read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я поспешил за ней к лестнице, что вела наверх.
- У вас есть ключ?
- От той двери? Нет. - Миссис Стрэн задыхалась. - Там запирают
изнутри, на задвижку.
Не без труда мы проследовали вверх по лестнице, потом экономка,
оставаясь все время впереди, провела меня по лестнице вниз, в холл, к
двери, составленной из тяжелых дубовых панелей. Я надавил на дверь плечом
- она не поддалась.
Экономка заняла мое место у двери и крикнула:
- Миссис Слокум! - В ее надтреснутом голосе прозвучало отчаяние.
- Вы уверены, что миссис Слокум там? - спросил я.
- Она должна быть там. Дверь заперта оттуда.
- Придется выломать. Есть у вас железный лом или рычаг, что-нибудь
такое, все равно?
- Пойду посмотрю. В кухне есть какие-то инструменты.
Я выключил в холле свет и тогда увидел, что в запертой спальне свет
не был погашен. Я снова припал к двери и прислушался. Ни храпа, никаких
вздохов, какие бывают после неумеренно потребленного алкоголя, - никаких
звуков. Мод Слокум спала очень крепко.
Вернулась миссис Стрэн, узел ужаса и угрызений совести. В обеих - все
в крупных венах - руках она держала стальной брус с плоским концом,
похожий на инструмент, которым вскрывают чемоданные замки, когда ключи
потеряны. Я вставил плоский конец в щель между дверью и косяком, приподнял
брусок, что-то треснуло, панели поддались, я сдвинул инструмент чуть
влево, нажал сильнее. Замок выскочил из гнезда, и дверь открылась.
Я вошел в комнату Мод.
Справа от меня у стены стояло трюмо с тремя зеркалами, слева, у окна,
- огромная крытая кровать, застеленная так, что не было ни одной вмятинки.
Рядом, на полу лежала Мод Слокум. Ее лицо было темно-серым, с синеватым
оттенком, как на одной картинке Ван Гога, где изображен какой-то
сумасшедший человек. Прекрасные белые зубы Мод блестели между
полураскрытыми пурпурными губами и превращали темное это лицо в какую-то
гротескную маску.
Я опустился на колени, пощупал у женщины пульс и послушал, бьется ли
сердце.
Мод Слокум была мертва.
Я поднялся и повернулся к экономке, которая медленно входила в
комнату, будто что-то тяжелое давило на нее.
- Что случилось? - И голос прервался, она уже знала ответ.
- Миссис Слокум умерла. Звоните в полицию, попытайтесь связаться с
Надсоном.
Миссис Стрэн повернулась к двери из комнаты, и ветер смерти вынес ее.
Тут же вошла Кэти. Я попытался своей фигурой заслонить от нее труп.
Девушка остановилась и встала в белой шелковой ночной рубашке вытянутая в
струнку, стройная и гибкая. Взгляд ее обвинял.
- Что здесь случилось? - строго спросила она.
- Твоя мама умерла. Возвращайся к себе, в свою комнату.
Все ее тело напряглось и вытянулось еще сильнее.
- У меня есть право остаться.
- Уходи отсюда! - Я сделал шаг к ней.
Кэти увидела то, что лежало за моей спиной.
- Как она может быть мертва? Я... - горе перехватило дыхание, и Кэти
смолкла.
Я приобнял ее, повернул ее дрожащую спину к себе, лицо к двери.
- Кэти, я ничего не могу сделать сейчас для тебя. Тебе надо пойти к
отцу.
Всхлипывая, она сказала:
- Он не выйдет, он говорит, что не может подняться с постели.
- Ну, тогда ложись к нему в постель.
Я ляпнул, не подумав, получилось двусмысленно, ее реакция потрясла
меня: ее маленькие кулачки забарабанила по моему лицу с такой яростью, что
я потерял равновесие.
- Как вы смеете говорить про такие грязные вещи?!
И добавила одно англосаксонское словцо, которое у нас знает каждая
школьница...
Я вернулся в комнату, где на полу лежала безмолвная женщина. Ковер из
овечьей шерсти загнулся под ее плечом, словно Мод в конвульсии нарушила
его покой. На Мод было то самое платье, в котором я ее видел на приеме
гостей, оно задралось, обнажив загорелые бедра. У меня был порыв
расправить платье, прикрыть ноги, которыми я восхищался. Но мое
профессиональное воспитание не разрешило: Мод Слокум принадлежала теперь
полиции.
Свет в комнате исходил от настольной лампы с двойным абажуром. На
письменном столе рядом с лампой еще стояла незакрытая портативная пишущая
машинка, из ее зева торчал лист белой бумаги. Напечатано было всего
несколько строчек. Я обошел тело, чтобы прочитать их.
"Дорогой мой! Я знаю, что я трусиха. Есть вещи, сам вид которых для
меня невыносим и с которыми я не могу ужиться. Поверь мне, что любовь была
и всегда будет самое лучшее, что существует на свете. Во всяком случае, я
получила свою долю...
