read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



пфеннига. Я не считаю себя ни демократом, ни коммунистом, но на их месте я
поступил бы точно так же. Демократы разворуют часть денег. Увы, это факт. Но
часть все-таки пустят в дело. А коммунисты часть разворуют, а остальное
расфукают на социальные программы. Им же придется выполнять предвыборные
обещания. А где на это взять деньги?
- Имел ли Николай Иванович какое-нибудь отношение к порту?
Юрий задумался и ответил не сразу:
- Скажем так: он видел порт в исторической перспективе.
- Какую программу он хотел предложить "Яблоку"?
- Этого я не знаю. Он не объяснял, зная мое нелюбопытство к таким вещам,
а я не спрашивал.
- Давайте перейдем к последним дням, - предложил Пастухов. - Я знаю, что
это самые тяжелые воспоминания, но вам придется вспомнить все до последней
мелочи.
- Это мой долг перед отцом, - согласился Юрий. - Спрашивайте.
- Когда у Николая Ивановича возникла мысль баллотироваться в губернаторы?
- Незадолго до конца регистрации кандидатов. До этого он ничего об этом
не говорил и даже, по-моему, не думал. Потом произошло одно событие, которое
его не на шутку взволновало. Более того, он был возбужден так, как я никогда
в жизни не видел. Вообще-то он был спокойным и даже несколько флегматичным
человеком.
- Что это за событие?
- По форме оно очень простое. Утром он вышел к калитке, чтобы взять
газеты. Среди газет оказался довольно плотный пакет в коричневой бумаге без
обратного адреса и, по-моему, вообще без марок. Отец всегда читал газеты у
себя наверху, в кабинете. Так было и в этот день. Но вдруг он спустился вниз
и сказал мне: "Кажется, сбылись мои самые худшие предположения". Я спешил на
работу, поэтому не стал расспрашивать, а вечером отец ни на какие мои
вопросы не отвечал. Этого конверта у него я больше не видел. Что было в нем
- понятия не имею. О каких худших предположениях он говорил - тоже. Я знаю
только одно: в тот вечер он был у губернатора - у Валентина Ивановича
Хомутова. Причем в неурочное время, вечером. Хомутов принял его, потому что
они были очень давно знакомы и у отца учились оба сына Хомутова.
- В каком состоянии он от него пришел?
- Я бы сказал так: в угнетенном.
- Пакет был с ним?
- Нет.
- Выходит, он отдал его губернатору?
- Получается так.
- Он не сказал вам, что было в пакете?
- Нет. Потом последовала серия оживленных переговоров с Мазуром. И только
после этого отец решил выставить свою кандидатуру в губернаторы.
- Кто принес пакет - неизвестно?
- Нет. Я расспрашивал почтальоншу, она говорит, среди газет никакого
пакета не было.
- После смерти отца вы наверняка разбирали его вещи. Нашли вы этот пакет?
- Нет.
Пастухов внимательно посмотрел на собеседника. Не врет. Нет, не врет.
Устал, да, разговор был тяжелым. Но не врет.
- А теперь давайте вернемся к последнему дню. Извините меня за
настойчивость, но только у вас есть ключ к убийству. Ни вы, ни я не знаем
даже примерно, как выглядит этот ключ. Но он есть. У вас большой бизнес в
порту?
- Нет. Я арендую два лесовоза и два танкера. По сравнению с тамошними
китами - сущая ерунда. Поэтому меня и не трогают. - Юрий подумал и
поправился: - Не трогали. Ну, и шесть процентов акций порта есть. Немного,
но все-таки. Это сегодня очень дорого стоит.
- Кто держит порт?
- Я вам скажу, но это должно остаться между нами. Есть там такой - Кэп. В
сущности, бандит, но деньги заставили его стать политиком. Он больше всех
заинтересован в контракте с немцами. Поэтому я и сказал, что на выборах
выиграет Хомутов. Вообще-то с портом ситуация сложная. Пятьдесят один
процент, контрольный пакет акций, остается пока у государства. Большую часть
пакета придется выставить на торги. Ну и, сами понимаете, новый губернатор
сумеет создать своим доброжелателям льготные условия тендера. Поэтому борьба
за губернаторское кресло - акция не политическая, а прежде всего финансовая.
Тем более поразительно, что отец, прекрасно все это понимая, все же туда
полез!
- Как мне кажется, Николай Иванович был человеком, не способным на
спонтанные поступки, не способным потерять голову из-за ерунды?
- Да. Он был спокойным и рассудительным человеком. Даже, я бы сказал,
несколько флегматичным. Впрочем, об этом, по-моему, я уже говорил.
- И все же он ввязался в предвыборную борьбу, не имея ни малейших шансов.
Не видите ли вы в этом противоречия? - спросил Пастухов.
- Вижу. Но объяснить не могу. Я очень много об этом думал. Нет, я не
нахожу никакого объяснения.
