read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



успевший до конца осмыслить то, что сообщил Хирон.
- И лошадей тоже, - тихо добавил Ификл.
- А прадед ваш, герои, кто был?
- Персей! - гордо ответили братья в один голос.
- А отцом Персея кто был?
- Зевс-Громовержец, - тоном тише произнесли близнецы. - Кронид.
- Так ведь и я Кронид! И Зевс - мой сводный брат, а заодно отец вот
этого... - Хирон указал на приосанившегося Гермия ("Вот этого?!" -
недоверчиво ахнул Ификл, Алкид же просто показал Пустышке язык.) - Так что
независимо от того, герои, кого вы считаете своим отцом...
- Наш папа - Амфитрион!
- Хорошо, Амфитрион, я же не спорю, - еле заметно усмехнулся кентавр.
- Но, в любом случае, мы родственники. Хотите вы этого или нет.
Близнецы переглянулись.
- Ну ты - еще ладно, - милостиво разрешил Алкид Хирону считаться их
родственником. - А вот этот...
- Нет у нас таких родственников, чтобы маленьких обижали! -
безапелляционно закончил за брата Ификл. - Да и вообще - какой из него
Гермес?! Грязнуля и прохиндей! И этот... как его? Ну, этот...
Гермий чуть не подпрыгнул, когда Ификл вспомнил наконец нужное слово
- которое однажды подслушал у выпившего Автолика и потом повторил при
маме, за что был нещадно порот Амфитрионом.
- Лукавый, покажи им, - еле сдержавшись, чтоб не рассмеяться, Хирон
впервые назвал Гермия Лукавым.
И уставившиеся во все глаза на Пустышку близнецы увидели.
Они увидели, как сами собой исчезают грязные пятна с некогда
нарядного хитона Гермия-Пустышки, как измятая ткань высыхает и
разглаживается, быстро приобретая первозданный вид; а дырок теперь не
нашел бы в ней и самый дотошный свидетель.
Они увидели, как неизменные, не знающие сносу Таларии [собственное
имя крылатых сандалий Гермеса] сами обуваются на Пустышкины ноги, трепеща
призрачными крылышками, сливающимися в туманные полукружья; увидели, как
их приятель-неприятель, смеясь, взлетает на локоть над полом и, вольно
взмахнув руками, покидает пещеру. Снаружи Гермий проделал в воздухе
несколько замысловатых фигур и, когда он опустился, в руке Лукавого шипели
две змеи, обвивающие невесть откуда взявшийся жезл-кадуцей - всем
известный атрибут бога-Гермеса, покровителя атлетов, путников, торговцев и
воров.
Гермий рассеяно щелкнул змей по носу - и те исчезли вместе с жезлом.
- Достаточно? - осведомился Лукавый, подмигивая кентавру. - Или еще
полетать?
- Ну вот, а мы еще жертвы тебе приносили, - непонятно почему обиделся
Ификл.
- А он маленьких обижает! - добавил Алкид.
Тут ему в голову пришла какая-то мысль, и глаза мальчишки
подозрительно заблестели.
- Вот вернемся домой - я твой жертвенник поломаю! - пообещал он
опешившему Гермию. - Или лучше...
- Лучше навоза на него насыплем! - подхватил Ификл. - И подожжем...
Пусть ест!
Много чего было бы обещано Гермию сейчас - но близнецов прервал
неудержимый, наконец прорвавшийся наружу смех Хирона, чем-то похожий на
лошадиное ржание. Кентавр хохотал от души, сотрясаясь всем своим могучим
телом и схватившись руками за живот (человеческий, потому что до
лошадиного руки не доставали).
Близнецы умолкли на полуслове, с недоумением глядя на хохочущего
Хирона, Гермий не выдержал и тоже прыснул; не прошло и минуты, как к нему
присоединились братья - и вскоре изумленные нимфы и сатиры Пелиона могли
наблюдать всю четверку, буквально корчившуюся от смеха у входа в пещеру
Хирона: мудрый кентавр, юноша-бог и двое смертных мальчишек - будущих
героев Эллады.


