read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


В следующее мгновение я лежал за валуном с винтовкой в руках, а конь
стоял надо мной, подрагивая кожей. Так вот он откуда, этот безотчетный
страх! Кому-то потребовалась моя жизнь! Выследили, узнали, где я чаще всего
проезжаю, устроили засаду. Там, в верховьях ручья. Осторожно высунувшись, я
усмотрел в дальней стороне русла мшистые камни. Саженей семьдесят. Там?..
Гнев и жажда мести заставили меня вскочить. Я бросился через лес,
лавируя меж стволов, камней, туда, где враг. К подозрительным камням я
подходил с осторожностью лиса, готовый выстрелить по любому шороху. Конечно,
за камнями никого не оказалось. Осмотрев редкий лес вокруг камней, я
приметил следы. Вот слегка примятый мох. Здесь убийца стоял на коленях. А
вот и стреляная гильза. Значит, перезаряжал, хотел еще... Новенькая,
блестящая гильза. Приметная: вмятина от бойка чуть смещена от центра
пистона. Это надо запомнить.
На черной подстилке под грабами медленно выпрямлялись легкие вмятины -
не от сапога, а от черкесских или казацких поршней из кабаньей кожи. След от
следа отстоял на два аршина. Значит, бежал. Преследовать разбойника? В
одиночку это слишком большой риск. Да и найти в лесу почти невозможно.
В тревожном раздумье вернулся я на тропу. Умница Алан ждал меня. Как он
обрадовался, как затряс головой! Понимал, что ли, какой опасности только что
подвергся его хозяин?
Всю дальнейшую дорогу я мучительно раздумывал над положением, сразу
ставшим серьезным. Кому я опасен, ненавистен? Да мало ли кому! Лабазану!..
Неужели он рискнул явиться даже сюда? Если браконьеру говорили обо мне, то
он, скорее, будет поджидать гостя у себя, там легче со мной справиться.
Любому из браконьеров, наконец, кому отбили дорогу в лес! Но тут и новая и
страшная догадка пришла в голову: еще Улагаю. Разве он не хочет отомстить за
Дануту? Способен ли есаул простить? Да, это, пожалуй, опаснейший из врагов.
Что враг, я мог бы понять и раньше. Он явно избегает встреч. Ни в Псебае, ни
в Лабинске я его давно не видел. Однако едва ли он сам решится на
преступление. Черкесскому князю нетрудно найти среди своих приближенных
наемного убийцу, пообещав хорошую награду. Вот положение!.. Отныне мне
придется все время быть начеку, все время ждать нападения!
От подобной мысли сделалось не по себе. Опасность так близка. Ведь
половину времени я в лесу, в походе. Как уберечься от недоброго человека на
узких лесных тропах?
А вдруг Улагай ни при чем? Ведь мог же я встретиться просто с
безвестным грабителем.
О выстреле у ручья мне пришлось сказать Никите Ивановичу. Он задумался,
но никаких гипотез не высказал. Не любил пустого, но, как говорится, на ус
себе намотал. Мы поговорили о зубренке, о возможной облаве на Лабазана, а
вечером я сделал запись о происшествии в своем дневнике. И все.
В тот памятный день мне принесли письмо из Петербурга. Не могу говорить
о нем, тем более писать. Слишком личное, родное звучало там от первой до
последней строки. Раз семь или восемь прочитал я это письмо. И уснул
счастливым.
Жизнь очень хороша!

"3"
Тревожное состояние, вызванное покушением на мою жизнь, понемногу
улеглось. И вскоре я спросил Кожевникова, не составит ли он мне компанию для
поездки на Молчепу, где надобно увидеть в посчитать зверей.
- С большим нашим удовольствием! - сказал егерь и сквозь разросшуюся
бороду блеснул ровными, белыми зубами. - Опять же к Алексею Власовичу
заглянем, все одно мимо ехать. А Семена Чебурнова найдем в Гузерипле.
Надо ли говорить, с какой осторожностью проезжал я снова через памятный
ручей, где мог остаться бездыханным! И всю дальнейшую дорогу не переставал
зорко смотреть по сторонам. Винтовка, повешенная на плече стволом вперед,
как бы ощупывала лесные дебри.
- Ты как в разведке, Андрей Михайлович, - заметил егерь. - Так и зыришь
по сторонам.
- Привычка, - ответил я односложно.
Нашего Кавказа мы увидели за поселком. Он лежал на берегу Белой,
посреди зеленого лужка, и первое, что мне бросилось в глаза, были черненькие
рожки, на полвершка вылезшие из кудрявой шерстки. Вот как быстро мужает!
Неподалеку от зубренка сидела девочка, наблюдавшая за ним.
Выглядел бычок превосходно: шерсть гладкая, блестящая, глаза
внимательно-ребячьи, веселые. Освоился.
Телеусов решительно заявил, что едет с нами, и пошел собираться. Из
Хамышков мы вышли уже втроем.
