read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Джекоб Уэлз рассмеялся, когда журналист рассказал ему об этой сцене.
-- Это его манера вести себя,-- сказал Уэлз,-- такая же необычная, как
вся его внешность. Он антиобщественное животное. Он прожил в этой стране
много лет, но знакомых так и не приобрел. По правде говоря, у него вряд ли
найдется приятель во всей Аляске, даже среди индейцев, а он не раз жил среди
них. "Джонни-ворчун", называют они его, но ему больше подошла бы кличка
"Джонни-головорез": у него вспыльчивый нрав и тяжелая рука. Как-то между ним
и агентом из Серкла возникло маленькое недоразумение. Он был прав, ошибался
агент, но он немедленно решил, что будет бойкотировать Компанию, и целый год
питался одним мясом. Затем я случайно встретился с ним в Танане, и, выслушав
мои объяснения, он наконец согласился опять покупать у нас продукты.
-- Он добыл эту женщину у истоков реки Белой,-- сообщил Сент-Винсенту
Билл Браун.--Уэлз считает себя пионером на этом пути, но Борг мог бы дать
ему много очков вперед. Он уже бывал там несколько лет тому назад. Да,
странный тип этот Борг. Мне бы не хотелось быть его постояльцем.
Но Сент-Винсенту не мешали эксцентричные выходки старика, так как
большую часть времени он проводил на Острове Распутья с Фроной и бароном.
Впрочем, как-то раз Сент-Винсент невольно вызвал гнев Борга. Два шведа,
которые охотились на белок по всему острову, остановились у хижины Борга,
чтобы попросить спичек и поболтать под теплыми солнечными лучами на просеке.
Сент-Винсент и Борг разговорились с ними, причем последний по большей части
задумчиво мычал. За их спиной у дверей хижины Бэлла стирала белье. Чан,
громоздкая, домашнего изготовления вещь, до половины наполненный водой, был
слишком тяжел для женщины. Журналист заметил, что Бэлле не поднять его, и
поспешил на помощь.
Они вместе понесли чан в сторону, чтобы слить воду в канаву.
Сент-Винсент поскользнулся на талом снегу, и мыльная вода пролилась. Потом
поскользнулась Бэлла, потом оба вместе. Бэлла хихикала и смеялась, а
Сент-Винсент вторил ей. Весна трепетала в воздухе и у них в крови, и жизнь
казалась прекрасной. Только обледенелое сердце могло не радоваться такому
дню. Бэлла снова поскользнулась, постаралась удержать равновесие,
поскользнулась другой ногой и внезапно уселась на землю. Они оба весело
засмеялись, и журналист взял ее за руки, чтобы помочь ей подняться. Борг,
дико рыча, одним прыжком оказался возле них. Он резко разъединил их руки и
грубо отшвырнул Сент-Винсента. Тот покачнулся и чуть не упал. Затем
повторилась сцена, имевшая место в хижине. Бэлла ползала по земле на
коленях, а ее повелитель в гневе стоял над ней.
-- Смотрите, вы!--сказал он Сент-Винсенту хриплым, гортанным голосом.--
Можете спать в моей хижине и готовить в моей кухне. Но мою бабу оставьте в
покое.
После этого все пошло обычным порядком, как будто ничего не случилось.
Сент-Винсент держался в стороне от Бэллы и, по-видимому, забыл о ее
существовании. Но шведы вернулись на свой конец острова, посмеиваясь над
пустячным инцидентом, которому суждено было сыграть в будущем большую роль.
ГЛАВА XXIII
Лаская землю нежными теплыми лучами, явилась чудесная весна и, уже
готовясь превратиться в цветущее лето, как бы предавалась томным мечтам. В
ущельях и долинах снега уже не осталось, он держался только на северных
склонах обледенелых гор. Вот-вот должно было начаться таяние ледников, и
каждый ручеек грозил внезапно выйти из берегов. Солнце вставало все раньше и
заходило все позже. В три часа теперь начинался холодный рассвет, а в девять
вечера наступали мягкие сумерки. Скоро золотой шар будет непрестанно кружить
по небу, и глубокая полночь превратится в светлый, яркий полдень. Ивы и
осины давно покрылись почками и уже наряжались в новый зеленый убор, а на
стволах сосен выступила смола.
Природа-мать, пробудившись от сна, торопливо принялась за работу.
Сверчки пели по ночам в тихих хижинах, и северные насекомые, привлеченные
солнечным светом, выползали из расщелин и трещин в скалах; эти большие,
шумные, безобидные создания, родившиеся в прошлом году и пролежавшие зиму в
спячке, теперь ожили, чтобы, чуть пожужжав в воздухе, умереть снова. Все
ползающие, пресмыкающиеся и порхающие существа вылезли на свет божий и
торопились вырасти, размножиться и погибнуть. Только раз вдохнуть ароматный
воздух, а там опять бесконечные морозы! Они знали это слишком хорошо и не
теряли времени. Береговые ласточки отрывали свои старые ходы в мягких
глиняных берегах, и малиновки пели на лесистых островах. Над головой
настойчиво стучал дятел, а в глубине чащи кричала куропатка, словно гордясь,
что пришло и ее время...
Юкон не принимал участия во всей этой лихорадочной суете. Он тянулся на
протяжении тысяч миль, холодный, неподвижный, мертвый. Шумные косяки диких
птиц, принесенные южным ветром, тщетно искали открытой воды и неустрашимо
мчались дальше к северу. От берега до берега тянулся сплошной лед. Кое-где
сквозь трещины просачивалась вода. Но в холодные ночи все замерзало снова.
