read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Кабина управления - комната с телевизионными и радиолокационными
экранами, радиостанциями, группой астрофизических и метеорологических
приборов, астрономическими картами.
- Здесь довольно просторно, компьютеры - под нашими: ногами, в
бронированных контейнерах. А еще ниже - шеер, наш крылатый разведчик. Им мы
воспользуемся перед посадкой на Гаяну. За стенами - склады и автоматы
системы питания.
Самое интересное на нашем корабле - его штурманское снаряжение, те
средства космической навигации, которыми располагал наш штурман Евгений
Николаевич.
На любом порядочном корабле должна быть карта. И у нас они имелись,
географические карты Земли и Гаяны, звездные карты Галактики и небесный
глобус, но была и основная, путевая, или, как говорят летчики, маршрутная
карта. Ее столетиями готовили гаянцы с корабля "Тиунэла", летевшие к нам,
причем они учли свои блуждания в космосе и рассчитали для себя (а
следовательно, и для нас!) кратчайший путь на свою родину. Без этой огромной
работы нам пришлось бы туго.
Наша маршрутная карта не была нарисована на бумаге. Она представляла
собой комплекс высокочувствительной аппаратуры, расположенной в разных
частях корабля, счетно-решающие машины и, главное, запоминающее устройство,
"заряженное" теми маршрутными данными, что вычислили гаянцы.
Какой же принцип положен в основу нашей карты? Вспомним, что межзвездный
корабль в пути будет находиться не в пустом пространстве, а в мешанине
межзвездного газа, гравитационных влияний (то есть сил притяжения) окрестных
небесных тел и в зоне действия различных видов лучистой энергии.
Понятно, что в точке А параметры напряжения и другие характеристики
гравитационных полей будут отличаться от параметров точки Б. Это записано на
нашей карте.
Другой способ - угломерный. Скажем, космические лучи распространяются по
гравитационным траекториям, а, допустим, иные лучи могут образовывать угол с
направлением гравитационным. Особые приборы измерят эти углы и сличат с
заданными, то есть записанными на нашей карте ранее гаянцами. Другие
механизмы измерят разницу, если таковая будет, и передадут в аналитические
машины, а последние внесут коррективы, в управление кораблем.
В действительности все это много сложнее, но я рассказываю только о
принципе.
Но ведь небесные тела и потоки энергий все время находятся в движении, и
картина их общего взаимодействия, постоянно меняющаяся, не будет похожей на
ту, что зафиксировали гаянцы, скажете вы. Как быть в этом случае?
Здесь я отошлю вас к изящной сказке Шарля Перро о мальчике с пальчик.
Помните, когда он, углубляясь в лес людоеда, чтобы найти обратный путь,
бросал белые камешки?
Так поступали и гаянцы. Только они разбросали на своем пути не камешки, а
несколько десятков ксан. Ксана - это как бы путеводная звезда, шар с
крохотными механизмами, которые учитывают изменения среды, вычисляют ее
общую тенденцию и по запросу передают данные. Места их расположения в
космосе мы знаем, позывные их - тоже и будем иметь возможность не только
получать свежие вариации (это слово обозначает у летчиков и моряков сумму
магнитных поправок для уточнения курса движения), но даже пеленговаться и
определять свое местонахождение: ведь ксаны разбросаны по извилистой кривой,
и многие из них попадут в зону досягаемости для нас!
По плану мы должны иметь на борту оранжерею. Однако это не только
добавочный груз. Это и объект, существенно нарушающий аэродинамические
формы. Наши конструкторы вышли из положения просто: мы повезем с собой
детали разборной оранжереи, семена, яйца птиц, инкубаторы, водоросли и
солнечную электростанцию. Выйдя в космос и достигнув заданной постоянной
скорости, мы, надев скафандры, возьмемся за строительство, а точнее, за
сборку оранжереи и электростанции. Три месяца работы - и все будет готово.
Затем посевы, инкубация - и мы будем иметь свое сельское хозяйство!
Многослойная оболочка с протектирующим составом в одном из слоев будет
охранять нас от метеоров, а после вылета в безвоздушное пространство
наружная обшивка автоматически покроется защитным инеем из фтористых и
кремниевых соединений. Метеорная пыль, сглаживая и как бы полируя иней,
потеряет часть кинетической энергии, а естественный при этом нагрев вызовет
спаивание кристаллов и их испарение. Время от времени защитный слои на
поверхности корабля будет обновляться.
Сильное впечатление на меня произвела камера биотрона - что-то
напоминающее кровати. Каждая такая кровать была заключена в прозрачные
яйцеобразные футляры из пластмассы. И опять приборы, трубочки, шланги,
провода. Здесь были установлены особые кибернетические машины, которым
надлежало облучить нас и погрузить в состояние анабиоза.
