read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- мы верили в слова Зевса, и значит, верили в Мусорщика-Одиночку!.. а
следом за нами уверовали люди. Ни в одного из богов не верили до его
рождения; герою-человеку приходилось сперва доказывать, что он - герой. И
то не верили... Полидект издевался над Персеем, уже убившим Медузу;
Беллерофонт сокрушил Химеру, разгромил воинственных солимов, устоял против
амазонок - но Иобат-ликиец упрямо пытался отправить Беллерофонта в Аид.
Здесь же...
- Говори, Гермий.
- Здесь же вся Эллада снизу доверху, от Тартара до Олимпа, знала:
рождается великий герой! Всеобщая надежда! И мы получили, что хотели -
героя, равного богам! Еще бы не равного, если Крон-Павший верит в него,
Зевс-Олимпиец верит, Амфитрион верит, я верю... и все мы еще во чреве
Алкмены превращали младенца в героя. А герой, Мусорщик, должен уметь одно
- убивать. Защищать своих и убивать чужих. Алкид еще маленький, убивать не
научился, зато научился драться. Амфитрион учил, Автолик учил, Кастор
учил, великовозрастные обормоты в палестре учили; я сам учил - не по
правилам... Вот он и дерется. Во время человеческого жертвоприношения
Павшие из Тартара прорываются в сознание этого ребенка, и разум Алкида не
выдерживает - безумец, он делает то, чем всегда отвечал на обиду. Он
дерется, не различая своих и чужих! А когда он вырастет - он,
герой-безумец, в этот миг будет убивать всех, кто рядом, будь ты смертный,
титан, бог или чудовище. Герой, равный богам, чья душа превращается в
рвущийся на свободу Тартар, а разум отказывается ему служить - такого
Мусорщика никто не остановит, кроме...
- Говори, Гермий.
- Кроме его брата Ификла. Слишком многим нужен великий герой Алкид,
но никому, кроме самого Алкида, не нужен Ификл. Это не два брата, Хирон,
не два разных человека - это единое существо! Алкид и Ификл - особенно во
время приступов - это чувства и разум, кони и возница, сила и... сила. Не
зря мы вечно путаем детей, Хирон! Без Ификла Алкид будет подобен безумной
упряжке, взбесившемуся зверю, вулкану, время от времени вспыхивающему и
испепеляющему все вокруг. Необузданность Тартара станет хлестать из него,
жажда освобождения и мести, буйство прорвавшихся стихий - разум Алкида,
подобно языку пламени в ливень, с детства привык гаснуть в подобных
случаях! - и лишь Ификл сможет противопоставить силе разрушения силу
сдерживания, ненависти Павших - свою ненависть к ним, мучителям брата;
только Ификл сможет отделить истинного Алкида от Алкида-безумца, только
вдвоем братья уравновесят весы. Только Ификл способен удержать Алкида, не
убивая; только Я может обуздать само себя.
- Говори, Гермий. Я слушаю.
- Но равновесие не нужно ни Павшим, ни Семье. Им нужен герой. Значит,
никто не должен задумываться о том, что братьев двое; никто не должен
сравнивать Алкида с Ификлом. Сын Зевса должен затмить сына Амфитриона -
короче, герой должен быть один. Пусть Семья забудет про Ификла, а Павшие -
так и не узнают. Пусть люди называют Ификла просто братом великого героя.
Мальчики неотличимы друг от друга - отныне кто бы из них ни победил на
состязаниях или в единоборстве, и кто бы потом ни совершил подвиг - он
будет называться Алкидом. Ификл же уйдет в тень. Да, реальному Ификлу
придется нелегко, но ради Алкида он обязан согласиться. Разуму привычно
подавлять чувства... А Ификл - это разум. Они, эти двое, сегодня впервые
осознали себя Одним, единым целым; сегодня, Хирон, на Пелионе родился
великий герой, который не побоялся поднять руку на бога, которому было все
равно, кто перед ним; сегодня родился герой, равный богам.
- Да, Гермий. Ты - повитуха Мусорщика-Одиночки.
- Но дети есть дети, Хирон, а жизнь продолжается! И сегодняшний
приступ был у Алкида не последним - так что незачем кричать о том, что мы
знаем, на весь белый свет!
- Да, Гермий. Безумие Алкида - дело рук ревнивой Геры; так считают
все, и... да будет так! Пусть Павшие пребывают в уверенности, что все
вершится согласно их замыслам. Люди говорят, что будущее - у богов на
коленях, но я не знаю этих богов. Может быть, ты знаком с ними, Гермий?
- И я не знаю их, Хирон. Мне просто не хочется видеть будущее на
коленях.