- Вернемся к последнему дню. Это нелегкое испытание, Юрий Николаевич, но
вам придется его пройти.
- Я понимаю. Я готов. Утром у отца были две лекции, потом он встречался с
членами орггруппы "Социально-экологического союза" - в этот день расклеивали
листовки с объявлениями о его встрече с избирателями в актовом зале
института. Около четырех вечера, когда мы с женой вернулись домой, он был в
своем кабинете, наверху, готовился к выступлению. Он попросил мою жену
погладить его, лучший серый костюм и белую рубашку. Выступление было
назначено на шесть часов вечера, но в начале пятого, точно времени не помню,
вдруг раздался телефонный звонок. Звонила женщина, причем явно секретарша
или, как сейчас говорят, референт или менеджер. Она спросила, нельзя ли ей
поговорить с Николаем Ивановичем Комаровым. Я крикнул отцу, чтобы он взял
трубку, а свою здесь, внизу, положил на место, поэтому разговора не слышал.
Минут через тридцать возле нашей калитки остановился автомобиль - из
дорогих, тяжелый, иностранной марки. Возможно, "мерседес", я в этом мало
понимаю. Гость зашел к отцу, и они минут тридцать разговаривали. После чего
гость уехал, а отец переоделся и отправился на выступление.
- Кто был этот гость?
- Этого я вам не скажу.
- Кэп? - попытался догадаться Пастухов, но Юрий только что руками не
замахал:
- Ни Боже мой. Совсем другой человек. Совсем! Но скажу то, что вам,
пожалуй, следует знать. В тот день, когда отец получил пакет, и перед тем,
как ехать вечером к губернатору, он приехал в мой офис в пароходстве и
попросил разрешения воспользоваться моим ксероксом. Он умел им пользоваться,
потому что у них в институте стоит точно такой же. Я, разумеется, разрешил.
Работал он минут сорок, потом сказал "спасибо" и уехал.
- Что он переснимал? - спросил Пастухов.
- Не знаю. День был суматошный, задерживалась загрузка двух наших
лесовозов, так что мне некогда было отвлекаться.
- Ваша секретарша могла увидеть, что он переснимает?
- Вряд ли. Во-первых, аппарат стоит в моем кабинете. А во-вторых,
секретарша все время висела на телефоне, ей не до этого было. Я же говорю,
что день выдался просто сумасшедший.
- Не допускаете ли вы, что отец делал копии тех самых документов, которые
получил утром?
- У меня была эта мысль. Но на выступление он вышел с несколькими
листочками тезисов. И все. После убийства при нем никаких документов не
оказалось.
- Их могли взять из кармана плаща, - предположил Пастухов.
- Могли, - согласился Юрий. - Если бы хотели убить его. Но хотели убить
меня.
- Какой разговор был между гостем и вашим отцом? - продолжал расспросы
Пастухов. - С криками, угрозами? Вы могли это слышать снизу.
- Нет. Обычный спокойный разговор. И провожал его отец совершенно
спокойно, а на пороге пожал руку. Они не ругались и не ссорились, нет.
- Вы так и не скажете мне, кто был этот гость?
- Не скажу. Но объясню почему. Может быть, ваше расследование будет
удачным. Но, скорее всего, нет. А последствия его выйдут боком мне и моей
семье. А я люблю свою семью и хочу ее оберечь. Не осуждайте меня за это.
- Я вас не осуждаю, - сказал Пастухов. - Напротив. На вашем месте я
поступил бы точно так же. Ну, разве что использовал бы все свои возможности,
чтобы поквитаться с врагами.
- У вас этих возможностей, вероятно, больше, чем у меня. У меня их
попросту нет. У вас есть еще вопросы?
Пастухов поднялся.
- Нет. У меня есть один совет. Не нужно вам никуда уезжать. Вам нравится
здесь?
- Да, - ответил Юрий.
- Ну и живите на здоровье. Никто вас не тронет. Потому что вы никому не
нужны. Вы вбили себе в голову, что хотели убить вас. Нет, Юрий Николаевич,
хотели убить не вас, а вашего отца. И убили.
- Вы в этом уверены?
Пастухов мог бы объяснить этому большому, загнанному в угол своим страхом
человеку, что ни один профессионал даже в густой темноте не перепутал бы его
с отцом, будь даже на них одинаковые парики. Человека рисуют не одежда и
внешность, а гораздо в большей степени - психофизика его движений: походка,
манера сутулиться или распрямлять плечи, еще тысячи малозаметных деталей,
которые для любого профессионала очевидны, как крупный текст в детской
книжке. Но он не стал ничего объяснять. Лишь повторил:
- Да, уверен.
- Почему-то я вам верю, - подумав, проговорил Юрий.
- Потому что я говорю правду. А правду не нужно подкреплять
доказательствами. Она говорит сама за себя. Проводите меня.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.