read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



мы с Джимом расстанемся: он поедет с женой на свою новую квартиру, а я
поплыву к острову Мидуэй.
Если я и питал неприязнь к мисс Мэйми, то в эту минуту я все ей прос-
тил: ведь она проявила истинное мужество, доброту и благородство.
Погода испортилась, небо закрыли свинцовые тучи - я никогда еще не
видел Сан-Франциско таким унылым, жалким и грязным. Казалось, он преж-
девременно состарился. Но все время, пока я, судорожно спеша, заканчивал
дела в порту, в конторах, среди оглушительного шума и малопривлека-
тельных зрелищ, у меня в душе раздавалась тихая музыка - я вспоминал о
счастье своего друга.
И то сказать, это был чрезвычайно хлопотливый день. Не успели мы по-
завтракать, как Джим уже умчался в муниципалитет и в ресторан Фрэнка -
ведь надо было подготовить свадьбу, а я поспешил в контору Джона Смита
договариваться о поставке припасов, а оттуда - на "Нору Крейн". Среди
окружавших ее могучих кораблей она показалась мне еще меньше, чем вчера.
На ней и вокруг нее царил невообразимый хаос. Набережная была завалена
бочками, ящиками, жестянками, инструментами, бухтами каната и миниатюр-
ными бочонками с порохом. Казалось, никакой человеческий гений не в си-
лах будет уместить все это в ее трюме. Джонсона я нашел на шкафуте. По-
мощник капитана был облачен в красную рубаху и холщовые брюки и весь ки-
пел энергией. Обменявшись с ним несколькими словами, я отправился по уз-
кому проходу между бортом и рубкой на корму и спустился по трапу в общую
каюту, где капитан пил вино с портовым чиновником.
Я с неприязнью оглядел крохотную каморку, которой в течение многих
недель предстояло быть моим домом. Справа тянулась перегородка, отделяв-
шая капитанскую каюту, а слева одна над другой виднелись две неопрятные
койки, упиравшиеся в ветхий буфет. Стены были желтые и сырые, пол - чер-
ный и измазанный каким-то жиром. Повсюду валялись старые газеты, солома,
доски от ящиков, а единственными украшениями были подставка для стака-
нов, термометр, преподнесенный "в знак уважения" каким-то торговцем вис-
ки, рекламирующим свой товар, и подвешенная к потолку лампа. Трудно было
представить себе, что не пройдет и недели, как эта каюта покажется мне
веселой, светлой, нисколько не душной и даже обширной.
Я был представлен портовому чиновнику и его молодому приятелю, кото-
рого, как мне показалось, он привел с собой только для того, чтобы тот
мог вволю накуриться дорогих сигар. Мы выпили за здоровье друг друга по
стаканчику калифорнийского портвейна, слишком сладкого и слишком липко-
го, чтобы быть подходящим утренним напитком, а затем чиновник разложил
на столе свои бумаги и была вызвана команда. Несколько минут спустя мат-
росы ввалились в каюту и остановились, неуклюже переминаясь с ноги на
ногу и глядя либо, в пол, либо в потолок. На их лицах было написано сму-
щение и явное желание сплюнуть, на что, конечно, никто не осмеливался.
Единственным исключением был китаец-кок в белоснежном халате, державший-
ся с большой уверенностью и достоинством.
Полагаю, вам никогда не приходилось участвовать в фарсе, вроде того,
который затем последовал. Морские законы Соединенных Штатов составлены в
духе отеческой строгости и, очевидно, исходят из предпосылки, что всякий
матрос - идиот от рождения, а его наниматели - негодяи и мошенники. Каж-
дому матросу по очереди прочитывался длинный и многословный документ,
именуемый "Инструкцией о правах кубрика". Прослушав его пять раз подряд,
я, казалось бы, должен был вполне постигнуть его содержание; однако чи-
новник (весьма достойный человек) проделывал подобную процедуру каждый
божий день по многу раз подряд, отчего, разумеется, читал с такой быст-
ротой и монотонностью, что даже я, человек образованный, умевший сосре-
доточиваться, почти ничего не понял, а о матросах уж и говорить нечего.
Отдача приказов не должна сопровождаться руганью, ношение ножей запреща-
ется, место назначения - остров Мидуэй или любой другой порт, куда решит
зайти капитан до истечения шести календарных месяцев, выплата жалованья
в этом порту - вот что излагалось в этом документе с удивительным мно-
гословием, а больше я ничего уловить не сумел. Закончив чтение, чиновник
каждый раз переводил дух и затем начинал разговор о деле уже нормальным
голосом. "Итак, любезный, - говорил он, - вы поступаете матросом на этот
корабль за столько-то долларов в американской валюте. Напишите свою фа-
милию вот здесь, если у вас есть фамилия и вы умеете писать". После того
как матрос, пыхтя от напряжения, подписывался, чиновник начинал запол-
нять официальный бланк с описанием его наружности: рост, особые приметы
и т, п. При создании этих литературных портретов он, кажется, полагался
всецело на вдохновение, ибо я ни разу не заметил, чтобы он бросил хоть
один взгляд на своих натурщиков. Правда, ему помогали замечания капита-
на, вроде: "Волосы голубые, глаза рыжие... Нос пять футов семь дюймов,
рост сломанный", - и прочие шуточки, родившиеся вместе с возникновением
американского торгового флота. Вершина юмора была достигнута, когда ки-
тайца-кока записали под именем "Пей-чай". В ответ на его протесты порто-
вый чиновник только весело ухмыльнулся.
