read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



чародей рухнул. Я добил его, сказав:
- Если король не приедет, я готов прокатиться верхом на бревне; но если
он приедет, я прокачу вас.
На другой день я побывал на телефонной станции и установил, что король
проехал уже через два города, лежавшие у него на пути. На следующий день я
опять разговаривал по телефону и, таким образом, все время был в курсе
дела. Но, разумеется, никому об этом не говорил. На третий день из
донесений выяснилось, что, если короля никто не задержит, он прибудет к
четырем часам пополудни. Однако в монастыре, видимо, вовсе не готовились к
встрече; сказать по правде, я удивился. Этому могло быть только одно
объяснение: чародей подкапывается Под меня. Так оно и оказалось. Я
расспросил одного своего приятеля монаха, и тот сказал мне, что
действительно чародей опять чего-то наколдовал и установил, что при дворе
решено не предпринимать никакой поездки и остаться дома. Посудите сами,
многого ли стоит слава в этой стране! На глазах у этих людей я сотворил
чудо, превосходящее великолепием все чудеса, известные в истории, и притом
единственное чудо, имеющее хоть некоторую подлинную ценность, - а они тем
не менее готовы были в любую минуту изменить мне ради проходимца, который
не мог предъявить ни одного доказательства своего могущества, кроме
собственного непроверенного утверждения.
Как бы то ни было, дурная политика - позволить королю прибыть в
монастырь неожиданно, без всякой торжественности и пышности; поэтому я
устроил процессию из паломников и в два часа дня отправил ее навстречу
королю, включив в нее нескольких отшельников, которых выкурил
предварительно из нор. Больше никто короля не встречал. Настоятель онемел
от ярости и унижения, когда я вывел его на балкон и показал ему, как глава
государства въезжает в монастырь, как его не встречает ни один монах, даже
самый захудалый, как пустынны и мертвы монастырские дворы, как
безмолвствуют даже колокола, не веселя монарха своим звоном. Он только
взглянул и помчался со всех ног. Через минуту колокола неистово гремели, а
из монастырских зданий выбегали монахи и монахини, строясь в крестный ход.
Вместе с этим крестным ходом из монастыря выехал и тот чародей; по
распоряжению настоятеля он ехал верхом на бревне; его слава рухнула в
грязь, а моя снова взлетела к небесам. Да, даже и в такой стране можно
поддерживать честь своей торговой марки, но для этого надо все время
трудиться, все время быть настороже и не сидеть сложа руки.



