read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



веревку через балку потолка. За ее конец ухватились человек десять,
готовые вздернуть Калтуса.
А Калтус Джордж не сопротивлялся. Он-то знал, что все это чистейший
обман, блеф. Белые - мастера обманывать. Недаром покер - их любимая игра.
И разве они не обманывают, когда покупают, продают, заключают сделки? Еще
как! Он сам наблюдал, как один белый вел свои дела с таким видом, словно у
него на руках большая карта, а была у него одна дрянь.
- Стойте! - скомандовал Смок. - Свяжите ему руки, чтобы не
барахтался.
"Опять пугают", - решил Калтус Джордж и покорно дал связать себе руки
за спиной.
- В последний раз спрашиваю, Джордж, - сказал Смок, - поведешь ты
упряжку?
- Сколько? - повторил Калтус Джордж.
Сам себе удивляясь, ибо он никогда не думал, что способен на такое, и
в то же время взбешенный безграничным эгоизмом индейца, Смок подал знак. И
Калтус Джордж удивился не меньше, когда петля вдруг затянулась и его
рывком подняло в воздух. Невозмутимости индейца как не бывало. На лице его
промелькнули, сменяя друг друга, изумление, ужас, боль.
Смок с тревогой наблюдал. Его самого никогда еще не вешали, и он
чувствовал себя новичком в этом деле. Тело Калтуса судорожно забилось,
связанные за спиной руки силились разорвать путы, из горла вырвался хрип.
Неожиданно Смок поднял руку.
- Хватит! - распорядился он.
Ворча, недовольные, что наказание так быстро пришло к концу, люди,
тянувшие веревку, опустили Калтуса Джорджа на пол. Глаза Калтуса
выкатились, ноги не держали его, он шатался из стороны в сторону и все
силился высвободить руки. Смок догадался просунуть пальцы под веревку на
шее индейца и быстрым движением ослабил петлю. Калтус Джордж наконец
вздохнул.
- Пойдешь ты с этой упряжкой? - спросил Смок.
Калтус Джордж не ответил, он был слишком занят: он дышал.
- Ну да, мы, белые, свиньи, - заговорил Смок, злясь на себя за то,
что ему пришлось играть такую роль. - Мы готовы душу продать за золото и
все такое. Но бывают случаи, когда мы обо всем забываем и действуем, не
спрашивая себя, сколько на этом можно заработать. И уж тогда, Калтус
Джордж, никто нам не становится поперек. А теперь мы хотим знать только
одно: пойдешь ты с этой упряжкой?
Калтус Джордж колебался. Он был не трус. Может, это все еще обман,
нелепая забава белых, и, уступив, он останется в дураках. А пока он не
знал, на что решиться. Смок в глубине души терзался тревогой: этот упрямый
индеец, пожалуй, добьется того, что его и в самом деле повесят.
- Сколько? - спросил Калтус Джордж.
Смок поднял руку, давая сигнал.
- Я пойду, - поспешно сказал Калтус Джордж, прежде чем веревка
затянулась.
- ...и когда спасательная экспедиция меня отыскала, - рассказывал
потом Малыш в салуне "Прииск Энни", - этот самый Калтус Джордж примчался
первым, обогнал Смока на три часа. А все-таки, не забудьте, Смок пришел
вторым. И, скажу я вам, они приехали вовремя. Когда я услыхал, как Калтус
Джордж орет на перевале на своих собак, эти чертовы сиваши уже слопали мои
мокасины, и рукавицы, и все ремни, и футляр от моего ножа, а кое-кто уже
стал и на меня посматривать этакими голодными глазищами... понимаете, я
ведь потолще их.
А Смок? Он был еле жив. Он еще покрутился немного, помогал готовить
еду для этих двухсот несчастных сивашей, да так, сидя на корточках, и
заснул и во сне все еще видел, что подкладывает снег в ведро. Я ему
приготовил свою постель и сам его уложил, вот чтоб мне провалиться! Он до
того вымотался, что и укрыться не мог. А зубочистки я все-таки выиграл.
Вот и выходит, что Смок недаром скормил собакам те шесть рыбин, верно?



ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ОШИБКА ГОСПОДА БОГА

1
- Стой! - закричал собакам Смок и всей тяжестью налег на шест,
останавливая нарты.
- Что это на тебя напало? - недовольно спросил Малыш. - Тут воды уже
нет, можно ехать спокойно.
- Да, - ответил Смок. - Но ты посмотри, вправо отходит тропа. А я
думал, в этих местах никто не зимует.
Собаки тотчас улеглись на снег и стали выгрызать намерзшие между
пальцами льдинки. Еще пять минут назад это был не лед, а вода. Собаки
провалились сквозь присыпанную снегом ледяную корку, под нею скрывалась
ключевая вода, которая просочилась с берега и образовала озерко поверх
трехфутовой толщи льда, сковавшей реку Нордбеска.
- Первый раз слышу, чтобы на Нордбеске был народ, - сказал Малыш,
разглядывая почти незаметную тропу: прикрытая двухфутовым слоем снега, она
исчезала в устье небольшого ручья, впадавшего в Нордбеску слева. - Может,
они тут охотились и давным-давно укатили со всеми своими пожитками.
Не снимая рукавиц, Смок обеими руками сгреб с тропы верхний слой
рыхлого снега, посмотрел, подумал, отбросил еще немного снега и снова
подумал.
- Нет, - решил он наконец, - следы ведут в обоих направлениях, но в
последний раз ехали туда, вверх по ручью. Не знаю, что это за люди, но
сейчас они наверняка там. Больше тут никто не проезжал, пожалуй, с месяц.
Почему они там застряли, хотел бы я знать?
- А я хотел бы знать, где мы сегодня остановимся на ночевку, - сказал
Малыш, уныло глядя на юго-запад: небо там уже темнело, сгущались вечерние
сумерки.
- Пойдем по этой тропе, по ручью, - предложил Смок. - Сухостоя и
хвороста тут сколько угодно. Можно сделать привал в любую минуту.
- Привал-то, конечно, всегда можно сделать, но, если мы не хотим
помереть с голоду, надо поторапливаться и никуда не сворачивать.
- Мы, наверно, что-нибудь найдем на этом ручье, - продолжал
уговаривать Смок.
- Да ты только погляди, у нас еды совсем не осталось! И собаки на что
похожи! - воскликнул Малыш. - Погляди только... Ну, да черт с ним, ладно!
Все равно будет по-твоему.
- Да это нас и на один день не задержит, - уверял Смок. - Может,
всего-то надо какую-нибудь лишнюю милю пройти.
- И из-за одной мили люди помирали, - возразил Малыш и с угрюмой
покорностью покачал головой. - Что ж, пошли искать себе лиха. Подымайтесь,
эй вы, хромоногие! Вставай! Эй, быстрей! Вставай!
Вожак повиновался, и упряжка устало двинулась, увязая в рыхлом снегу.
- Стой! - заорал Малыш. - Придется прокладывать тропу.
Смок вытащил из нарт лыжи, прикрепил их к мокасинам и зашагал
впереди, утаптывая и приминая снег.
Это была нелегкая работа. И собаки и люди уже много дней недоедали, и
силы их были на исходе. Они шли по руслу ручья, круто сбегавшего к реке, и
с трудом одолевали тяжелый, непрерывный подъем. Высокие отвесные скалы с
обеих сторон сходились все тесней, и скоро путники уже двигались по дну
узкого ущелья. Отсвет долгих северных сумерек не проникал за высокие
каменные стены, и в ущелье было почти темно.
- Настоящая западня, - сказал Малыш. - Точно лезешь в преисподнюю.
Тут так и жди беды.
Смок не ответил; полчаса они молча пробивались вперед, и молчание
снова нарушил Малыш.
- У меня предчувствие, - проворчал он. - Да, да, у меня предчувствие.
Сказал бы я тебе, да ты слушать не станешь...
- Ну, ну, валяй, - отозвался Смок.
- Так вот, чует мое сердце, что мы здесь надолго застрянем. Наживем
себе лиха, проторчим целую вечность, да еще с хвостиком.
- А что твое сердце чует насчет еды? - довольно нелюбезно осведомился
Смок. - У нас нет в запасе еды на целую вечность, да еще с хвостиком.
- Насчет еды ничего не чует. Наверно, уж как-нибудь извернемся. Но
одно я тебе прямо скажу, Смок. Я готов съесть всех наших собак, но только
не Быстрого. На Быстрого у меня рука не поднимется. Я этого пса слишком
уважаю.
- Рано ты нос вешаешь! - насмешливо сказал Смок. - Мое сердце чует
больше. Оно чует, что собак есть не придется. Уж не знаю, на лосином мясе,
на оленине или на жареных рябчиках, а только мы тут даже раздобреем.
Малыш фыркнул, не находя слов, чтобы выразить свое негодование, и они
снова на время умолкли.
- Вот оно начинается, твое лихо, - сказал Смок, останавливаясь и
пристально глядя на что-то лежащее у тропы.
Малыш оставил шест, подошел к товарищу и тоже стал разглядывать
лежавшее на снегу тело.
- Это не голодный, - сказал Смок.
- Погляди на его губы, - сказал Малыш.
- Совсем закоченел, - сказал Смок и потянул мертвеца за руку; рука не
согнулась, но с нею приподнялось все тело.
- Если его бросить оземь, он расколется на куски, - заметил Малыш.
Человек лежал на боку, скованный морозом. Он не был засыпан снегом -
значит, лежал здесь недолго.
- Только третьего дня снег сыпал вовсю, - сказал Малыш.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 [ 34 ] 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.