- М-да... - вздохнул Хоутон. - Здесь мы будем лежать ни живы ни мертвы
сто двадцать лет!
- И еще в начале полета, - улыбнулся Глебов. - Ведь нашим взлетом будут
управлять с Земли, а мы - в анабиозе - выдержим огромные ускорения.
- Учтите, Боб, - напомнил Шелест, - вас еще не знает биотрон. Ложитесь...
- Простите, командир, но мне прежде хотелось бы знать хотя бы принцип
моего предстоящего анабиоза.
- Ваш друг Роберт Гровер и профессор Кобрен, - сказал Шелест, - развили
свою идею и усовершенствовали аппаратуру, с помощью которой они усыпили
обитателей "Дискавери".
- Помню, помню, - засмеялся Хоутон. - Облучением они замедлили жизненные
процессы в человеке в сто раз.
- А теперь в наших биотронах новая аппаратура Гровера и Кобрена замедлит
эти процессы в тысячу раз!
- Приятно, - засмеялся Боб. Он разделся и лег в крайнее справа прозрачное
"яйцо". - Начнем ab ovo5, - усмехнулся он.
Тут я должен кое-что пояснить читателю. Конечная наша цель - добраться
целыми и невредимыми до Гаяны. Вот почему камера биотрона, точнее, ее
диагностические установки, терапевтические агрегаты (есть и такие!),
кибернетика, - в общем все хозяйство биотрона было связано с автоматами
управления ракетой таким образом, что если ускорение при взлете вдруг начнет
угрожать жизни кого-либо из нас, даже погруженных в анабиоз, то умные машины
биотрона немедленно притормозят полет, помогая механизмам управления
высчитать новый режим полета, а если будет острая необходимость, то и
возвратят ракету на Землю.
Вместе с тем сигнализирующие устройства биотрона передадут на Землю все
данные о нашем самочувствии и в том случае, когда все будет в порядке. Но
для всего этого биотроны должны "знать" каждого из нас и записать в своих
запоминающих агрегатах нужные данные. Боб еще не успел познакомиться с
биотронами, и потому он сейчас послушно лег на свое необычное ложе.
Минут через пятнадцать зеленый глазок автоматов мигнул и разрешил Бобу
встать.
- Ну вот, - сказал Глебов, - вы уже взвешены, обмерены и
проанализированы.
5
...Двенадцать часов ночи.
Приехали члены правительства. Пока комиссия по организации полета
занималась последними приготовлениями к старту, состоялся... Я чуть не
написал "митинг". Но это было нечто иное, еще более торжественное и вместе с
тем теплое, дружеское. Последние интервью.
Потом перед дальней дорогой, по русскому обычаю, мы все уселись и
помолчали. Никто из нас не смотрит на часы, но я слышу, как идет время по
сужающейся тропинке, чувствую его как человек, просыпающийся без будильника
в назначенный час...
Увижу ли я тебя, родная планета? Кто встретит меня? Дети? Правнуки? Когда
это произойдет, если счастье будет нашим добрым водителем на пустынных
дорогах Мироздания?
Каковы особенности пространства и времени, разделяющие нас и Гаяну? Что
сулит нам бесконечное многообразие природы? Кто знает... Между вопросом и
ответом, сомнением и надеждой подчас глубокая пропасть без мостов и
трамплинов.
В Московском часовом поясе шагает третье декабря. В час ноль четыре -
старт... Происходящее кажется холодным и страшным до ужаса, будто я прирос
пуповиной к планете и кто-то силится оторвать меня от нее.
Ищу успокоения в размышлениях о том, что мы и в космосе будем живой
частицей Земли, что нет более почетной и возвышенной миссии, чем наша,
Сегодня мы отправимся в полет дружбы и мира, к народу, который, возможно,
ждет нас и уж во всяком случае будет рад встрече с посланцами Земли. И я
знаю, что мы пройдем сквозь испытания, не осквернив тех, кто доверил нам
совершенные творения своего ума, кто мысленно сейчас с нами, кто от всей
души желает нам счастливого пути!
Последние секунды расставания настигли нас у подъемного лифта. Я обнял
жену за плечи, и мы взглянули на юг. Над горизонтом взошло гигантское
созвездие Ориона, и нам показалось, будто мы отчетливо видим не только
маленькую звездочку, которая так прозаически зарегистрирована в каталоге -
13-я Ориона, но и ту планету, к которой влекла нас мечта...
1 Бочка, петля, иммельман - фигуры высшего пилотажа.
2 Автор этот задачи - шахматный композитор, пилот Аэрофлота Михаил
Гориславский.
3 Человеку свойственно ошибаться (лат.).
4 Открытие - по-английски, "дискавери".
5 С яйца, то есть с самого начала (лат.).









Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 [ 33 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.