14
- Ну что, мир? - осведомился Гермий, когда все устали смеяться и
теперь без сил валялись на траве у входа в пещеру.
- Мир, - вяло махнул рукой Алкид.
- Мир, - согласился Ификл.
- Мир - это правильно, - поддержал Хирон. - И сейчас, когда все
отсмеялись и помирились - у меня есть к вам, герои, пара вопросов.
- Ну? - одновременно повернулись к кентавру близнецы, разом забыв про
усталость.
- Не "ну", а "каких", хотели вы сказать, - как бы невзначай заметил
Хирон, чем сильно смутил мальчишек. - Первый вопрос к тебе, Алкид. Извини,
что приходится возвращаться к неприятному, но - надо. Ты уже почти
взрослый, ты поймешь.
- Я понимаю, - солидно кивнул Алкид, хотя по его виду было ясно, что
он ничего не понял. - Надо - значит, надо.
- Так вот, Алкид... ты помнишь хоть что-нибудь из того, что делаешь
во время приступов?
Алкид честно попытался что-либо вспомнить, на лбу мальчика проступили
упрямые складки, но в конце концов он отрицательно помотал головой.
- Не вспоминается, дядя Хирон. Помню, как с Пустыш... с Гермесом о
Миртиле говорили, а потом раз - и мы уже здесь, я лежу, а Ификл с камнем
против Гермеса стоит. Все.
- Ну а что ты чувствовал в это время? Не помнишь - ладно, но хоть
что-то... может быть, перед тем, как потерять сознание...
Алкид вздрогнул и затравленно огляделся, словно боясь, что Пелион
сейчас исчезнет, и он опять останется один на один с безумием.
- Не знаю, - медленно протянул он. - Вроде я куда-то проваливаюсь,
глубоко-глубоко, а вокруг темень, ничего не видно, и гудит все... кто-то
меня держит, за руки хватает, сам весь скользкий и плесенью пахнет, а я
вырываюсь, вырываюсь... и вырываюсь. Потом мне говорят, что я опять дрался
или ломал что-то, а я ничегошеньки не помню. Слушай, Пустыш... Гермес ("Да
называй меня как хочешь!" - отмахнулся Гермий), раз ты бог - объясни, что
это со мной? Или лучше - вылечи меня... пожалуйста. Что тебе стоит?
Столько сдержанной боли прозвучало в этой просьбе, что Лукавый не
выдержал и отвернулся, еле слышно помянув Тартар такими словами, которые
может произнести только бог и только сгоряча.
- Не трогайте его, - Ификл положил руку на колено брата и
неприязненно посмотрел на кентавра. - Видите же, он не помнит ничего...
лучше меня спрашивайте. Они - которые скользкие и плесенью пахнут - они
тоже меня спрашивают. Только я им не отвечаю, кто я, а они тогда зовут
Алкида и хотят, чтобы он был с ними. Чтоб тоже - скользкий... и чтоб помог
им откуда-то выбраться. Тогда Алкид кричит и начинает на всех бросаться, а
потом ничего не помнит.
Ификл глянул на Хирона сухими горячечными глазами.
- А я держу Алкида, - почти беззвучно прошептал мальчик. - Я его
держу, а он вырывается... и те, кто его зовут - тоже вырываются... а я
держу. Потому что иначе Алкид будет с ними, а я хочу, чтобы он был со
мной.
- А кто эти "они"? - спросил Алкид.
- Они... - Гермий немного помолчал, раздумывая. - Они очень старые,
мальчики, очень-очень, и потому... непонятные. Их действительно заперли,
но не в этом дело, а в том, что они - не такие, как вы. Они даже не такие,
как мы.
- Сейчас уже не такие, - двусмысленно подтвердил Хирон. - Так что,
Ификл, держи брата крепче, когда они его зовут. Иначе может случиться
беда.
- Знаю, - глухо отозвался Ификл.
- И последний вопрос, - Хирон повел плечами, как сильно усталый
человек или очень усталый кентавр, знающий, что отдыхать ему в ближайшее
время не придется. - К тебе, Ификл. Что чувствовал ты, когда кидал в
Гермия камни? И потом, когда твой брат пришел в себя?
- Я тогда очень злой на Пустышку был, - насупился Ификл. - Друг,
называется!.. я ж не знал, что он бог. А хоть бы и знал! Я тогда любого
мог убить - бог, не бог... Ты же, Пустышка, не спрашивал, кто мы, когда
собирался меня... Алкида... нас... Ну, я уже говорил! А потом я понял, что
Алкид очнулся, и так обрадовался, что камень тот запросто поднял! Ну, тут
Хирон вмешался... и все.
Гермий и Хирон обменялись взглядами.
Во всяком случае, близнецам показалось, что это был всего лишь
короткий, почти незаметный обмен взглядами - потому что Гермий слабо
прищелкнул пальцами, еле слышно зашипели невидимые змеи с жезла-кадуцея, и
многое, очень многое осталось для близнецов загадкой, пройдя мимо их
сознания...


15
- Хирон, я понял! - и теперь не удивляюсь, почему не понимал этого
раньше. Мы все были слепы и глухи; не Тартар - любой, в кого ни ткни,
виновен в происходящем... и первым из виновных стал мой отец, когда
объявил Семье: "Сын Алкмены будет Мусорщиком-Одиночкой, героем, равным
богам и не нуждающимся в их помощи; а в конце своей жизни он получит
бессмертие и взойдет на Олимп!" Хирон, Зевс сказал, а Семья поверила!
Радуясь, ссорясь, обсуждая, строя козни Амфитриону и пытаясь убить Алкмену



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.