read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Чалмерса нет, Брайта "Главный камуфляжник", если он на самом деле
существует, живым не отпустит.
Однако, кто бы эти ребята ни были, сейчас у них в руках собралось много
того, что не прочь иметь Чудо-юдо и Эухения. Сесара Мендеса только не
хватает, но его тоже нетрудно будет добыть, если о его здравствовании и
начинке кто-то проговорится. Эх, осталась Елена соломенной вдовой! Сунут ей
записочку, что, мол, муж ваш жив-здоров, чего и вам желает, - вот она все и
выложит. Опять же неизвестно, как там дальше будут обстоять дела в доме
Эухении. Есть у нее наследники или нет? Или все это хозяйство пойдет с
молотка? Вопрос!
Прошло около часа, а может, и больше. Я совсем соскучился, потому что
желудок окончательно освободился и теперь играл марши. Жрать хотелось, а
моим кормлением местные власти не интересовались. Шаги здешних вертухаев
слышались отлично, но моя жизнь их явно не интересовала. Выпрашивать жратву
не хотелось, да и не выпросишь ничего, кроме как дубинкой по спине.
Пить воду из-под крана не рискнул. Тропики, тут можно на десять лет
вперед болезнями разжиться. Оставалось только петь революционные песни типа
"Замучен тяжелой неволей...", но, кроме первой фразы, я ничего не помнил.
Поэтому, пошатавшись из угла в угол, я опять повалился на койку и попытался
продолжить сон.
Мне это почти удалось, даже глаза стали слипаться, но тут лязгнула дверь,
и на пороге появились сразу несколько мордоворотов при оружии.
Никто из них не принес мне поесть, никто не сказал: "Извините, товарищ
Баринов, мы вас незаконно задержали!", никто даже не гавкнул: "С вещами, на
выход!" Они вообще ничего не говорили. Только один навел на меня какое-то
стреляющее устройство типа пистолета-авторучки и чпокнул. Я еще успел
ощутить боль от укола и заметить иголку, вонзившуюся в бедро. Потом все
потемнело, я почуял, что ноги меня не держат, и повалился на руки
подскочившим детинам. Дальше, - как выражался принц Гамлет, - тишина...
Пустячок, а приятно!
ОПЯТЬ ПОДОПЫТНЫЙ
Теряя сознание, я не знал, надолго это или вообще насовсем. Просто
подумать не успел. Вероятно, именно так со мной поступили тогда, когда я с
Марселой под ручку вошел в здание аэропорта Майами. Только в прошлый раз я
даже понять, что случилось, не успел. Помню, завертелось что-то в мозгах,
какие-то картинки из прошлого и настоящего, своего и чужого. А потом р-раз -
и оказался на кровати в заведении Джона Брайта с двойным самосознанием
Короткова-Брауна.
Здесь вышло по-иному. Сознание безмолвствовало, никакие видения мою башку
не посещали. Черный провал - и все. Но очнулся я уже не в камере, где меня
усыпили, а в светлом просторном помещении с окнами, из которых веяло
вечерней прохладой и приятным загородным, то есть не отравленным бензином,
воздухом.
Мне даже показалось, что я опять нахожусь в искусственной реальности и
вот-вот услышу громовой хохот Чудо-юда. Если он мог устроить мне полет в
Нижнелыжье с "цирком, фейерверком, клоунадой и стрельбой", то почему бы не
соорудить поездку на Хайди с теми же приколами? То есть с убийствами,
захватом Эухении и Лусии в заложники, милой беседой с Эктором Амадо,
закончившейся взрывом "Маркизы"... Наконец, вполне можно было и подводные
приключения сымитировать. Ведь тогда, накануне нашего с Хрюшкой отпуска, я
не мог отличить естественной реальности от той, которую мне зарядил в голову
отец-экспериментатор.
Но запахи были не подмосковные. За окном виднелись закатное небо и
силуэты мохнатых темно-зеленых гор Сьерра-Агриббенья. А я лежал на чем-то
вроде операционного стола в помещении, похожем на лабораторию. Со мной опять
что-то затевали. Опять, как тогда, когда пересаживали в меня память и
сущность Брауна. Снова вокруг копошились люди в белых, голубых и зеленых
халатах. И снова я был обездвижен фиксирующими ремнями. Какой еще файл в
моей многострадальной башке решили распаковать? Какого еще головореза
захотели прописать в моей черепушке? А я даже крикнуть не мог - рот залепили
пластырем.
Лиц врачей-вредителей я разглядеть не мог - они были закрыты масками.
Интересно, почему? Ведь резни не предполагалось, надеюсь? То есть операции.
На фига же им такая суперстерильность, боятся, что ли, начихать на меня
невзначай? Странно. Опять какие-то проводки, приборы, химия... И куда
теперь, в какой век? Каким негритенком стану? От злости я замычал, и тогда
одно из медикообразных существ подошло ко мне. Поглядело знакомыми донельзя
чебаковскими глазенками и успокоительно моргнуло: "Не переживай, Волчара, я
здесь, все будет хрю-хрю..." Откуда она-то здесь? Или мне уже начали "кино"
показывать? Ведь я уже хорошо знаю, что такое искусственная реальность.
Комар носа не подточит - все ощущаешь, как наяву: и цвет, и звук, и запах, и
вкус, и на ощупь все чувствуешь. Живешь, да и только. Как там тетушка
Эухения выражалась? "Внутренний человек"? Дурдом, ей-Богу!
Но я опять, в который уже раз, был человеком, от которого НИЧЕГО не
зависело. За меня думали, решали, а я и вякнуть не мог.
