read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



вспоминается Кеммерих. Ни за что не дам себя хлороформировать, даже если
мне придется проломить кому-нибудь голову.
Пока что все идет хорошо. Врач ковыряется в ране, так что у меня в
глазах темнеет.
- Нечего притворяться, - бранится он, продолжая кромсать меня.
Инструменты сверкают в ярком свете, как зубы кровожадного зверя. Боль
невыносимая. Два санитара крепко держат меня за руки: одну мне удается
высвободить, и я уже собираюсь съездить врачу по очкам, но он вовремя
замечает это и отскакивает.
- Дайте этому типу наркоз! - в бешенстве кричит он.
Я сразу же становлюсь смирным.
- Извините, господин доктор, я буду вести себя тихо, но только не
усыпляйте меня.
- То-то же, - скрипит он и снова берется за свои инструменты.
Это блондинчик со шрамами от дуэлей и с противными золотыми очками на
носу. Лет ему от силы тридцать. Я вижу, что теперь он нарочно мучает ме-
ня, - он так и роется в моей ране, время от времени искоса поглядывая на
меня из-под своих очков. Я вцепился в поручни, - пусть я лучше сдохну,
но он не услышит от меня ни звука.
Врач выуживает осколок и показывает его мне. Как видно, он доволен
моим поведением: он тщательно накладывает мне лубок и говорит:
- Завтра на поезд, и домой! Затем мне делают гипсовую повязку. Уви-
девшись в палате с Кроппом, я рассказываю ему, что санитарный поезд при-
дет, по всей вероятности, уже завтра.
- Нам надо потолковать с фельдшером, чтобы нас оставили вместе,
Альберт.
Мне удается вручить фельдшеру две сигары с наклейками из моего запаса
и ввернуть при этом несколько слов. Он обнюхивает сигары и спрашивает:
- У тебя что, еще есть?
- Добрая пригоршня, - говорю я. - И у моего товарища, - я показываю
на Кроппа, - тоже найдется. Завтра мы вместе с удовольствием передадим
их вам из окна санитарного поезда.
Он, конечно, сразу же смекает, в чем дело: понюхав еще раз, он гово-
рит:
- Ладно.
Ночью мы ни на минуту не можем уснуть. В нашей палате умирает семь
человек. Один из них целый час распевает высоким сдавленным тенором хо-
ралы, затем пение переходит в предсмертный хрип. Другой слезает с крова-
ти и успевает доползти до подоконника. Он лежит под окном, словно соб-
равшись в последний раз выглянуть на улицу.
Наши носилки стоят на вокзале. Мы ждем поезда. Идет дождь, а на вок-
зале нет крыши. Одеяла тоненькие. Мы ждем уже два часа.
Фельдшер ухаживает за нами, как заботливая мамаша. Хотя я чувствую
себя очень плохо, я не забываю о нашем плане. Будто невзначай я откиды-
ваю одеяло, чтобы фельдшер увидел пачки с сигарами, и даю ему одну в ви-
де задатка. За это он укрывает нас плащпалаткой.
- Эх, Альберт, дружище, - вспоминаю я, - а помнишь нашу кровать с
балдахином и кошку?
- И кресла, - добавляет он.
Да, кресла из красного плюша. По вечерам мы восседали на них как ко-
роли и уже собирались выдавать их напрокат. По сигарете за час. Мы жили
бы себе забот не зная, да еще имели бы выгоду.
- Альберт, - вспоминаю я, - а наши мешки со жратвой...
Нам становится грустно. Все это нам очень пригодилось бы. Если бы по-
езд отходил днем позже. Кат наверняка разыскал бы нас и принес бы нам
нашу долю.
Вот ведь невезение. В желудке у нас похлебка из муки - скудные лаза-
ретные харчи, - а в наших мешках лежат свиные консервы. Но мы уже нас-
только ослабели, что не в состоянии волноваться по этому поводу.
Поезд прибывает лишь утром, и к этому времени в носилках хлюпает во-
да. Фельдшер устраивает нас в один вагон. Повсюду снуют сестры милосер-
дия из Красного Креста. Кроппа укладывают внизу. Меня приподнимают, -
мне отведено место над ним.
- Ну обождите же, - вдруг вырывается у меня.
- В чем дело? - спрашивает сестра.
Я еще раз бросаю взгляд на постель. Она застлана белоснежными полот-
няными простынями, непостижимо чистыми, на них даже видны складки от
утюга. А я шесть недель не менял рубашки, она у меня черная от грязи.
- Вы не можете влезть сами? - озабоченно спрашивает сестра.