Я думаю, что это стрихнин, так я поняла из рецепта Оливии Слокум. Я
знаю, я не была доброй и милой, но, знаешь, может быть, теперь-то уж
никому не нужно будет критиковать меня. Я чувствую, что не могу больше
писать, мои руки..."
Это было все.
Тут же я увидел открытый маленький зеленый пузырек, рядом его черную
металлическую крышку. На этикетке были изображены красный череп и
скрещенные кости. Далее значилось, что лекарство, выписанное доктором
Сандерсом для миссис Оливии Слокум, изготовлено в аптеке Нопэл-Велли
четвертого мая сего года и должно применяться по назначению. Не
дотрагиваясь до пузырька, я заглянул внутрь и обнаружил, что он пуст.
На столе больше ничего не было. Я обратил внимание на широкий белый
ящик. Отодвинул мешавший мне стул и, взяв в руку носовой платок, чтобы не
оставить отпечатки пальцев, наполовину выдвинул ящик. Там лежало несколько
заточенных карандашей, початая губная помада, шпильки, пластмассовые
серьги, рассыпанная стопка бумажек, в основном магазинных квитанций и
рецептов. Банковская книжка... банк Нопэл-Велли... Я пролистал ее: баланс
в триста тридцать шесть долларов с центами после того, как за два дня
перед тем было снято со счета двести долларов. Еще раз концом сломанного
карандаша, я поворошил бумажки. Вот - письмо, напечатанное на бланке
студии "Уорнер Бразерс".
"Привет, Мод, моя девочка!
Прошла прорва времени (как говаривал старый хозяин, пока его не
упрятали в холодную-холодную землю, ну и кстати хочу заметить, что я
никогда не любила этого старого черта), в течение которого я не получала
от тебя известий. Подружка, сломай ты эту противную пишущую машинку и
распусти волосы. Как проходит последняя кампания против клана Слокумов, и
как там Он? Со своей стороны могу заметить, что у меня все в порядке.
Мистер Биг перевел меня в сто двадцатую, и на прошлой неделе он сказал
Дону Ферджеону, который сказал своей секретарше, которая сказала мне, что
я никогда не делаю ошибок (за исключением ошибок в сердечных делах, ха-ха,
это правда, но над чем я смеюсь?). Но самая большая новость, догадайся,
что бы это могло быть, и спрячь свою догадку поглубже под шляпку, если ты
только ее носишь: Англия, моя милая! В следующем месяце мистер Биг будет
ставить в Англии картину и собирается взять меня с собой!!! Так что
выныривай-ка лучше из своих семейных дрязг и разбирательств в какой-нибудь
из этих великолепных деньков, и мы устроим большой праздничный обед в
"Массо". Ты знаешь, где меня найти.
Да, и еще, мои наилучшие пожелания Кэти, и ты знаешь, что я думаю обо
всей остальной компании Слокумов. До скорой встречи".
Даты под письмом не было, подпись была: "Милли". Я поглядел на
лежащую на полу женщину.
Состоялся ли обед? Хотел бы еще узнать: уехала ли Милдред Флеминг в
Англию и много ли знает она о "Нем". "Он" больше смахивал на Надсона, чем
на Бога. А Надсон скоро будет здесь.
Я выдвинул ящик поближе к себе. Сложенная газета застряла было в щели
между дном и задней стенкой ящика; скользнув вниз, она почти исчезла из
виду. Я вытащил ее на свет Божий и развернул. Вот длинная колонка текста,
а над ней напечатаны фотографии двух мужчин. Один из них Надсон, а другой
- молодой темнокожий человек в измятой белой рубашке. Заголовок гласил:
"Захвативший преступника и бежавший из тюрьмы".
"Лейтенант Ральф Надсон, из чикагской полиции, задержал Чарльза
"Кеппи" Мариано, признанного виновным в убийстве трех человек и в прошлый
понедельник сбежавшего из исправительного дома в Джолиет. Лейтенант Надсон
выследил его в "Скид-Роу" и на следующий день взял под стражу".
В заметке сообщались детали этого подвига, и я медленно и внимательно
прочел весь текст. Подвиг совершен двенадцатого апреля.
Я снова сложил газету, положил ее туда же, где нашел, и задвинул
ящик.
Записка, отпечатанная на машинке... Что-то в ней было странное,
такое, что я не мог сразу определить, но что нужно было объяснить. Не имея
ясного представления о том, зачем я это делаю, я тем не менее вынул из
внутреннего кармана пиджака письмо, которое дала мне Мод Слокум, развернул
и положил его на стол рядом с машинкой. "Дорогой мистер Слокум", -
начиналось оно. Это было как память о чем-то, что я слышал очень давно.
Еще до войны я услышал: "Лилии, источающие запах гнили, хуже, чем простая



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ] 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.