- Кроме того, капитан, - сказал он, начиная складывать свои бумаги,
когда матросы удалились, - согласно закону, вы обязаны иметь на борту
судовую лавку и аптечку.
- Я знаю, - ответил Нейрс.
- Очень хорошо, - закончил чиновник и налил себе еще стакан портвей-
на.
Однако, когда он ушел, я вернулся к этой теме, так как прекрасно
знал, что у нас нет ни той, ни другой.
- Ну как же, - протянул Нейрс, - сон на набережной лежит ящик с
шестьюдесятью фунтами табака и еще двадцать фунтов всяких консервов. А
кроме того, я никогда не ухожу в плавание без обезболивающей микстуры.
На самом деле у капитана был большой запас всяческих патентованных
снадобий, которыми он, по обычаю моряков, пользовался с большим рвением,
но очень бестолково. У него хранился также запас каких-то покрытых пле-
сенью полупустых пузырьков без этикеток, и время от времени он открывал
их, нюхал и размышлял вслух: "Кажется, пахнет, как средство от поноса.
Попробовать, что ли? Пожалуй, попробую". Однако товары в судовой лавке
исчерпывались пачками дешевого табака. Вот так составляются отечески
строгие законы и так они обходятся: когда наша шхуна вышла в море, она,
как и множество других, подлежала штрафу в шестьсот долларов за от-
сутствие лавки и аптечки.
Этот эпизод, который занял столько места в моем описании, на самом
деле промелькнул совсем незаметно - день был слишком полон всяческих
волнений и забот. Чтобы от зари и до сумерек успеть снарядить шхуну в
плавание и подготовить брачную церемонию, требовались поистине героичес-
кие усилия. Весь день мы с Джимом бегали по городу, смеялись, чуть не
плакали, тревожно советовались друг с другом, а затем устремлялись (с
готовым сарказмом на устах) к модистке, задержавшей шляпку, на шхуну или
в контору Джона Смита, а на каждом втором углу нами же выпущенные огром-
ные афиши напоминали нам о нашем отчаянном положении. И все же я улучил
время посетить полдюжины ювелирных лавок, и выбранный мной подарок был
принят очень мило. Кажется, покупка подарка была последней (хотя отнюдь
не наименьшей) из моих забот, перед тем как старого священника, добро-
душного старичка, извлекли из его дома и привели в нашу контору, словно
дрессированного пуделя. И там, в сгущающихся сумерках, под холодным
блеском двухсот бутылок "Тринадцати звездочек", рядом с пестрым велико-
лепием сельскохозяйственной машины, Мэйми и Джим соединились навек.
Хотя обстановка была более чем неподходящая, сама церемония показа-
лась мне очень милой и трогательной машинистки, сияя улыбками, держали
чудесные букеты, Мэйми скромно потупляла глаза, а Джим... как я могу
описать бедного преображенного Джима? Он начал с того, что отвел священ-
ника в дальний угол конторы. Не знаю, о чем шла речь, но у меня есть ос-
нования полагать, что он объявлял себя недостойным такого счастья. Раз-
говаривая со священником, он плакал, а тот растроганно утешал и ободрял
его, и я слышал, как он произнес следующее: "Уверяю вас, мистер Пинкер-
тон, что не много найдется людей, которые имели бы право сказать о себе
это..." Отсюда я сделал вывод, что мой друг, осыпая себя обвинениями,
позволил себе по крайней мере одну законную похвальбу. Затем Джим подо-
шел ко мне, и, хотя у него хватило сил только назвать меня по имени и
стиснуть мою руку, он заразил своим волнениям и шафера.
Наконец брачная церемония началась. Джим был просто в экстазе. Даже
священник проникся к нему глубочайшей симпатией и закончил службу не-
большой теплой речью, в которой поздравил Мэйми с чудесным мужем и зая-
вил, что ему редко приходилось сочетать браком более интересную пару. В
эту самую минуту к довершению общей радости в контору была доставлена
карточка Дугласа Лонгхерста с поздравлениями и ящик с четырьмя дюжинами
шампанского. Одну из бутылок откупорили немедленно, священник провозгла-
сил тост за новобрачную, подружки после жеманных отнекиваний согласились
отпить вина, после чего я, в свою очередь, произнес веселый тост. Но
бедняге Джиму не пришлось попробовать шампанского: улучив момент, я шеп-
нул ему:
- Не пей! Ты так взволнован, что сразу станешь пьян как сапожник.
И, пожав мне руку, Джим шепнул в ответ:
- Спасибо, Лауден! Ты снова меня спас!
Затем мы с несколько судорожной веселостью поужинали в ресторане
Фрэнка, откуда, захватив двадцать бутылок шампанского (больше я взять
отказался), отправились в извозчичьей карете на "Нору Крейн"
- Ах, какой милый кораблик! - воскликнула Мэйми, увидев шхуну, и за-
тем повернулась к шаферу. - И как вы храбры, мистер Додд! - воскликнула
она. - На такой крохотной скорлупке отправиться далеко в океан! - И я
заметил, что ее мнение обо мне заметно улучшилось.
На "милом кораблике" царил ужасный беспорядок, а все его обитатели
валились с ног от усталости и были настроены чрезвычайно кисло. Кок
расставлял в кладовой консервы, и четыре угрюмых матроса, обливаясь по-
том, перебрасывали их по цепочке со шкафута. Джонсон клевал носом, сидя
у стола, а капитан, лежа на койке в своей каюте, угрюмо курил сигару.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.