- Залезть-то я залезу, - говорю я, чувствуя, что взопрел, - только
снимите сначала белье.
- Зачем же? Мне кажется, что я грязен как свинья. Неужели меня поло-
жат сюда?
- Да ведь я... - Я не решаюсь закончить свою мысль.
- Вы его немножко измажете? - спрашивает она, стараясь приободрить
меня. - Это не беда, мы его потом постираем.
- Нет, не в этом дело, - говорю я в волнении.
Я совсем не готов к столь внезапному возвращению в лоно цивилизации.
- Вы лежали в окопах, так неужели же мы для вас простыни не постира-
ем? - продолжает она.
Я смотрю на нее; она молода и выглядит такой же свежей, хрустящей,
чистенько вымытой и приятной, как и все вокруг, трудно поверить, что это
предназначено не только для офицеров, от этого становится не по себе и
даже как-то страшновато.
И все-таки эта женщина - сущий палач: она заставляет меня говорить.
- Я только думал... - На этом я умолкаю: должна же она понять, что я
имею в виду.
- Что еще такое?
- Да я насчет вшей, - выпаливаю я наконец.
Она смеется:
- Надо же и им когда-нибудь пожить в свое удовольствие.
Ну что ж, теперь мне все равно. Я карабкаюсь на полку и укрываюсь с
головой.
Чьи-то пальцы шарят по одеялу. Это фельдшер. Получив сигары, он ухо-
дит.
Через час мы замечаем, что мы уже едем.
Ночью я просыпаюсь. Кропп тоже ворочается. Поезд тихо катится по
рельсам. Все это еще как-то непонятно: постель, поезд, домой. Я шепчу:
- Альберт!
- Что?
- Ты не знаешь, где тут уборная?
- По-моему, вон за той дверью направо.
- Сейчас посмотрим.
В вагоне темно, я нащупываю край полки и собираюсь осторожно сос-
кользнуть вниз. Но моя нога не находит точки опоры, я начинаю сползать с
полки, - на раненую ногу не обопрешься, и я с треском лечу на пол.
- Черт побери! - говорю я.
- Ты ушибся? - спрашивает Кропп.
- А ты что, не слыхал, что ли? - огрызаюсь я. - Так треснулся голо-
вой, что...
Тут в конце вагона открывается дверь. Сестра подходит с фонарем в ру-
ках и видит меня.
- Он упал с полки... Она щупает мне пульс и притрагивается к моему
лбу.
- Но температуры у вас нет.
- Нет, - соглашаюсь я.
- Наверно что-нибудь пригрезилось? - спрашивает она.
- Да, наверно, - уклончиво отвечаю я.
И снова начинаются расспросы. Она глядит на меня своими ясными глаза-
ми, такая чистенькая и удивительная, - нет, я никак не могу сказать ей,
что мне нужно.
Меня снова поднимают наверх. Ничего себе, уладилось! Ведь когда она
уйдет, мне снова придется спускаться вниз! Если бы она была старуха, я
бы еще, пожалуй, сказал ей, в чем дело, но она ведь такая молоденькая, -
ей никак не больше двадцати пяти. Ничего не поделаешь, ей я этого ска-
зать не могу.
Тогда на помощь мне приходит Альберт, - ему стесняться нечего, ведь
речь-то идет не о нем. Он подзывает сестру к себе:
- Сестра, ему надо...
Но и Альберт тоже не знает, как ему выразиться, чтобы это прозвучало
вполне благопристойно. На фронте, в разговоре между собой, нам было бы
достаточно одного слова, но здесь, в присутствии такой вот дамы... Но
тут он вдруг вспоминает школьные годы и бойко заканчивает:
- Ему бы надо выйти, сестра.
- Ах, вот оно что, - говорит сестра. - Так для этого ему вовсе не на-
до слезать с постели, тем более что он в гипсе. Что же именно вам нужно?
- обращается она ко мне.
Я до смерти перепуган этим новым оборотом дела, так как не имею ни
малейшего представления, какая терминология принята для обозначения этих
вещей.
Сестра приходит мне на помощь:
- По-малекькому или по-большому?
Вот срамота! Я чувствую, что весь взмок, и смущенно говорю:
- Только по-маленькому.
Ну что ж, дело все-таки кончилось не так уж плохо.
Мне дают "утку". Через несколько часов моему примеру следует еще нес-
колько человек, а к утру мы уже привыкли и не стесняясь просим то, что
нам нужно.
Поезд идет медленно. Иногда он останавливается, чтобы выгрузить умер-
ших. Останавливается он довольно часто.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 [ 35 ] 36 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.