Легенда говорит, что в старину бывали времена, когда Юкон оставался подо
льдом в течение трех лет. Глядя на него, можно было поверить и в менее
правдоподобные вещи.
Так лето проходило в ожидании вскрытия реки, и медлительный Юкон со дня
на день откладывал свое освобождение, лишь потрескивая своими крепкими
оковами. Иногда на поверхности реки образовывались полыньи и трещины,
которые все увеличивались и уже больше не замерзали. Тогда оторвавшийся от
берегов лед проплывал по воде какой-нибудь ярд. Но река все еще не хотела
освободиться от его власти. Это был тяжкий, медленный труд, и человек,
привыкший украшать природу с искусством пигмея, сумевший обуздать смерчи и
водопады, ничего не мог поделать с миллиардами тонн замерзшей воды, которые
отказывались катиться вниз к Берингову морю.
На Острове Распутья все ожидали вскрытия реки. Водные пути были издавна
первыми проезжими дорогами, а Юкон оставался единственным из них во всей
стране. Лодочники с верховьев реки сбивали плоты, скрепляя их железом.
Лодочники с нижнего течения конопатили лодки и баржи и топором и стругом
выкраивали запасные весла. Джекоб Уэлз бездельничал и радовался полному
затишью в работе, и Фрона радовалась вместе с ним. Барон Курбертен сильно
нервничал из-за отсрочки. Его горячая кровь бурлила после долгой зимы, и
весеннее солнце возбуждало в нем пылкие фантазии.
-- О! О! Река никогда не вскроется! Никогда! --Он смотрел на
неподвижный лед, осыпая его учтивыми проклятиями.-- Это заговор, бедная моя
"Бижу", настоящий заговор!
И он нежно поглаживал "Бижу", как окрестил он свое сверкающее каноэ,
точно это была лошадь.
Фрона и Сент-Винсент смеялись и толковали ему о терпении, которое он
упорно посылал ко всем чертям, пока однажды Джекоб Уэлз не сказал ему:
-- Смотрите, Курбертен! Вон там, к югу от утеса. Можете разглядеть?
Что-то движется! -- Будто бы собака. -- Слишком медленно для собаки. Фрона,
принеси бинокль. Курбертен и Сент-Винсент вместе кинулись за биноклем, но
последний знал, где он хранится, и вернулся победителем. Джекоб Уэлз
приставил бинокль к глазам и смотрел, не отрываясь, на противоположный
берег. До острова была добрая миля, и солнечный блеск на льду сильно мешал
ему.
-- Человек! -- Он передал бинокль и напряженно уставился на реку.--
Что-то там неладно.
-- Он ползет! -- воскликнул барон.-- Этот человек ползет на
четвереньках! Смотрите! Вы видите? -- Его рука вздрагивала, когда передавала
бинокль Фроне.
По ту сторону искрящегося белого пространства почти невозможно было
различить небольшой темный предмет, смутно выступавший на таком же темном
фоне земли и кустов. Но Фрона ясно увидела человека и, сузив глаза, уже
могла следить за каждым его движением, в особенности когда он добрался до
поваленной ветром сосны. С трудом она продолжала наблюдать. Человек дважды
тщетно пытался, карабкаясь и извиваясь, переползти через огромный ствол и
лишь после третьей попытки почти на исходе сил одолел его только для того,
чтобы беспомощно свалиться в густой кустарник.
-- Да, человек.-- Фрона передала бинокль Сент-Винсенту.-- Он едва
двигается. Только что упал по ту сторону ствола.
-- Шевелится? -- спросил Джекоб Уэлз. И, когда Сент-Винсент покачал
головой, старик принес из палатки свою винтовку и выстрелил в воздух шесть
раз подряд.
-- Шевелится! -- Журналист напряженно следил за ним.--Он ползет к
берегу. Ах!.. Нет, подождите секунду. Да! Теперь он лежит на земле и
поднимает шляпу или что-то другое на палку. Машет... (Джекоб Уэлз сделал еще
шесть выстрелов.) Снова машет. Все. Уронил палку и лежит без движения.
Все трое вопросительно посмотрели на Джекоба Уэлза. Он пожал плечами.
-- Откуда мне знать? Белый или индеец? Наверно, изголодался или
ранен...
-- Но ведь, может быть, он умирает?--умоляюще сказала Фрона, как будто
для ее отца, совершившего в жизни так много, не существовало ничего
невыполнимого. -- Мы ничего не можем сделать.
-- Ах! Ужас! Ужас! -- ломал руки барон.-- На наших глазах! И мы ничего
не можем сделать! Нет! -- воскликнул он, внезапно решившись.-- Нельзя!
Перейду по льду.
Он побежал было вниз, но Джекоб Уэлз схватил его за руку.
-- Не торопитесь, барон! Не теряйте головы. -- Но...
-- Никаких "но". Что нужно этому человеку -- пища, лекарства, что еще?
Подождите минутку. Пойдем вместе.
-- Считайте, что я иду с вами,-- немедленно вызвался Сент-Винсент, и
глаза Фроны заблестели.
Пока она в палатке готовила сверток с провизией, мужчины достали
шестьдесят или семьдесят футов легкой веревки. Джекоб Уэлз и Сент-Винсент
привязали себя к обоим концам ее, а барона посередине. Барон заявил, что о
провизии будет заботиться он, и навьючил сверток на свои широкие плечи.
Фрона следила за ними с берега. Первые сто ярдов они прошли без труда, но



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.