read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



баться? Нет, хохотать и рвать на себе волосы и с радостными криками ка-
таться по земле. Они и не подозревали, что выдали ее замуж за сумасшед-
шего.
Позвольте-ка... А если бы они знали, была ли бы она спасена? На одной
чаше весов - счастье сестры, на другой - золото ее мужа. Легчайшая пу-
шинка, которая улетает от моего дуновенья, - и славная цепь, которая те-
перь украшает мое тело!
Но в одном пункте я обманулся, несмотря на все мое лукавство. Не будь
я сумасшедшим... ибо хотя мы, сумасшедшие, достаточно хитры, но иной раз
становимся в тупик... не будь я сумасшедшим, я догадался бы, что девушка
предпочла бы лежать холодной и недвижимой в мрачном, свинцовом гробу,
чем войти в мой богатый, сверкающий дом невестой, которой все завидуют.
Я знал бы, что ее сердце принадлежит другому - юноше с темными глазами,
чье имя - я это слышал - шептала она тревожно во сне; знал бы, что она
принесена мне в жертву, чтобы избавить от нищеты седого старика и высо-
комерных братьев.
Фигуры и лица стерлись теперь в моей памяти, но я Знаю, что девушка
была красива. Я это знаю, ибо в светлые лунные ночи, когда я вдруг про-
сыпаюсь и вокруг меня тишина, я вижу: тихо и неподвижно стоит в углу
Этой палаты легкая и изможденная фигура с длинными черными волосами,
струящимися вдоль спины и развеваемыми дуновением неземного ветра, а
глаза ее пристально смотрят на меня и никогда не мигают и не смыкаются.
Тише! Кровь стынет у меня в сердце, когда я об этом пишу. Это она - лицо
очень бледно, блестящие глаза остекленели, но я их хорошо знаю. Она
всегда неподвижна, никогда не хмурится и не гримасничает, как те другие,
что иной раз наполняют мою палату; но для меня она страшнее даже, чем те
призраки, которые меня искушали много лет назад, - она приходит прямо из
могилы и подобна самой смерти.
В течение чуть ли не целого года я видел, что лицо ее становится все
бледнее, в течение чуть ли не целого года я видел, как скатываются слезы
по ее впалым щекам, но причина была мне неизвестна. Наконец, я ее узнал.
Дольше нельзя было скрывать это от меня. Она меня не любила; я и не ду-
мал, что она меня любит; она презирала мое богатство и ненавидела рос-
кошь, в которой жила, - этого я не ждал. Она любила другого. Эта мысль
не приходила мне в голову. Странные чувства овладели мной, и мысли, вну-
шенные мне какою-то тайной силой, терзали мой мозг. Ненависти к ней я не
чувствовал, однако ненавидел юношу, о котором она все еще тосковала. Я
жалел, да, жалел ее, ибо холодные себялюбивые родственники обрекли ее на
несчастную жизнь. Я знал - долго она не протянет, но мысль, что она еще
успеет дать жизнь какому-нибудь злополучному существу, обреченному пере-
дать безумие своим потомкам, заставила меня принять решение. Я решил ее
убить.
В течение многих недель я думал о яде, затем об утоплении и, наконец,
о поджоге. Великолепное зрелище - величественный дом, объятый пламенем,
и жена сумасшедшего, превращенная в золу. Подумайте, какая насмешка -
большое вознаграждение и какой-нибудь здравомыслящий человек, болтающий-
ся на виселице за поступок, им не совершенный! А всему причиной - хит-
рость сумасшедшего! Я часто обдумывал этот план, но в конце концов отка-
зался от него. О, какое наслаждение день за днем править бритву, пробо-
вать отточенное лезвие и представлять себе ту глубокую рану, какую можно
нанести одним ударом этого тонкого сверкающего лезвия!
Наконец, старые призраки, которые так часто посещали меня прежде,
стали нашептывать, что час настал, и вложили в мою руку открытую бритву.
Я крепко ее зажал, потихоньку встал с постели и наклонился над спящей
женой. Лицо ее было закрыто руками. Я мягко их отвел, и они беспомощно
упали ей на грудь. Она плакала - слезы еще не высохли на щеках. Лицо бы-
ло спокойно и безмятежно, и когда я смотрел на нее, тихая улыбка освети-
ла это бледное лицо. Осторожно я положил руку ей на плечо. Она вздрогну-
ла, но это было во сне. Снова я склонился к ней. Она вскрикнула и прос-
нулась.
Одно движение моей руки - и больше никогда она не издала бы ни крика,
ни звука. Но я задрожал и отшатнулся. Ее глаза впились в мои. Не знаю,
чем это объяснить, но они усмирили и испугали меня; я затрепетал от это-
го взгляда. Она встала с постели, все еще глядя на меня пристально, не
отрываясь. Я дрожал; бритва была в моей руке, но я не мог поше-
вельнуться. Она направилась к двери. Дойдя до нее, она повернулась и от-
вала взгляд от моего лица. Чары были сняты. Одним прыжком я был около
нее и схватил ее за руку. Она упала, испуская вопли.
Теперь я мог убить ее - она не сопротивлялась; но в доме поднялась
тревога. Я услышал топот ног на лестнице. Я положил на место бритву, от-
пер дверь и громко позвал на помощь.
Вошли люди, подняли ее и положили на кровать. Несколько часов она ле-
жала без сознания, а когда жизнь, Зрение и речь вернулись к ней, оказа-
лось, что она потеряла рассудок и бредила дико и исступленно.
