read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Сэр калика, что это за нестерпимый блеск впереди?
Калика повернулся в ту сторону, куда указывал Томас. Клочья тумана
разъехались как пьяные простолюдины с ярмарки, на краю видимости
заблистала яркая полоска. Калика с досадой прищурился, посмотрел в кулак:
-- Час от часу не легче! Это Сират.
Томас кивнул, уже не спорил:
-- Сират? Тот самый, верно?.. Ну, который... Который...
-- Который тонок, как паутинка, и остер, как бритва,-- закончил
калика.-- Думаю, ты тоже догадался. По этому мосту могут перейти на ту
сторону только праведники. А грешники... Только тебе чего тревожиться?
Праведнее тебя не найти на всем белом свете! Недаром же Дева за тебя вон
как хлопочет.
Томас сказал дрогнувшим голосом:
-- Конечно-конечно... Но чего нам переть по такому высокому мосту? Я
уверен, есть дороги и короче.
-- А как же Дева? -- удивился Олег.
-- Что Дева,-- пробормотал Томас,-- по своей доброте за какую только
дрянь не заступалась! Подумать противно. Даже за разбойника, который тря
дня в петле провисел...
Олег развел руками:
-- Ну, как скажешь, как скажешь. Я хотел как лучше. Что ж, поищем
другую дорогу.
Томас спустился к самой воде, зачерпнул в обе ладони воды. Олег
смотрел с интересом. Рыцарь не сушит голову над последствиями. Если жаждет
пить, то пьет. А что будет дальше, пусть епископ думает, а то и его боевой
конь, у того голова еще больше, никакая тиара не налезет.
Томас пил изысканно, с лучшими манерами благородных: стоя на коленях,
зачерпывал обеими ладонями и хлебал из такого ковшика. Не так, как его
пращур Англ, который падал у ручья на четвереньки, припадал алчущим ртом,
лакал как дикий зверь, не выпуская из рук меча и щита. А тех, кто пил вот
так, как его дальний потомок Томас Мальтон, велел гнать из своей дружины,
как недостаточно свирепых и быстрых.
А Томас вдруг замер. Вода медленно струилась между пальцами.
-- Корзина! -- воскликнул он.-- Корзина плывет по течению!
-- Ну и что?
-- А почему не тонет?
-- Ну... должно быть приток впадает с водой потяжелее...
-- Клянусь, я слышал... кряхтение или плач. Там ребенок!
Олег сказал тоскливо:
-- Опять? Гильгамеш, Гвидон... нет, Гвидон был в бочке... Брось, сэр
Томас. Эти плоды тайной любви плывут по рекам десятками тысяч. Всех не
переловишь.
-- Но ребенок же...
-- Без нас выловят,-- сказал Олег, но Томас уже вошел в воду по
колено, всматривался. Вскоре из-за поворота выплыла широкая корзина. Олег
недовольно смотрел, как Томас подтянул ее к себе, вытащил ребенка вместе с
тряпками, корзину оставил плыть дальше, но та тут же пошла ко дну.
Когда Томас, шумно разбрызгивая воду, выбрел на берег, Олег спросил
саркастически:
-- Ну и что с ним делать?
-- Не знаю,-- ответил Томас, он неуклюже укутывал младенца в тряпки,
тот негодующе дрыгал крохотными ножками.-- Встретим село, отдам людям.
Кто-нибудь да воспитает.
Калика буркнул:
-- Чего вмешиваться? А вдруг это второй Саргон, который зальет кровью
полмира?
-- А вдруг второй Моисей? -- отпарировал Томас.-- Да и этих...
основателей Рима тоже в корзинке сплавили с глаз долой... Мне дядя
рассказывал, как их мать была непорочной жрицей, обряд безбрачия и
невинности давала, но какой-то мерзавец обольстил... Ты чего засмущался?
Не опускай глазки. Так что, если бы этих рекоплавателей не вылавливали
добрые люди, кто знает в каком бы мире теперь жили?
Калика посмотрел с удивлением. Рыцарь живет не разумом, а простейшими
чувствами, но иногда высказывает такое, к чему он, Олег, приходил после
многовековых раздумий. Правда, рыцарь тут же забывает нечаянно найденные
истины, на другой день опять дурак дураком, а еще не простым, а
меднолобым, что еще дальше круглого, стоеросового, непуганого. Но все-таки
в таких озарениях что-то есть...
Он снова с горечью ощутил себя чужим в этом мире, где и людьми, как
животными, правят чувства. А он, единственный, пытается строить все по
уму, по разуму, исходит из правила, что дважды два должно равняться
четырем и днем и вечером, зимой и летом, в дождь и вьюгу, и даже тогда,
когда у тебя трещит голова, когда изменила любимая женщина, когда вокруг
только гады и сволочи...
