read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Документы,--пересохшим горлом повторил Егор.-- Задерживаю всех. Со мной
пойдете.
-- Вали отсюда,-- негромко и лениво сказал тот, что остался у костра.--
Вали, пока добрые. Ты нас не видел, мы тебя не знаем.
-- Я в доме своем,--задыхаясь, сказал Егор,--А вы кто есть, мне
неизвестно.
-- Вали, говорю.
С озера опять донесся веселый плеск и голос:
-- Хорош навар! Пуда полтора...
-- Рыбу глушите,-- вздохнул Егор.-- Лебедей поубивали. Эх, люди!..
В темноте возник силуэт.
-- Продрог, растудыт твою. Сейчас водочки бы хватануть, хозяин...
Замолчал, увидев Егора, и в тень отступил. И еще кто-то у берега стучал
веслами. И четвертый где-то прятался, не появляясь больше в освещенном
круге.
-- Чего ему тут надо?--спросил тот, что в тень отступил.
-- По шее.
-- Это мы можем.
-- Документы,-- упрямо повторил Егор.-- Все равно не уйду. До самой
станции идти за вами буду, пока милиции не сдам.
-- Не стращай,-- сказали в темноте.-- Не ясный
день.
-- Он не стращает,--сказал первый.--Он цену набивает. Точно, мужик? Ну
как, сойдемся? Пол-литра у костра да четвертной в зубы -- и гуляй Вася.
-- Документы,-- устало вздохнул Егор.-- Задерживаю всех.
Он весь горел сейчас, в голове шумело, и противно слабели колени. Очень
хотелось сесть погреться у огня, нпо он знал, что не сядет и не уйдет
отсюда, пока не получит документов.
Еще один, насвистывая, шел от берега. Двое о чем-то
шептались, а четвертого не было: прятался.
-- Полсотни,--сказал первый.-- И заворачивай гужи.
-- Документы. Задерживаю всех. За нарушения. -- Ну, гляди, -- угрожающе
сказал первый.--Не хочешь миром -- ходи в соплях.
Он наклонился к кастрюле, потыкал ножом в лебедя. Второй пошел к озеру,
навстречу тому, что насвистывал.
-- Зачем же лебедей-то? -- вздохнул Егор.-- Зачем? Они ведь украшение
жизни.
-- Да ты поэт, мужик.
-- Собирайтесь. Время позднее, идти не близко. -- Дурак! Дай ему по
мозгам.
Хакнули за спиной, и тяжелая жердь, скользнув по уху, с хрустом
обрушилась на плечо. Егор качнулся, упал на колени.
-- Не сметь! Нельзя меня бить: я законом поставлен! Документы требую!
Документы...
-- Ах, документы тебе?..
-- Еще и еще раз обрушилась жердь, а потом Егор перестал уж и
считать-то удары, а только ползал на дрожащих, подламывающихся руках.
Ползал, после каждого удара утыкаясь лицом в мокрый, холодный мох, и кричал:
-- Не сметь! Не сметь! Документы давай!
-- Документы ему!..
И уже не одна, а две жердины гуляли по Егоровой спине, и чей-то тяжелый
сапог упорно бил в лицо. И кто-то кричал:
-- Собаку на него! Собаку!
-- Куси его! Куси! Цапай!
Но собака не брала Егора, а только выла, страшась крови и людской
злобы. И Егор уже не кричал, а хрипел, выплевывая кровь, а его все били и
били, озлобляясь от ударов. Егор уже ничего не видел, не слышал и не
чувствовал.
-- Брось, Леня, убьем еще.
-- У, гад...
-- Оставь, говорю! Сматываться пора. Забирай рыбу, хозяин, да деньгу
гони, как сговорено.
Кто-то с оттяжкой, изо всей силы ударил сапогом в висок, голова Егора
дернулась, закачалась на мокром от дождя в крови мху -- и бросили. Пошли к
костру, возбужденно переговариваясь. А Егор поднялся, страшный,
окровавленный, и, шлепая разбитыми губами, прохрипел:
-- Я законом... Документы...
-- Ну, получи документы!
Кинулись и снова били. Били, пока хрипеть не перестал. Тогда оставили,
а он только вздрагивал щуплым, раздавленным телом. Редко вздрагивал.
Нашли его на другой день уже к вечеру на полпути к дому. Полдороги он
все же прополз, и широкий кровавый след тянулся за ним от самого Черного
озера. От кострища, разоренного шалаша, птичьих перьев и обугленного
деревянного лебедя. Черным стал лебедь, нерусским.
На второй день Егор пришел в себя. Лежал в отдельной палате, еле слышно
отвечал на вопросы. А следователь все время переспрашивал, потому что не
разбирал слов: и зубов у Егора не было, и сил, и разбитые губы шевелиться не
желали.
