read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



оторвать глаз от ее двойного подбородка, повторявшего все движения
Брунельдиной головы.
- Может, поднять шторы? - спросил Деламарш.
- Только не это, - ответила она с закрытыми глазами и словно в
отчаянии, - тогда будет еще хуже.
Карл подошел к изножию канапе, чтоб получше разглядеть женщину;
странно, что она жалуется, жара-то самая обыкновенная.
- Погоди, сейчас я тебе помогу, - робко произнес Деламарш, расстегнул
ей верхние пуговки, освободив шею и верхнюю часть груди, в вырезе мелькнуло
даже тонкое кремовое кружево сорочки.
- Кто это? - вдруг спросила женщина, указывая пальцем на Карла, - и
почему он так смотрит на меня?
- Ты скоро понадобишься для дела, - сказал Деламарш Карлу и отодвинул
его в сторону, одновременно успокаивая женщину: - Это просто мальчишка, он
будет тебе прислуживать.
- Но мне никто не нужен! - воскликнула она. - Зачем ты приводишь в дом
чужих людей!
- Но ты же все время мечтала о прислуге, - сказал Деламарш, присев на
корточки, ведь возле Брунельды, несмотря на ширину канапе, свободного места
не было.
- Ах, Деламарш, - сказала она, - ты никак не желаешь меня понять.
- В данном случае я действительно тебя не понимаю, - отозвался
Деламарш, взяв ее лицо в ладони. - Но это не беда, если хочешь, он сию же
минуту исчезнет.
- Раз уж он здесь, пусть остается, - снова заговорила она, и, хотя
особого дружелюбия в этих словах, пожалуй, не было, Карл от усталости
почувствовал такую благодарность к ней, что, все еще в смутных мыслях об
этой бесконечной лестнице, которую, быть может, придется сейчас снова
одолевать, переступил через мирно почивавшего на своем одеяле Робинсона и,
не обращая внимания на сердитую жестикуляцию Деламарша, сказал:
- Спасибо вам хотя бы за то, что вы позволяете мне остаться здесь еще
немного. Я не смыкал глаз, кажется, целые сутки, при том что изрядно
поработал и напереживался по разным поводам. Я ужасно устал. Сейчас я даже
толком не понял, куда попал. Дайте мне поспать часок-другой, а потом можете
с чистой совестью выпроводить меня, и я охотно уйду.
- Ты можешь вообще остаться здесь, - сказала женщина и прибавила
иронически: - Места у нас в избытке, как видишь.
- Значит, придется тебе уйти, - сказал Деламарш, - ты нам не нужен.
- Нет, пусть остается, - возразила женщина совершенно серьезно.
И Деламарш, как бы исполняя ее желание, сказал Карлу:
- Тогда устраивайся.
- Он может лечь на шторы, только пускай снимет ботинки, чтобы ничего не
порвать.
Деламарш показал Карлу место, которое она имела в виду. Между дверью и
шкафами высилась огромная куча разного рода оконных штор. Если ее разобрать,
тяжелое сложить в самом низу, а вверху - более легкое и, наконец, вытащить
торчащие из кучи многочисленные карнизы и деревянные кольца, то получилось
бы вполне сносное ложе, а так это была просто шаткая разъезжающаяся груда,
но, несмотря на это, Карл тут же улегся - слишком он устал для особых
приготовлении ко сну, да и не хотел обременять хозяев лишней суетой.
Он уже почти заснул, когда услышал громкий крик, приподнялся и увидел,
что Брунельда, сидя на канапе, обнимает стоящего на коленях Деламарша. Карл,
смущенный этой сценою, опять улегся и поглубже зарылся в шторы, чтобы
продолжить сон. Здесь он и двух дней не выдержит, это совершенно ясно, но
тем нужнее ему сон; выспится как следует, а на свежую голову быстро примет
правильное решение.
Но Брунельда уже заметила вытаращенные спросонья глаза Карла, которые
один раз ее уже напугали, и громко воскликнула:
- Деламарш, я умираю от духоты, мне нужно раздеться, мне нужно
искупаться, отошли их обоих из комнаты куда хочешь - в коридор, на балкон, -
только чтобы я их больше здесь не видела! Быть в собственной квартире и
совершенно не иметь покоя! Если бы мы остались одни, Деламарш! О Боже, они
все еще здесь! Как посмел этот бесстыдник Робинсон разлечься тут, при даме,
в нижнем белье! А этот чужой мальчишка, только что глядевший на меня диким
взглядом, снова улегся, чтобы ввести меня в заблуждение! Убери их отсюда,
Деламарш, они действуют мне на нервы; если я сейчас умру - то из-за них.
- Сейчас они уберутся, а ты можешь раздеваться, - сказал Деламарш,
подошел к Робинсону и, поставив ногу ему на грудь, встряхнул его.
Одновременно он крикнул Карлу: - Россман, вставай! Живо на балкон, оба! И
пеняйте на себя, если сунетесь сюда прежде, чем вас позовут! Ну, Робинсон,
шевелись, - он тряхнул того посильнее. - А ты, Россман, смотри, как бы мне
не пришлось и тобой заняться! - Тут он дважды громко хлопнул в ладоши.
- Долго это будет продолжаться! - закричала Брунельда с канапе; она
широко расставила ноги на полу, чтобы чрезмерно упитанные телеса чувствовали
себя посвободнее, и только с огромным усилием, громко пыхтя и то и дело
отдыхая, она сумела нагнуться так, чтобы достать до верха чулок и немного их
приспустить; снять их без посторонней помощи она не могла - этим пришлось
заняться Деламаршу, которого она с нетерпением дожидалась.
