read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Мне батька твой то и говорил - насчет лозины. Не будет,
мол, моя Яринка слушаться, лозину возьми да отдери по филейным частям.
И не от локтя бей, а с замахом - так, чтоб год садиться не могла. А
потом снова отдери, да солью сыпани, чтоб верещала громче!.. Сказано -
дома сидеть, значит - дома! А ты, Хведир, за старшего остаешься!
- Я... Батька, я...
Бурсак растерянно моргнул, но дверь уже хлопнула. Хведир
неуверенно потоптался, затем махнул рукой и бухнулся на лежанку. Ярина
подумала - и присела рядом.
- Татары? Откуда тут татары? - растерянно проговорил парень.
- С ханом у нас мир, да и засека надежная. Еще бы сказали - турки!
Девушка вздохнула и внезапно, не утерпев, погладила парня по
щеке.
В зале было полутемно. Немецкую лампу зажигать не стали,
обошлись свечой - единственной, едва прогонявшей ночной мрак. Хведир
пристроился на отцовом месте - у закрытой книги; Яринка забилась в
угол, в самую черную тень.
В доме было тихо.
Тихо - и страшновато.
Пан Лукьян не вернулся, прислав гонца, что остается в Хитцах,
потому как в лесу поблизости и вправду чужаков видели, не десяток, не
два - больше. С тех пор никаких известий не было, хотя ночь на исходе
и где-то совсем близко уже пропел первый кочет...
Хведир встал, подошел к маленькому, подернутому морозом
окошку.
- Иди спать, Яринка! Если что, разбужу. Девушка помотала
головой - спать не хотелось. То есть, конечно, хотелось, но...
- Это ты иди спать. А я постерегу - чтоб татары не украли!
Она шутила, хотя на душе было не до шуток.
Ярина, конечно, не утерпела. Весь вечер вместе с верным
Агметом ездила по Валкам, дабы и людей подбодрить, и самой
осмотреться. Городок почти вымер - пан Лукьян забрал с собой не только
Черкасов, тех, что в поход не ушли, но и дюжину подсоседков, и просто
охотников. Остальные забились в хаты, боясь показаться на улицу. Даже
рогатки, выставленные поперек шляха, остались без охраны. Да и кому
охранять? В городе и до войны меньше тысячи жило, из них Черкасов -
служивых и абшидных - сотня с небольшим. Теперь даже их не осталось.
Остальные - обычные мугыри, которые и смотреть на шаблю боятся.
Девушка почувствовала, как страх, сидевший где-то глубоко,
начинает наползать, подступать к горлу.
- Хведир! - не выдержала она. - Не молчи! Расскажи что-
нибудь!
- О чем?
В голосе бурсака тоже не слышалось особой уверенности.
Ярина усмехнулась:
- Ну... Про фольклор свой. Написал байку? Про Гонтов Яр?
- А-а! - послышался тихий смех. - Написал! Пану Гримму
понравится. Позавчера из Гонтова Яра выборный тамошний приезжал - к
отцу, бумаги выправлять насчет винокурни. Так знаешь, о чем там
болтают?
- Снова черти заглянули?
Почему-то в присутствии Хведира-Теодора о таком говорить было
совсем не боязно - даже в темноте.
- Нет, другое, - бурсак вновь усмехнулся. - Может, не
говорить? Ночь ведь, страшно!
- Ах ты! - девушка вскочила, махнула рукой. - А кто еще в
детстве перед сном нам про Черную Руку рассказывал? И про Дядька
Лысого? Забыл?!
Сама Ярина забыть такое не могла. После каждой истории она
забивалась под перину и дрожала полночи. А на следующий вечер вновь
просила рассказать - и снова дрожала.
- ...Пришла Черная Рука, - замогильным голосом начал Хведир.
- Открыла дверь - и стала искать маленькую девочку Яриночку... А ведь
это мысль! Представляешь, Ярина, такое записать, а? Пан Гримм с
кафедры свалится! А в Гонтовом Яру всякое болтают. Будто из Гриневой
хаты голоса доносятся, будто вокруг кони невидимые скачут. Ну и мамка
его еще приходила.
- Мамка? - удивилась девушка. - Его же матушка померла!
Ребятенка родила и...
- Вот я и говорю... То есть соседи говорят - приходила. Хату
обошла, потом внутрь заглянула - искала. А наутро пес сдох. Помнишь
пса? Его еще Агмет заговорил?..
Ярина закусила губы. Страх, уже ничем не сдерживаемый, сжал
сердце, холодом прокатился по спине. Мертвая мать ищет сгинувшего
сына. Ищет - и не находит...
