read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Вовсе там не одни цифры. И не в этом дело...
- А в чем? В чем?!- закричал отец, и Журка понял, что этим кри-
ком он нарочно распаляет себя, чтобы заглушить свой стыд. Чтобы по-
лучилось, будто не он, а Журка во всем виноват. Чтобы самому пове-
рить в это до конца.
- Ты не знаешь...- проговорил Журка.- Эту книгу, может, сам На-
химов читал. Она в тысячу раз дороже всякого зеркала... Да не день-
гами дороже!
- Тебе дороже! А другим?! А матери?! Ей причесаться негде было!
А мне?.. О себе только думать привык! Живем как в сарае, а ты как...
как пес: лег на эти книги брюхом и рычишь!
Журка опять подумал, что все-все книги отдал бы за то, чтобы
сейчас они с папой вдвоем жарили картошку и болтали о чем-ни будь
веселом и пустяковом. Он даже чуть не сказал об этом, но было беспо-
лезно. Отец стоял какой-то встрепанный. Чужой. На широких побледнев-
ших скулах выступили чер ные точки. Это были крупинки пороха: в
детстве у отца взорвалась самодельная ракета, и порошинки навсегда
въелись в кожу...
- Вбил себе в голову всякий бред!- продолжал отец.- Нахимов!..
Из-за одной за плесневелой книжонки поднял крик!
- Это ты кричишь!- сказал Журка.- Сам продал, а теперь кри-
чишь... Я ведь спрашивал, а ты сказал "не брал"!
- Да! Потому что связываться не хотел! Потому что знаю, какой
бы ты поднял визг! Тебе что! На все наплевать! Мать в больнице, де-
нег ни гроша, а ты... Вырастили детку! Двенадцати годов нет, а уже
такой собственник! Куркуль...
- А ты вор,- сказал Журка.
Он сразу ужаснулся. Никогда-никогда в жизни он ни маме, ни отцу
не говорил ничего подобного. Просто в голову не могло прийти такое.
И сейчас ему показалось, что эти слова что-то раскололи в его жизни.
И в жизни отца...
"Папочка, прости!"- хотел крикнуть он, только не смог выдавить
ни словечка.
А через несколько секунд страх ослабел, и вернулась обида.
Словно Журка скользнул с одной волны и его подняла другая. Потому
что никуда не денешься - был магазин, была та минута, когда он, Жур-
ка, убито смотрел на затоптанный пол с зеленым фантиком, а все смот-
рели на него...
И все же он чувствовал, что сейчас опять случилось непоправи-
мое. Опять ударила неслышная молния.
Не мигая, Журка глядел на отца. А тот замер будто от заклина-
ния. Только черные точки стали еще заметнее на побелевших скулах. И
так было, кажется, долго. Вдруг отец сказал с яростным удивлением:-
- Ах ты...- И, взмахнув рукой, качнулся к Журке. Журка закрыл
глаза. Но ничего не случилось.
Журка опять посмотрел на отца. Тот стоял теперь прямой, со сжа-
тыми губами и мерил сына медленным взглядом. У него были глаза с ог-
ромными - не черными, а какими-то красноватыми, похожими на темные
вишни зрачками. Как ни странно, в этих зрачках мелькнула радость. И
Журка чуткими, натянутыми почти до разрыва нервами тут же уловил
причину этой радости. Отец теперь мог считать себя правым во всем!
Подумаешь, какая-то книжка! Стоит ли о ней помнить, когда сын посмел
сказать такое!
Отец проглотил слюну, и по горлу у него прошелся тугой кадык.
Ровным голосом отец произнес:
- Докатились... Мой папаша меня за это удавил бы на месте... Ну
ладно, ты не очень виноват, виновато домашнее воспитаньице. Это еще
не поздно поправить.
Он зачем-то сходил в коридор и щелкнул замком. Вернулся, задер-
нул штору. Ослабевший и отчаявшийся Журка следил за ним, не двига-
ясь. Отец встал посреди комнаты, при поднял на животе свитер и дело-
вито потянул из брючных петель пояс.
Пояс тянулся медленно, он оказался очень длинным. Он был спле-
тен из разноцветных проводков. Красный проводок на самом конце лоп-
нул и шевелился как живой. "Будто жало " ,- механически подумал Жур-
ка. И вдруг ахнул про себя: понял, что это, кажется, по правде.
Он заметался в душе, но не шевельнулся. Если броситься куда-то,
постараться убежать, если даже просто крикнуть "не надо", значит,
показать, будто он поверил. Поверил, что это в самом деле может слу-
читься с ним, с Журкой. А поверить в такой ужас было невозможно,
лучше смерть.
Отец, глядя в сторону, сложил пояс пополам и деревянно сказал:
- Ну, чего стоишь? Сам до этого достукался. Снимай, что полага-
ется, и иди сюда.