Игла вонзилась мне в предплечье. Что там вкатили? "Зомби-6", препарат ј
329 или, может, долгожданный "Зомби-7" отыскался? Что сейчас начнется? Может
быть, я превращусь в биоробота на манер Мэри и Синди, которыми Киска
управляла будто заводными куклами? Или опять, как в самый первый раз, начну
видеть картинки из чужой жизни, считая ее своей?
Однако все вышло и не так, и не эдак.
Ни ощущения беспокойства, ни каких-либо обрывочных видений, ни смешения
памяти на сей раз не было. Я прекрасно, четко воспринимал самого себя как
Дмитрия Сергеевича Баринова. И я знал, что все, что я вижу, происходит вне
меня, без моего участия, там, где меня физически нет. То есть примерно так,
как при просмотре кинофильма. С одной только разницей: я не мог ни
отвернуться от экрана, ни закрыть глаза, чтобы не видеть чего-то страшного
или мерзкого. Я должен был все видеть. Видеть со стороны, следуя как бы
рядом, но незримо за персонажами действа.
Еще одним обстоятельством, отличающим происходившее от видеопросмотра,
оказалось то, что реальность происходящего не вызывала сомнения. Три чувства
из пяти работали. Только осязание и вкус были отключены. Нечто похожее я
испытывал до этого лишь один раз, на ферме Толяна, когда таинственная РНС
повела меня вслед за хозяином и его гостьей Таней Кармелюк. Тогда я вроде бы
спал на первом этаже, но видел все, что происходило на втором...
Но самым удивительным стало то, что я не просто видел действия людей и
слышал произнесенные ими слова, но и знал (не догадывался, а именно знал),
что они думают. Разумеется, не всех, кто появлялся в поле зрения - тогда бы
я свихнулся! - а только тех главных лиц, которые принимали участие в
событиях. Знал я и то, что они чувствуют. Их вкусовые и осязательные
рецепторы передавали мне информацию, дополнявшую то, что я видел, слышал и
обонял. При этом "фильм", крутившийся у меня в голове, четко разделялся на
несколько отдельных эпизодов, связь между которыми была несомненна, но все
происходившее в промежутке между ними оставалось "за кадром". Вот такая
система.
ПО УКАЗУ ЕЯ ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА...
Я сразу понял, что угодил в XVIII век. Причем не куда-нибудь в
благопристойную Великобританию или Францию до революции 1789 года, а в
родную матушку-Россию. Но не в Петербург и не в Москву. Попал я куда-то в
заволжскую степь, где пылили копыта загнанных долгой гонкой казачьих коней.
Осколок уже разбитого генералами пугачевского войска все еще пытался
продлить свою волю. Уж полгода, как срубили на Москве голову "Петру
Феодоровичу", а полсотни перераненых, голодных и рваных ватажников метались
по степи, уходя от конных отрядов генерал-поручика Суворова. Среди казаков и
мужиков, среди прожженных кострами, пропыленных чекменей и армяков странно
смотрелся некогда богатый, хотя и изодравшийся вконец кафтан, болтавшийся на
плечах рыжеволосого бородатого детины. Был этот детина тяжко ранен и
держался в седле с трудом, поминутно кашляя и отхаркивая кровь. Если б не
коренастый казачок в мятой папахе с оборванным шлыком, ехавший рядом с ним,
давно бы свалился рыжий со своей лошаденки.
- Держися, держися, Ваня! - уговаривал казачок. - Али Богу молись, только
не спи - помрешь! Кровищей весь изошел...
- Надо помирать, - вяло ответил рыжеволосый с заметным английским
акцентом. - Очень плохо. Дышать нельзя. Совсем дурно.
- Погоди, погоди ты помирать! - подбодрил казак. - Можа, найдем где
какого лекаря али бабку, выходят. Пульку бы у тебя из грудей вытянуть да
завязать покрепче...
- Гусары! - заорал кто-то. - Гусары от взгорка скачут! Тикай!
Тучка пыли, в которой неясно просматривались силуэты коней и всадников с
длинными султанами на шапках в форме усеченного конуса, внезапно появилась
справа, на пологом холме. Она быстро росла, в ней уже видны были вздетые над
головами синие искорки сабель.
- Порубают! Тикай! - загомонили в рядах пугачевцев. Нагайки отчаянно
захлестали по крупам выдохшихся лошаденок, но заставить их двигаться быстрее
было почти невозможно.
Гусары налетели с ревом, сытые строевые кони грудью сбивали набок
истощавших кляч, безответно хлопали пистолетные выстрелы - повстанцы уже
который день как извели последнюю жменьку пороха. Но все же даром не дались.
Кто изловчился пырнуть гусара пикой, кто сумел достать царевых слуг саблей,
а один метнул топор. Казачок, опекавший рыжеволосого, с остервенением
отмахивался саблей, все время пытаясь выпихнуть из свалки своего друга, но
тот приник к конской шее и обвис на седле.
- Этого, в кафтане - живьем! - приказал гусарский поручик своим усачам.
Но не так-то просто было это сделать. Ловкий казак зацепил одного по
лицу, второму проткнул живот и, лишь сшибленный с седла пулей в голову,
прекратил сопротивление.
Ни один пугачевец не ушел. Пленными взяли пятерых, прочие бездыханными
полегли в кровавую, потоптанную конями пыльную траву.
Лежал в траве и рыжеволосый, но дышал еще. Над ним стоял приметивший его
поручик и спрашивал, поигрывая клинком:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.