Призвали докторов - великих людей, которые в удобных экипажах подъез-
жали к моей двери, на прекрасных лошадях и с нарядными слугами. Много
недель они провели у ее постели. Собрались на консультацию и тихо и тор-
жественно совещались в соседней комнате. Один из них, самый умный и са-
мый знаменитый, отвел меня в сторону и, попросив приготовиться к худше-
му, сказал мне, - мне, сумасшедшему! - что моя жена сошла с ума. Он сто-
ял рядом со мной у открытого окна, смотрел мне в лицо, и его рука лежала
на моей. Одно усилие - и я мог швырнуть его вниз, на мостовую. Вот была
бы потеха! Но это угрожало моей тайне, и я дал ему уйти. Спустя нес-
колько дней мне сказали, что я должен держать ее под надзором, должен
приставить к ней сторожа. Это сказали мне! Я ушел в поля, где никто не
мог меня услышать, и веселился так, что хохот мой звенел в воздухе.
На следующий день она умерла. Седой старик проводил ее до могилы, а
гордые братья пролили слезу над бездыханным трупом той, на чьи страдания
при жизни взирали с ледяным спокойствием. Все это питало тайную мою ве-
селость, и когда мы ехали домой, я смеялся, прикрывшись белым носовым
платком, пока слезы не навернулись мне на глаза.
Но хотя я достиг цели и убил ее, я был в смятении и тревоге: я
чувствовал, что недалеко то время, когда моя тайна будет открыта. Я не
мог скрыть дикую радость, которая бурлила во мне и заставляла меня, ког-
да я один оставался дома, вскакивать, хлопать в ладоши, плясать и кру-
житься и громко реветь. Когда я выходил из дому и видел суетливую толпу,
двигающуюся по улицам, или шел в театр, слушал музыку и глядел на танцу-
ющих людей, меня охватывал такой восторг, что я готов был броситься к
ним, растерзать их в клочья и выть в упоении. Но я только скрежетал зу-
бами, топал ногами, вонзал острые ногти в ладони. Я сдерживал себя, и
никто еще не знал, что я сумасшедший.
Помню - и это одно из последних моих воспоминании, ибо теперь ре-
альное я смешиваю со своими грезами, и столько у меня здесь дела и так
меня всегда торопят, что нет времени отделить одно от другого и разоб-
раться в каком-то странном хаосе действительности и грез, - помню, как
выдал я, наконец, тайну. Ха-ха! Чудится мне - я и сейчас вижу их испу-
ганные взгляды, помню, как легко оттолкнул их и сжатыми кулаками бил по
бледным лицам, а потом умчался, как вихрь, и оставил их, кричащих и вою-
щих, далеко позади. Сила гиганта рождается во мне, когда я об этом ду-
маю. Вот, видите, как гнется под яростным моим напором этот железный
прут. Я мог бы сломать его, как ветку, но здесь такие длинные галереи и
так много дверей - вряд ли нашел бы я здесь дорогу; а если бы даже на-
шел, то, что искал.
Знаю, внизу есть железные ворота, и эти ворота они всегда держат на
запоре. Они знают, каким я был хитрым сумасшедшим, и гордятся тем, что"
могут меня выставить напоказ.
Позвольте-ка... да, меня не было дома. Вернулся я поздно вечером и
узнал, что меня ждет высокомернейший из трех ее высокомерных братьев, -
"по неотложному делу", сказал он. Я это прекрасно помню. Я ненавидел его
так, как только может ненавидеть сумасшедший. Много раз руки мои готовы
были его растерзать. Мне сказали, что он здесь. Я быстро взбежал по
лестнице. Он хотел сказать мне несколько слов. Я отослал слуг. Час был
поздний, и мы остались наедине - впервые.
Сначала я старался на него не смотреть, ибо знал то, о чем он не по-
дозревал, - и я гордился этим знанием, - Знал, что огонь безумия горит в
моих глазах. Несколько минут мы сидели молча. Наконец, он заговорил. Мои
недавние легкомысленные похождения и странные слова, брошенные мною сей-
час же после смерти его сестры, были оскорблением ее памяти. Сопоставляя
многие обстоятельства, которые сначала ускользнули от его внимания, он
предположил, что я дурно обращался с нею. Он желал знать, вправе ли он
заключить, что я хотел очернить ее память и оказать неуважение ее семье.
Мундир, который он носит, обязывает его потребовать у меня объяснения.
Этот человек служил в армии и за свой чин заплатил моими деньгами и
несчастьем своей сестры! Это он руководил заговором, составленным с
целью поймать меня в ловушку и завладеть моим состоянием. Это он - он
больше, чем кто бы то ни было, - принуждал свою сестру выйти за меня за-
муж, зная прекрасно, что ее сердце отдано какому-то писклявому юноше.
Мундир его обязывает! Не мундир, а ливрея его позора! Я не удержался и
посмотрел на него, но не сказал ни слова.
Я заметил, как изменилось его лицо, когда он встретил мой взгляд. Он
был смелым человеком, но румянец сбежал с его лица, и он отодвинул свой
стул. Я ближе придвинулся к нему и, засмеявшись, - мне было очень весе-
ло, - заметил, что он вздрогнул. Я почувствовал, как овладевает мною бе-
зумие. Он боялся меня.
- Вы очень любили свою сестру, когда она была жива, - сказал я, -
очень любили.
Он растерянно огляделся, я видел, как его рука вцепилась в спинку
стула, но он ничего не сказал.
- Вы негодяй! - воскликнул я. - Я вас разгадал!
Я открыл ваш дьявольский заговор, составленный против меня, я знаю,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.