- А на следующую ночь ее снова видели. Поп - отец Гервасий -
не побоялся, с крестом выскочил. Так она зубами заскрипела, руки
протянула - не дотянулась, а после обратно на погост пошла. А
наутро...
- Прекрати! - не выдержала девушка. - Как ты можешь! Такое...
Такое говорить!
- А что? - Хведир явно удивился. - Обычная история! У этих
посполитых вечно то мать к сыну с погоста является, то муж к женке.
Потому и обычай есть, чтоб долго не оплакивать...
- Прекрати! - повторила Ярина и, подумав, добавила: - Чурбан!
Бурсак, недоумевающе пожав плечами, замолк. Ярина отвернулась -
слушать страшилки расхотелось.
- Ну ты чего? - Хведир подошел ближе, присел рядом. - Мало ли
что лапотники эти болтают! Темные они!
- А ты - светлый! - огрызнулась девушка.
- Ну, не такой уж светлый, - развел руками парень. - Но
байкам этим не верю. Если и есть что-то необычное, то это не черти и
не призраки, а тонкие энергии, которые наш мир окружают. Про то и
блаженный муж, учитель мой Григор Варсава, писал...
Страх вновь спрятался, и Ярина внезапно почувствовала, как
смыкаются веки. Сон только и ждал - перед глазами поплыли странные
серебристые нити, закружились, сплетаясь в пушистые коконы. Уж не
тонкие ли это энергии, о которых Григор Варсава толковал?
- Ярина! Проснись, Ярина!
Девушка открыла глаза. В зале светло, сквозь окошки белеет
утро. Кажется, она так и заснула - сидя. Вот и покрывало: не иначе
Хведир догадался - укрыл.
- Ярина! - голос парня звучал странно. - Батька... Батька
погиб!
- Что?!.
На полу - мокрые следы; на плечах Хведира - кожух. Наброшен
наскоро, даже на крючок не застегнут. В глазах под толстыми стеклами -
ужас.
- Батька... Погиб батька. И все погибли...
- Мой... Мой отец? И сотня?
Почему-то сразу же подумалось об отце - о сотнике
Загаржецком. С Дуная давно не было вестей, а какие и приходили - не
радовали. Парень вздохнул, качнул головой. Дужка окуляр сползла с уха.
- Мой батька - Лукьян Олексеич. И все, кто с ним поехал. В
Хитцах. В село... Погинуло село...
Ярине показалось, что она все еще видит сон - страшный,
тягучий. Хорошо бы проснуться, поскорее проснуться!..
Проснуться не получалось.
Юдка Душегубец
Я скинул окровавленный жупан прямо на пол и взглянул на
руки. И здесь кровь - но не моя. Чужая. На шаблю и смотреть не стал:
хоть протирал снегом, а все равно - чистить и чистить!
Хотелось упасть, как был, прямо в сапогах, на лежанку и
провалиться в черную пустоту. Как хорошо, что мне никогда не снятся
сны! Там, в темной пропасти, я недоступен - ни для пана Станислава, ни
для тех, кого встретила моя шабля за эти долгие годы, ни для
всевидящих Малахов.
Уснуть!
Но я знал: не время. Хотя пан Мацапура уже извещен - я
специально послал хлопца на свежем коне впереди отряда, - но придется
докладывать самому. Таков порядок, таков обычай. Хоть и не в войске, а
вроде того.
Я кликнул джуру, отдал ему шаблю - чистить до белого блеска -
и велел принести таз с теплой водой. Кровь плохо отмывается; особенно
зимой, особенно если она смешана с грязью.
С грязью - и с пеплом.
Теперь - свежая рубашка, штаны, каптан с белой подкладкой,
кипа. Дворецкий - тот, что был до нынешнего, - все рожу морщил:
негоже-де при пане зацном с головой покрытой ходить! О своей бы голове
подумал, прежде чем болтать пустое! Где она сейчас, его голова?
Застегиваясь и надевая пояс, я вновь перебрал в памяти все,
что должно рассказать пану. Когда я на службу поступал, пан Станислав
сразу предупредил: говорить надо лишь о самом главном - четко и ясно,
без лишних словес. Так-то оно так, да только сам он любит о таком
расспрашивать, что порою дивишься - к чему? То ли пан зацный попросту
любопытен, то ли видит в мелочах что-то важное, нам, сирым,
непонятное. Ну, скажем, моргала ли голова после того, как на снег
свалилась? Как у того дворецкого. Три года назад это было, тогда тоже
на дворе месяц - лютый стоял.
Может, пан Мацапура в детстве страшные сказки любил?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.