Вконец отупевший от усталости. Карл сполз со штор и медленно пошел к
балконной двери: кусок гардин обмотался вокруг его ноги, и он вяло тащил его
за собой. По рассеянности он даже сказал Брунельде "Доброй ночи" и
проковылял мимо Деламарша, чуть отодвинувшего занавесь, на балкон. За ним
приплелся Робинсон, тоже совершенно сонный, брюзжа себе под нос:
- Вечные издевательства. Если Брунельда не пойдет с нами, я на балкон
ни шагу.
Но, несмотря на это заверение, он, не сопротивляясь, вышел наружу, где
тотчас улегся на каменный пол, поскольку Карл уже занял кресло.
Когда Карл проснулся, был уже вечер, звезды высыпали на небе, за
высокими домами на противоположной стороне улицы вставала луна. Только
осмотревшись и несколько раз вдохнув прохладный живительный воздух, Карл
сообразил, где он. Как же он был неосторожен, ведь он пренебрег всеми
советами старшей кухарки, всеми предупреждениями Терезы, своими собственными
опасениями - сидит себе спокойно здесь, на балконе, и спит целых полдня,
словно тут, за занавесью, в помине нет Деламарша, его главного врага! На
полу лениво потягивался Робинсон, дергая Карла за ногу. Похоже, он-то его и
разбудил, потому что сказал:
- Ну и соня ты, Россман! Вот что значит беззаботная юность! Сколько ж
ты намерен еще спать! Я бы не стал тебя трогать, но, во-первых, здесь, на
полу, скучно, а во-вторых, я голоден. Будь добр, привстань, там, в кресле, я
припрятал кое-какую еду и хочу ее достать. Тогда и тебе немножко перепадет.
Карл встал и увидел, как Робинсон, не поднимаясь с полу, перевернулся
на живот и, запустив руки под кресло, вытащил посеребренную вазу, в какие
обычно кладут, например, визитные карточки. Но в этой вазе лежало полкруга
совершенно черной колбасы, несколько тонких сигарет, открытая, но еще почти
полная банка сардин в масле и куча карамелек, по большей части раздавленных
и слипшихся. Затем он извлек из тайника большой кусок хлеба и что-то вроде
парфюмерного флакона, содержавшего, похоже, отнюдь не одеколон, потому что
Робинсон продемонстрировал его с особенным удовольствием и даже прищелкнул
языком.
- Вот, Россман, - говорил Робинсон, глотая сардину за сардиной и время
от времени вытирая масляные руки шерстяным платком, который Брунельда забыла
на балконе. - Вот, Россман, как нужно припрятывать жратву, если не хочешь
помереть с голоду. Знаешь, меня тут совсем ни в грош не ставят. А когда с
тобой все время обращаются как с собакой, в конце концов решишь, что так оно
и есть. Хорошо, что ты здесь, Россман, хоть поговорить можно. Со мной ведь
во всем доме никто не разговаривает. Нас ненавидят. И все из-за Брунельды.
Она, конечно, роскошная баба. Слышь... - и он поманил Карла к себе, чтобы
шепнуть: - Я ее однажды нагишом видел - ого! - и при воспоминании об этом
радостном событии он принялся тискать и дергать ноги Карла, так что тот
воскликнул:
- Робинсон, ты с ума сошел! - перехватил его руки и отбросил.
- Ты-то совсем ребенок, Россман, - сказал Робинсон, достал из-под
рубашки кинжал, висевший у него на шее, вытащил из ножен и разрезал твердую
колбасу. - Тебе еще многому надо учиться. Но с нами ты на верной дороге. Да
садись же. Хочешь чего-нибудь куснуть? Ну, может, глядя на меня, аппетит и
нагуляешь. И хлебнуть не хочешь? Что-то ты от всего отказываешься. И ничего
толком не говоришь. Впрочем, совершенно безразлично, с кем находиться на
балконе, лишь бы вообще кто-нибудь был. Я-то здесь частенько сижу. Брунельде
это очень уж нравится. Как только ей что-нибудь взбредет на ум: то ей
холодно, то жарко, то она хочет спать, то причесаться, то снять корсет, то
надеть его - меня тут же высылают на балкон. Иногда она действительно делает
то, что говорит, но большей частью так и лежит на канапе, даже не
пошевельнется. Раньше я, бывало, малость отодвигал занавесь и подсматривал,
но с тех пор, как однажды Деламарш после такой проделки - я точно знаю, он
этого не хотел, просто выполнял просьбу Брунельды - несколько раз ударил
меня по лицу плетью - видишь рубцы? - я больше подсматривать не рискую. Вот
и торчу здесь, на балконе, только и развлечений что еда. Позавчера сидел я
вечером один, тогда я был еще в своем замечательном костюме, который, к
сожалению, остался в твоей гостинице, - вот собаки! Им лишь бы сорвать с
человека дорогую одежду! - сидел я тут, стало быть, совсем один и поглядывал
вниз сквозь решетку, и такая меня одолела тоска, что я разрыдался. И как раз
в эту минуту случайно - я сразу и не заметил - Брунельда ко мне вышла в
своем красном платье - оно ей больше других к лицу, - посмотрела-посмотрела
на меня и говорит: "Робинсон, почему ты плачешь?" Потом приподняла платье и
подолом вытерла мне глаза. Кто ее знает, что бы она еще сделала, если бы
Деламарш не позвал ее обратно в комнату. Само собой, я подумал, что теперь
моя очередь, и спросил сквозь штору, нельзя ли мне войти. И что, ты думаешь,
сказала Брунельда? "Нет! - говорит. - Еще чего выдумал!"
- Зачем же ты остаешься здесь, если с тобой так обращаются? - спросил
Карл.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.