заявил, что в суд на него подавать не
будет и о том же остальных просит. Тут уже и Ярина диву далась. Как
можно заризяку миловать? И главное: о чем это Хвостик с Хведиром
говорили, если им обоим ни слова не понять? Невидимый толмач сгинул
вместе с химерным паном Рио да с чернявой ведьмой. С Хвостиком говорил
пан писарь - по-польски да по-немецки, Агмет - по-татарски и турецки,
а беглый стрелец Ванюха Перстень - по-московски. Говорили, да все без
толку - Хвостик лишь глаза таращил да блекотал по-непонятному. И как
блекотал! Не голос - бесовское наваждение, мурашки по коже бегут. Раз
услышишь - перекрестишься, два - под лавку спрячешься!
И на каком это наречии бурсак с ним столковался? Неужто на
латыни?
Пан писарь не ошибся. Хведир действительно оказался в
подвале, около пленника. Тот лежал на лавке, а бурсак, пристроив
поудобнее раненую руку, сидел на колченогом табурете и что-то тихо ему
говорил. Страхолюда молчал - слушал и, похоже, понимал.
Увидев Ярину, Хведир махнул здоровой рукой - мол, не мешай,
погоди чуток. Пока девушка соображала, обидеться или в самом деле
погодить, заговорил Хвостик. Девушка не стала прислушиваться (больно
голос страшен!), но отчего-то почудилось, что речь чернобородого стала



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.