-- Неужели ничего не можете припомнить, товарищ Полушкин? Может быть,
мелочь какую, деталь? Мы найдем, мы общественность поднимем, мы...
Егор молчал, серьезно и строго глядя в молодое, пышущее здоровьем и
старательностью лицо следователя.
-- Может быть, встречались с ними до этого? Припомните, пожалуйста.
Может быть, знали даже?
-- Не знал бы -- казнил,-- вдруг тихо и внятно сказал Егор.-- А знаю -- и
милую.
-- Что? -- Следователь весь вперед подался, напрягся весь.-- Товарищ
Полушкин, вы узнали их? Узнали? Кто они? Кто?
Егору хотелось, чтобы следователь поскорее ушел. После уколов боль
отпустила и ласковые, неторопливые думы уже проплывали в голове, и Егору
было приятно встречать их, разглядывать и вновь провожать куда-то. Он
вспомнил себя молодым, еще в колхозе, и увидел себя молодым: председатель за
что-то хвалил его и улыбался, и молодой Егор улыбался а ответ. Вспомнил
переезд свой сюда, и петуха вспомнил и тотчас же увидел его. Вспомнил
веселых гусенков-поросенков, гнев Якова Прокопыча, туристов, утопленный
мотор, а зла в душе ни к кому не было, и он улыбался всем, кого видел
сейчас, даже двум пройдохам у рынка. И, улыбаясь так, он как-то очень
просто, тихо подумал, что прожил свою жизнь в добре, что никого не обидел и
что помирать ему будет легко. Совсем легко -- как уснуть.
Но додумать этого ему не дали, потому что нянечка голову из коридора в
комнату сунула и сказала, что очень уж к нему просятся, что, может, позволит
он: уж больно человек убивается. Егор моргнул в ответ: она из щели исчезла,
а дверь отворилась, и вошел Федор Ипатович.
Он вошел неуклюже, бочком, будто нес что-то и боялся расплескать.
Потоптался у порога, то поднимая, то вновь пряча глаза, позвал:
-- Егор, Егорушка.
-- Садись.-- Егор с трудом разлепил губы.
Федор Ипатовнч присел на краешек, покачал головой горестно. Будто и
донес ношу, а сбросить ее не мог и страдал от этого. И Егор знал, что он
страдает, и знал, почему.
-- Живой ты, Егор?
-- Живой.
Федор Ипатович вновь завздыхал, заскрипел табуреткой, а потом вытащил
из-под полы халата пузатую бутылку.
Долго откручивал пробку корявыми, непослушными пальцами, и пальцы эти
дрожали.
-- Ты не страшись, Федор Ипатыч.
-- Что? -- вздрогнул Бурьянов, глаза расширя.
-- Не страшись, говорю. Жить не страшись.
Гулко сглотнул Федор Ипатович. На всю палату. Взял с тумбочки стакан,
налил из бутылки что-то желтое, пахучее.
-- Выпей, Егорушка, а? Сглотни.
-- Не надо.
-- Хоть глоточек, Егор Савельич. Двадцать пять рубликов бутылочка, не
для нас сварено.
-- Не для нас, Федор.
-- Ну выпей, Савельич, выпей. Облегчи ты мне душу-то, облегчи!
-- Нету во мне зла, Федор. Покой есть. Ступай домой.
-- Да как же, Савельич...
-- Да уж, стало быть, так, раз оно не этак. Федор Ипатыч всхлипнул,
тихо поставил стакан и встал.
-- Только прости ты меня, Егор.
-- Простил. Ступай.
Федор Ипатыч покачал большой головой, постоял еще маленько, шагнул к
дверям.
-- Пальму не стрели,-- вдруг сказал Егор.-- Что не взяла она меня, в том
вины ее нет. Меня собаки не берут, слово я собачье знал.
Федор Ипатыч тяжело и медленно шел коридором больницы. В правой руке он
нес початую бутылку, и дорогой французский коньяк выплескивался на пол при
каждом его шаге. По небритому, черному лицу его текли слезы. Одна за другой,
одна за другой.
А Егор опять закрыл глаза, и опять мир широко раздвинулся перед ним, и
Егор перешагнул боль, печаль и тоску. И увидел мокрый от росы луг и красного
коня на этом лугу. И конь узнал его и заржал призывно, приглашая сесть и
скакать туда, где идет нескончаемый бой и где черная тварь, извиваясь, все
еще изрыгивает зло.
Вот. А Колька Полушкин все-таки отдал спиннинг за шелудивого щенка с
надорванным ухом. Видно, ему тоже снился красный отцовский конь.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.