У Журки от стыда заложило уши. Он криво улыбнулся дрогнувшим
ртом и проговорил:
- Еще чего...
- Если будешь ерепениться - получишь вдвое,- скучным голосом
предупредил отец.
- Еще чего...- опять слабым голосом отозвался Журка.
Отец широко шагнул к нему, схватил, поднял, сжал под мышкой.
Часто дыша, начал рвать на нем пуговицы школьной формы...
Тогда силы вернулись к Журке. Он рванулся. Он задергал руками и
ногами. Закричал:
- Ты что! Не надо! Не смей!.. Ты с ума сошел! Не имеешь права!
Отец молчал. Он стискивал Журку, будто в капкане, а пальцы у
него были быстрые и стальные.
- Я маме скажу!- кричал Журка.- Я... в детский дом уйду! Пусти!
Я в окно!.. Не смей! ..
На мят он увидел себя в зеркале - расхлюстанного, с широким
черным ртом, бьющегося так, что ноги превратились в размазанную по
воздуху полосу. Было уже все равно, и Журка заорал:
- Пусти! Гад! Пусти! Гад!
И кричал эти слова, пока в своей комнате не ткнулся лицом в
жесткую обшивку тахты. Отец швырнул его, сжал в кулаке его тонкие
запястья и этим же кулаком уперся ему в поясницу. Словно поставили
на Журку заостренный снизу телеграфный столб.
Чтобы выбраться из-под этого столба, Журка задергал ногами и
тут же ощутил невыносимо режущий удар. Он отчаянно вскрикнул. Зажму-
рился, ожидая следующего удара - и в тот же миг понял, что кричать
нельзя. И новую боль встретил молча.
Он закусил губу так, что солоно стало во рту. Нельзя кричать.
Нельзя, нельзя, нельзя! Конечно, отец сильнее: он может скрутить,
ском кать Журку, может исхлестать. А пусть попробует выжать хоть
слабенький стон! Ну?! Домашнее воспитание? Не можешь, зверюга!
Журка молчал, это была его последняя гордость. Багровые вспышки
боли нахлестывали одна за другой, и он сам поражался, как может мол-
ча выносить эту боль. Но знал, что будет молчать, пока помнит себя.
И когда стало совсем выше сил, подумал: "Хоть бы потерять созна-
ние..."
В этот миг все кончилось. Отец ушел, грохнув дверью.
Журка лежал с минуту, изнемогая от боли, ожидая, когда она хоть
немножко откатит, отпустит его. Потом вскочил...
В перекошенной, кое-как застегнутой на редкие пуговицы форме он
подошел к двери и грянул по ней ногой - чтобы вьгрваться, крикнуть
отцу, как он его ненавидит, расколотить ненавистное зеркало и раз-
нести все вокруг!
Дверь была заперта. Журка плюнул на нее красной слюной и снова
размахнулся ногой... И вдруг подумал: "К чему это?"
Ну, крикнет, ну, разобьет. А потом? Что делать, как жить? Вмес-
те с отцом? Вдвоем?
Ж и т ь в м е с т е после того, что было?
Журка неторопливо и плотно засунул в дверную скобу ножку стула.
Пусть попробует войти, если вздумает! Потом он, морщась от боли,
влез на подоконник и стал отдирать полосы лейкопластыря, которыми
мама уже закупорила окно на зиму. Отодрал, бросил на пол и тут заме-
тил в углу притихшего, видимо, перепуганного Федота.
- Котик ты мой,- сказал Журка. Сполз с подоконника и, беззвучно
плача, наклонился над Федотом. Это было здесь единственное родное
существо. И оставлять его Журка не имел права.
Он вытряхнул на пол из портфеля учебники, скрутил из полос лей-
копластыря шпагат и привязал его к ручке портфеля - как ремень по-
ходной сумки. В эту "вьючную суму" он посадил Федота. Кот не сопро-
тивлялся.
- Ты потерпи, миленький,- всхлипнув, сказал Журка и надел порт-
фель через плечо. Потом отворил окно, достал из-за шкафа специальную
длинную палку с крючком, подтянул ею с тополя веревку. Взял веревку
в зубы и выбрался через подоконник на карниз.
Стояли серовато-синие сумерки. Моросило. Сырой воздух охватил
Журку, и он сразу понял, как холодно будет без плотной осенней курт-
ки и без шапки. Но наплевать!
Журка плотно взял веревку повыше узлов, а пояс надевать не
стал. Лишняя возня - лишняя боль. Он примерился для прыжка. Прыгать
с Федотом на боку будет труднее... Ладно, он все равно прыгнет! Не в
этом дело...
А в чем? Почему он замер?
Потому что понял вдруг, как это дико. Он уходит из дома, из
своего, родного. И не просто уходит, а как беглец. И не знает ниско-
лечко, какая дальше у него будет жизнь. Еле стоит на такой высоте, в



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.