Томас пошел вдоль берега, спотыкался, ибо заглядывал в личико
ребенка. Тот плакал тише, крохотной ручонкой пытался ухватить рыцаря за
железную грудь. Олег потащился сзади, в затылке стало холодно. Не
оглядывался, но жестокий взгляд чувствовал всей кожей, сердце застучало
чаще, кровь вскипела, но не для драки, драк не любил и избегал всегда,
просто при виде опасности мысли бегут как испуганные олени, мечутся как
искры в костре, и в такие минуты успеваешь передумать больше, чем за
предыдущие дни...
Томас со смесью негодования и жалости подумал, что отшельник слишком
много видел жестокости, крови, бессмысленной гибели не то, что невинных
детей, целых народов, потому сердце покрылось корой потолще, чем на старом
дубе, что растет в их старом саду во дворе родового замка.
-- А как орет,-- сказал он с неудовольствием.-- Томас, дай ему
что-нибудь.
-- Что?
-- Ну хоть покажи. Козу сделай...
Томас сделал пальцами козу, ребенок заревел громче. Томас сердито
посмотрел на калику, но смолчал. Сам дурак, что послушал. Откуда тому в
пещерах знать как обращаться с детьми? Морда такая равнодушная, идет и
света не видит, весь не то в возвышенных мыслях, не то вовсе где-то в
другом мире...
Он сглотнул комок в горле. Калика и так делает для него столько, что
скажи кому -- не поверят, а если поверят, то заподозрят невесть что. Так
просто даже благороднейший из рыцарей не пойдет в страшную и жуткую
преисподнюю.
-- Сэр калика,-- сказал он торопливо,-- Олег! Я же вижу, как тебе
трудно. Ты скажи как, я сам опущусь в преисподнюю! А тебе надо искать
эту... великую Истину.
Калика сгорбился еще больше. Глаза ввалились, а голос сел, стал
хриплый от душевной муки:
-- Сэр Томас... Я просто не хочу в прошлое.
Томас вскинул брови, ребенок беспокойно кряхтел и хватал его за
железо.
-- Как это?
-- Сейчас другой мир, сэр Томас. Я счастлив... или почти счастлив.
Чудеса исчезают, вместо колдунов все больше шарлатаны. Мир -- наконец-то!
-- предсказуем, вычисляем, понятен. Почти предсказуем. Еще сотня-другая
лет... ну, тысячонка-две, пусть даже три-пять, и о колдовстве забудут. А
прошлый мир темен... Не в том смысле, что солнце не блистало. Еще как
блистало, но по земле бродили чудовища, маги делили мир, герои истребляли
друг друга чаще, чем драконов, сын убивал родителей, брат жил с сестрой,
мать спала со взрослыми сыновьями и рожала от них детей, правая рука
человека не знала, что делает левая, потому что жили не разумом, а
чувствами. Да не так, как ты, а сиеминутными. Простыми! Как у червя или
хищного зверя, что одно и то же. Тот мир загнан вглубь, но он жив,
напоминает в жутких снах о своей мощи.
Томас заторопился, мало что поняв из глубокой речи, разве что там, в
преисподней, встретят всех этих чудищ, магов, что делят мир, драконов, и
людей, что не отличают правую руку от левой, хотя для этого можно не
покидать родную Британию.
-- Ты только пальцем укажи. А я сам. Это же моя война, не твоя. Хоть
ты и язычник, но что тебе христианские черти?.. Правда, твоих уже
перебили...
-- Да нет, благородный Томас,-- ответил калика тяжело.-- Хочется или
не хочется, а делать надо то, что надо. Иначе уподоблюсь тем... что
остались там, внизу. Я пойду с тобой. В свое прошлое, страшное и...
стыдное. Только не остаться бы там...
Томас вздрогнул, озноб пробежал по всему телу, ушел через ноги в
землю, и он увидел, как на пять футов вокруг выступил иней.
-- Если я останусь,-- заявил он, чувствуя в сердце сладкую боль,-- то
буду с нею... Это бесчестно, что она в царстве Тьмы, а я, здоровый и
сильный мужчина, остался жить и наслаждаться божьим светом!
-- Пойдем. Надо пристроить байстрюка.
Томас брезгливо держал ребенка на вытянутых руках. Тряпки намокли, от
них гадостно пахло, капало желтым.
-- Героем будет,-- утешил Олег хладнокровно.-- Вишь, как воняет.
Томас покачал головой:
-- Это девочка.
-- Тогда красивой,-- решил калика.-- Пойдем, ниже по течению должно
быть селение.
Томас потянул носом:
-- Дымом пахнет. Близко люди.
-- Либо костер забыли охотники,-- проворчал Олег,-- либо сожгли
чей-то дом...
Томас торопливо взбежал на пригорок, впереди открылось за леском
распаханное поле, а дальше под солнцем блестели оранжевым соломенные крыши



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.