16
- ...Хорошо, мы поняли, - угрюмо ответили близнецы. - Как мы кого
побили - значит, Алкид побил. Как нас кто побил - значит, Ификла побили.
Диск дальше кинул - Алкид...
- Мамину вазу разбил - тоже Алкид, - совершенно серьезно добавил один
из братьев, и Гермий с Хироном так и не поняли, который. Хирон для себя
решил, что это был Алкид, а Гермий - что это Ификл.
- Ой, а дома-то нас, небось ищут! - спохватились вдруг братья. -
Влетит теперь... обоим. Слушай, Пустышка: кто из нас Алкид - тот, кому
больше всыплют, или кому меньше?
- Всыплют поровну, - утешил Гермий, улыбаясь. - Но не сегодня! Об
этом я позабочусь! Никто и не заметит, что вас не было... Бог я или не
бог?!
- Значит, точно выпорют! - шепнул Алкид брату, но того в данный
момент мало занимала божественность Гермия.
- Пустышка, а ты... ну, после всего этого... будешь нас учить драться
не по правилам?
Алкид тоже вопросительно уставился на Лукавого - видимо, это
существенно волновало обоих близнецов.
- Буду, буду, - заверил братьев Гермий.
- Похоже, и мне придется вас кое-чему поучить, - задумчиво протянул
Хирон.
- Чему? - в один голос спросили братья. - У нас копыт нет; мы так,
как ты, драться не сможем.
- И не надо. Драться вас и без меня научат. Я буду учить вас думать.
- Не по правилам?
- Не по правилам, - без тени усмешки ответил кентавр.



СТАСИМ ТРЕТИЙ
СТРОФА
Тьма.
Подсвеченный сполохами багровый сумрак.
Вечный, как само время, мерный рокот реки.
Два смутных силуэта, две тени... нет, теням здесь не место - они
должны быть ниже, много ниже...
- Ты расскажешь мне о Тартаре и Павших? Да, дядя? Только правду - а
не то, что обычно говорят в Семье моему поколению.
- О Тартаре и Павших? - собеседник явно удивлен. - С каких пор,
Лукавый, ты стал этим интересоваться?
- Я первым задал вопрос, дядя. Ты не ответил.
- Отвечу. Но с одним условием - взамен ты расскажешь мне о причине
твоего интереса к Тартару.
- Хорошо. Итак, Тартар. Семья часто произносит это слово - грозя,
клянясь и проклиная - но что это на самом деле?!
- Я буду честен с тобой, Гермий. Я не знаю. И никто из Семьи не
знает. Разве что...
- Разве - что?
- Разве что Первенцы. Я имею в виду Сторуких.
- Так почему бы не спросить их?
- Спросить? - странное веселье звучит в голосе Подземного Владыки. -
Что ж, попробуй. И если они не ответят - не обижайся. Скорее всего, они
просто не заметят тебя... даже если ты будешь кричать во весь голос,
топать ногами и бросать в них камни. Ты видел когда-нибудь Сторуких?
- Нет.
- Тебе повезло, Гермий. Я видел. И не хотел бы увидеть их снова. Мне
не нравится чувствовать себя пылинкой, глядящей на вихрь. Гекатонхейры,
Первенцы Земли-Геи и Неба-Урана - это мощь. Первозданная, беспредельная
мощь, суть нашего мироздания, соль Земли... Все, что запомнилось от нашей
встречи - ощущение гигантской, невыразимой мощи, не нуждающейся ни в чем,
даже в проявлении самой себя. Бриарей, Гий и Котт, Сторукие, гекатонхейры,
Первенцы - что для них власть, слава, обида, гнев?..
- Что?
- Ничего. Меньше, чем ничего. Ты думаешь, это Уран, а позже - Крон,
заточили Сторуких в Тартар? Смешно! Первенцы, три опоры мироздания - везде
у себя дома. Даже в Тартаре! Они просто позволили самонадеянному Урану, а
потом и Крону, переместить себя так далеко, как те только смогли! Вот это
место и назвали Тартаром. Говорят, там нет времени и пространства, воздуха
и тверди, воды и пламени, тьмы и света: там нет даже изначального Хаоса -
Нигде, Ничто и Никогда. Впрочем, это слухи. И сейчас в Тартаре есть нечто.
Это Павшие. Я ответил на твой вопрос, Лукавый?
- Отчасти. Скажи-ка, дядя, - ведь недаром ты утверждаешь, что
Сторукие неизмеримо сильнее всех, и все наши войны им кажутся муравьиной
возней - тогда почему гекатонхейры вмешались в Титаномахию, приняв сторону
Семьи?!
- Это уже второй вопрос, Лукавый. Скажи я - Сторукие вмешались из-за
Чужаков, которые уже тогда звали себя Павшими - ты ведь не угомонишься,
да?
- Чужаки? Я слышал о них от Хирона... Но ты прав, дядя - такой ответ



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.