25. КОНКУРСНЫЙ ЭКЗАМЕН
Когда король, развлекаясь, разъезжал по стране или отправлялся в гости
к какому-нибудь далеко живущему вельможе, которого собирался разорить
своим посещением, его сопровождала целая орда крупных чиновников. Таков
был обычай того времени. И на этот раз вместе с королем в долину прибыла
комиссия, которой поручена была проверка знаний кандидатов на офицерские
должности в армии, ибо работать здесь она могла с таким же успехом, как и
дома. И хотя поездка эта была предпринята королем ради увеселений, он и
сам продолжал заниматься делами. Каждое утро на рассвете он садился в
воротах и творил суд, ибо он был верховным судьей в своем королевстве.
Со своими судейскими обязанностями он справлялся блестяще. Он был
мудрый и человеколюбивый судья и, видимо, изо всех сил старался решать
дела справедливо - в меру своего разумения. А эта оговорка много значит.
Его решения нередко носили на себе печать предрассудков, привитых ему
воспитанием. Если спор шел между дворянином и человеком простого звания,
он невольно, сам того не подозревая, сочувствовал дворянину. Да иначе и
быть не могло. Всему миру известно, что рабство притупляет нравственное
чувство рабовладельцев, а ведь аристократия - не что иное, как союз
рабовладельцев, только под другим названием. Это звучит неприятно, но тем
не менее не должно никого оскорблять, даже и самого аристократа, - если
только факт сам по себе не кажется ему оскорбительным, ибо я всего лишь
констатирую факт. Ведь в рабстве нас отталкивает его сущность, а не его
название. Достаточно послушать, как говорит аристократ о низших классах,
чтобы почувствовать в его речах тон настоящего рабовладельца, лишь
незначительно смягченный; а за рабовладельческим тоном скрывается
рабовладельческий дух и притупленные рабовладельчеством чувства. В обоих
случаях причина одна и та же: старая укрепившаяся привычка угнетателя
считать себя существом высшей породы. Приговоры короля были часто
несправедливы, но виной этому было лишь его воспитание, его естественные и
неизменные симпатии. Он не годился в судьи, как в голодные годы мать не
годится на то, чтобы раздавать молоко голодающим детям: ее собственные
дети получали бы больше, чем чужие.
Однажды королю пришлось разбирать весьма любопытное дело. Молоденькая
девушка, сирота, имевшая большое поместье, вышла замуж за молодого
человека, не имевшего ничего. Поместье девушки находилось в феодальной
зависимости от церкви. Епископ местной епархии, высокомерный отпрыск
знатного рода, потребовал конфискации принадлежащего девушке поместья на
том основании, что она обвенчалась тайно и тем самым лишила церковь одного
из присвоенных ей, как сеньору, прав - так называемого "права сеньора". За
отказ или уклонение от подчинения этому праву закон карал конфискацией
имущества. Девушка строила свою защиту на том, что представителем власти
сеньора в данном случае был епископ, что указанное право не может быть
передано другому лицу, но должно быть осуществлено либо самим сеньором,
либо никем, а между тем другой закон, еще более древнего происхождения и
установленный самой церковью, строжайше воспрещал епископу пользоваться
таким правом. Да, дело было запутанное.
Оно напомнило мне прочитанный в юности рассказ о хитроумной выдумке, с
помощью которой лондонские олдермены собирали деньги на постройку
Мэншен-Хауза. Всякое лицо, не причащавшееся по англиканскому обряду, не
имело права выставлять свою кандидатуру на должность лондонского шерифа.
Следовательно, иноверцы, даже будучи избранными, принуждены были
отказаться от исполнения обязанностей шерифа. Олдермены - несомненно,
переодетые янки - изобрели такую хитрую уловку: провели закон, налагающий
штраф в четыреста фунтов на всякого, кто отказывался выставить свою
кандидатуру в шерифы, и в шестьсот фунтов - на всякого, кто, будучи избран
шерифом, отказывается исполнять его обязанности. Потом они принялись за
работу и избрали в шерифы одного за другим множество иноверцев, взимая с
каждого положенный штраф, - до тех пор, пока общая сумма штрафов не
достигла пятнадцати тысяч фунтов; и вот поныне высится величественный
Мэншен-Хауз, чтобы напоминать краснеющим гражданам о давнопрошедшем и
прискорбном дне, когда банда янки проникла в Лондон и принялась
разыгрывать те штуки, благодаря которым их нация пользуется теперь среди
всех честных людей мира такой исключительно скверной славой.
Мне казалось, что права девушка; но епископ по-своему был тоже прав. Я
не мог сообразить, как выберется король из этого тупика. Но он выбрался.
Вот как он рассудил:
- Ничего трудного здесь нет, в этом деле мог бы разобраться и ребенок.
Если бы невеста, как повелевал ей долг, своевременно заявила епископу,
своему феодальному господину, повелителю и защитнику, о своем предстоящем
замужестве, она не потерпела бы никакого ущерба, ибо названный епископ мог
бы получить разрешение от аббата, делающее его временно способным
осуществить названное свое право, и все ей принадлежащее осталось бы при
ней. Виновная в невыполнении своего первого долга, она тем самым виновна
во всем; ибо тот, кто, цепляясь за веревку, перерезает ее выше того места,
за которое держится, непременно упадет; и как бы он ни уверял, что
остальная часть веревки крепка, это не спасет его от гибели. Дело этой
женщины в корне неправое. Суд присуждает передать все ее имущество до
последнего фартинга вышеупомянутому лорду-епископу и возложить на нее
судебные издержки. Следующий!
Так трагически кончился прекрасный медовый месяц. Бедные молодожены!
Недолго они блаженствовали, наслаждаясь богатством. Они были хорошо одеты,
они были украшены всеми драгоценностями, дозволенными законами о роскоши,
установленными для людей их звания; и она, в своих пышных одеждах,
плакавшая у него на плече, и он, пытавшийся ее утешить словами надежды,
положенными на музыку отчаянья, - оба они ушли из суда в широкий мир,
бездомные, бесприютные, голодные; последний нищий, сидевший у дороги, не
был так нищ, как они.
Что ж, король распутал это трудное дело, разумеется, к полному
удовлетворению церкви и аристократии. Можно приводить сколько угодно
изящных и правдоподобных доводов в защиту монархии, но факт остается
фактом, что там, где каждый житель государства имеет право голоса, нет
зверских законов. Народ короля Артура был, разумеется, мало пригоден для
создания республики - слишком долго он жил под принижающим игом монархии,
но даже у этого народа хватило бы ума отменить закон, только что
примененный королем, если бы это зависело от свободного и всеобщего
голосования. Существует одно такое сочетание слов, совершенно
бессмысленное, которое от частого употребления как будто получило значение
и смысл: я имею в виду слова "способный к самоуправлению", применяемые то
к одному, то к другому народу; при этом подразумевается, что где-то есть,
или был, или может быть народ, не способный к самоуправлению, - народ,
который не способен управлять собою так, как им управляют или могли бы
управлять специалисты, сами себя признавшие достойными власти. Лучшие умы
всех народов во все века выходили из народа, из народной толщи, а вовсе не
из привилегированных классов; следовательно, независимо от того, высок ли,
или низок общий уровень данного народа, дарования его таятся среди
безвестных бедняков, - а их так много, что не будет такого дня, когда в
недрах народных не найдется людей, способных помочь ему руководить собой.
А из этого следует, что даже самая лучшая, самая свободная и просвещенная
монархия не может дать народу того, чего он достиг бы, если бы сам
управлял собой; и тем более это относится к монархиям не свободным и не



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.