Долина реки Белой быстро сужалась, потом совсем исчезла, над рекой
нависли крутые рваные берега, а сама река ушла глубоко в камень и, как в
аду, сотрясала в глубине неподатливые скалы. Тропа завиляла, уходя на гору в
дубовый лес, потом снова падала в разъемы и снова подымалась, а вскоре
спустилась в долину, куда с Абаго и Армянского перевала бежали шустрые
притоки Белой.
Здесь стоял нетронутый, дивной красоты смешанный лес. На правом берегу
реки сквозь еловый заслон светлели домики кордона. И так в этом месте было
весело, так красиво, что, будь моя воля, построился бы тут и прожил всю
жизнь. Конечно, с Данутой.
Чебурнов спал, когда мы приехали. Вышел из дома неряшливый, сонный,
глядел хмуро и все чесал под рубахой спину.
- Нездоров, что ли? - спросил его Кожевников.
- Не-е. Вздремнул с устатку.
Понемногу он оживился, чай поставил, замусоленные карты на стол бросил
- все же четверо нас, думал, составим партию.
Пили чай, слушали его рассказы, какая тут форель водится, и как ее
трудно ловить, да что за страшный провал отыскал он на склоне горы Фишта.
"Аж глянуть, я то жуть берет..."
- Ты нам о своих зубрах расскажи, - безжалостно напомнил Кожевников. -
Где их искать да как искать. Ревизию будем делать, понял?
- Это мы зараз! Это вы хорошо! Давно не делали ревизию-то! А найти их
легко. Как подымемся на луга да пройдем правее, к Молчепе, тут как раз и
будут ихние пастбища. Два стада у меня.
- Сам-то считал?
- А как же! Вот недавно и считал. Если с телятами, то сорок. Или сорок
два. Телят видел шесть штук, которые этого года.
- По твоим же отчетам в прошлом годе было сорок пять зубров. Пять годов
назад столько же. Куда взрослые деваются, если телята ежегодно родятся?
- Одни родятся, другие того... Опять же охота была, стрелили одного,
может, как раз из моего стада.
- Чужих людей не примечал? - спросил я.
- Какие тут чужие! Глухомань.
Утром мы поехали на луга.
Договорились, что Чебурнов со мной, а Телеусов и Кожевников пойдут
отдельно. Как выйдем наверх, они возьмут левее, ближе к реке Холодной, и там
на вечерней кормежке пересчитают стадо, если найдут.
Почти от самого кордона тропа полезла круто вверх. Лошади шумно
задышали, чаще останавливались. Ехали гуськом, Чебурнов впереди, поигрывал
ременным поводком, прибаутками понукал коня. Пихты сменились кленами и
березой, стало светлей. Еще один подъем, и мы выехали на край лугов,
покатыми буграми идущих к высоким скалистым вершинам. Между лугами и тем
хребтом темнело мрачное ущелье реки.
Мои приятели подались влево, мы с Чебурновым остались вдвоем и укрылись
среди скал в мелком березняке. До вечерней зари. Поставили костер, заварили
кашу.
Я неожиданно спросил:
- Слушай, Семен, ты с Лабазаном встречаешься?
Он как-то затаился и ответил не сразу, соображал, есть у меня факты или
нет. Догадался, что нет, изобразил недоумение.
- Это зачем же мне с ним встречаться? Ни сват ни брат, да и скрывается
он знаешь где? Глянь-ка. Во-он голубеет! Там Чертовы ворота. Отселева верст
тридцать, не больно допрыгаешь.
- Разговор есть, будто приятель ты с ним.
- Брешут, Андрей Михайлович. Чтоб я с таким злодеем!..
Но глаза его бегали. Испуганный, сторожкий взгляд лучше слов говорил,
что лжет. Лжет!
- Брательник где обитает?
- Да где ж, дома. Мы с ним того... Меняемся. Неделю я здеся, неделю он.
Чтоб не запаршиветь.
- Так вот, Никита Иванович ходил к нему. Всю прошлую неделю и до того
его дома не было. Где околачивается?
- Ну, это ты у него спроси.
- Винтовка у вас с ним одна?
Я лениво взял его винтовку, вынул затвор и осмотрел боек. Потом загнал
в патронник гильзу с новым пистоном, щелкнул. Боек ударил точно в середину.
Не та...
- Ты чего это примеряешься? - подозрительно спросил Семен.
- Так. Играю. Значит, одна винтовка?
- Пока Никита второй не выдал. Тянет.
Между тем Телеусов говорил мне, что недели две назад Ванятка Чебурнов
уложил на своем огороде кабана. Из винтовки.
Семен посерьезнел и замкнулся. Я опять повел речь о Лабазане, и
Чебурнов понемногу разговорился. Вот тут я и узнал, что лезгин годами уже не
молод, он заметно хромает после падения с лошади, что у него нет близких,
ездит в аулы по Большой Лабе и пьет запойно. Все это Семен вроде бы проведал
от случайных людей.
Ничем Семен не выдал себя, даже когда я не выдержал и сказал, что его
видели, когда ходил на Кишу по этому берегу реки.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.