read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



брать не желал, и как они вечно опаздывали на работу. Но про некоторых он
сказал, что они были очень работящие, очень точные, и, подмигнув Вейну,
добавил:
- Так уж их запрограммировали!
Потом он заговорил про жену и сына, признал, что белые роботы по существу
ничем не отличаются от черных роботов, потому что и те и другие
запрограммированы.
Потом Двейн замолчал.
Тем временем отец Мэри-Элис Миллер продолжал заучивать французские фразы,
лежа в своей машине, в нескольких ярдах от Двейна. И тут Двейн вдруг
замахнулся на Вейна. Он хотел дать ему хорошую пощечину, но Вейн здорово
умел изворачиваться. Он упал на колени, и рука Двейна свистнула в пустоте,
где только что была голова Вейна. Двейн захохотал.
- "Африканский ловчила"! - сказал он. Так назывался аттракцион на
ярмарке, пользовавшийся огромным успехом у публики, когда Двейн был
мальчишкой. На будке висел кусок парусины с дыркой, и в эту дырку то и дело
на миг высовывался черный человек. А публика платила деньги за то, чтобы
попасть в его голову твердым мячиком для бейсбола. Кто попадал, тот получал
приз.
Вот Двейн и решил, что Создатель вселенной дал ему поиграть в
"Африканского ловчилу". Он стал хитрить и, чтобы не выдать свои жестокие
намерения, притворился, что ему скучно. И вдруг неожиданно лягнул Вейна
ногой.
Но Вейн опять увернулся, и тут же ему снова пришлось извернуться. Двейн
стал нападать, размахивая кулаками, неожиданно целясь то ногой, то рукой.
Тут Вейн вскочил в кузов очень странного грузовика: этот кузов был приделан
к шасси старого "кадиллака" 1962 года. "Кадиллак" когда-то принадлежал
строительной компании "Братья Маритимо".
Вдруг с высоты Вейн увидал через голову Двейна и через обе трассы
автострады чуть ли не милю посадочного поля аэропорта имени Вилла
Фэйрчайлда. Тут очень важно понять, что Вейн никогда в жизни не видел
аэропорта и потому был совершенно не подготовлен к тому, что произошло на
поле, когда ночной самолет пошел на посадку.
- Ладно, ладно, теперь все! - уверял Двейн Вейна. В таких делах он всегда
вел себя очень честно. И сейчас он совсем не собирался залезть в грузовик и
еще раз напасть на Вейна. Во-первых, он задыхался. Во-вторых, он понял, что
Вейн был превосходной машиной-ловкачом. Только превосходная машина-драчун
могла его настичь. - Ты для меня слишком ловок, - сказал Двейн.
И тут Двейн отступил и вместо драки стал читать Вейну проповедь. Он
говорил о рабстве - и не только о черных рабах, но и о рабах белых. Двейн
считал, что все шахтеры, все сборщики на конвейерах - рабы, независимо от
цвета кожи.
- Я всегда думал, что это беда, - сказал он. - Я и электрический стул
считал нашей бедой. Думал: война тоже большая беда, и автомобильные
катастрофы, и рак. Но теперь-то он решил, что все это вовсе не беда:
- Чего мне огорчаться из-за роботов, да будь с ними что будет.
Лицо Вейна Гублера до сих пор ничего не выражало. Но вдруг все его черты
озарил восторженный испуг.
Только что на посадочной дорожке аэропорта имени Вилла Фэйрчайлда
вспыхнула цепочка огней. Эти огни показались Вейну многомильным сказочно
прекрасным ожерельем. Он увидел, как там, по другую сторону автострады,
сбывается наяву его мечта.
В мозгу Вейна снова засияла эта знакомая мечта, она вспыхнула цепью
электрических огней, сложилась в детские слова - в имя этой мечты:



Глава двадцать четвертая
Слушайте: Двейн Гувер так здорово избил нескольких людей, что пришлось
вызывать специальную карету "скорой помощи" под названием "Марта". "Марта"
была крупным трансконтинентальным автобусом завода "Дженерал моторс", из
которого были вынуты сиденья. Внутри помешались койки для тридцати шести
жертв разных несчастных случаев, да еще кухня, туалет и операционная. В
машине был запас пищи и всяких медикаментов, так что она могла независимо
просуществовать целую неделю без помощи извне.
Полностью эта карета "скорой помощи" называлась "Санитарная машина скорой
помощи имени Марты Симмонс". Она была названа в честь покойной жены Ньюболта
Симмонса, уполномоченного по охране общественной безопасности округа. Умерла
Марта от водобоязни - ее укусила бешеная летучая мышь, запутавшаяся в
длинной, до полу, оконной гардине в гостиной дома Симмонсов. В это утро
Марта как раз читала биографию Альберта Швейцера, который считал, что люди
должны хорошо и ласково относиться к более простым живым существам. Летучая
мышь только слегка куснула руку Марты, когда та заворачивала зверька в
бумажную салфетку. Марта отнесла мышь в палисадник и осторожно положила на
клумбу из искусственной травы под названием "Астро-газон".
Муж Марты на некоторое время сблизился с Двейном, потому что обе их жены
умерли такой странной смертью в один и тот же месяц.
Они вместе купили песчаный карьер, но потом Строительная компания братьев
Маритимо предложила им двойную цену против того, что они заплатили. Они
продали карьер и поделили прибыль, а потом их дружба постепенно как-то
выдохлась. Но они по-прежнему посылали друг другу поздравительные открытки к
рождеству.

Последняя открытка, посланная Двойном, выглядела так:
Моего психиатра тоже зовут Марта. Она собирает нервных людей в одну
маленькую семью, и раз в неделю они все встречаются. Это очень занятно.
Доктор Марта учит нас, как умно и толково успокаивать друг друга. Сейчас она
в отпуску. Я ее очень люблю.
И сейчас, когда мне скоро исполнится пятьдесят лет, я думаю про
американского писателя Томаса Вулфа, которому было всего тридцать восемь
лет, когда он умер. В издании его книг ему очень помогал Максвелл Перкинс,
редактор издательства "Чарльз Скрибнер и сыновья". Я слыхал, что Перкинс
посоветовал Вулфу в каждом романе проводить единую линию - герой как бы все
время ищет отца.
А мне кажется, что в правдивых, по-настоящему американских романах и
герои, и героини ищут не отца, а мать. И это никого смущать не должно.
Потому что это правда.
Мать куда нужнее каждому человеку.
Я лично вовсе не обрадовался бы, найдя для себя второго отца. И Двейн
Гувер тоже. Да и Килгор Траут, пожалуй, тоже.
А в то время, как выросший без матери Двейн Гувер на стоянке подержанных
машин учил уму-разуму сироту Вейна Гублера, личный самолет человека,
фактически убившего свою собственную мать, сделал посадку на аэродроме имени
Вилла Фэйрчайлда, по другую сторону автострады. Это и был Элиот Розуотер,
покровитель Килгора Траута. Убил он свою мать совершенно нечаянно, когда был
совсем мальчиком: их яхта потерпела крушение. Мать Элиота стала чемпионом
США по шахматам среди женщин в одна тысяча девятьсот тридцать шестом году
предположительно от рождения сына божьего. Через год после этого Розуотер ее
убил.
По сигналу летчика, который вел самолет Розуотера, на посадочной дорожке
вспыхнули огни - и эти огни стали для бывшего арестанта воплощением
волшебной страны. Когда зажглись эти огни, Розуотер вспомнил драгоценное
кольцо матери. Он взглянул на запад и улыбнулся розовой прелести Центра
искусств имени Милдред Бэрри, сиявшего в излучине Сахарной речки, как полная
луна. Он вспомнил лицо своей матери, когда он глядел на нее мутными глазами
младенца.
Конечно, это я выдумал его и его пилота тоже. Я посадил за штурвал
самолете полковника Лузлифа Харпера - того, кто сбросил атомную бомбу на
Нагасаки.
В другой книжке я сделал Розуотера алкоголиком. Теперь он у меня стал
почти что трезвенником под влиянием Анонимного общества алкоголиков. В этом
трезвом состоянии он, как я придумал, должен был обследовать всякие
общественные явления, в том числе влияние всяких оргий на физическое и
психическое здоровье жителей города Нью-Йорка. Но от всего этого он только
пришел в полное смятение. Разумеется, я мог убить и его, и летевшего с ним
пилота, но я решил оставить их в живых. И они приземлились вполне
благополучно.
Врачи, работавшие на спасительнице в несчастьях по имени "Марта", звались
Сиприан Уквенде из Нигерии и Кашдрар Майазма из только что народившегося
государства Бангладеш. Оба происходили из частей света, прославившихся тем,
что там время от времени иссякала всякая пища. Оба эти района, кстати, были
особо упомянуты в книге Килгора Траута "Теперь все можно рассказать". Двейн
Гувер прочитал в этой книге, что роботы во всем мире то и дело оставались
без горючего и падали замертво, так и не дождавшись прихода единственного
Существа со свободной волей, на чье появление они питали смутную надежду.
Вел санитарную машину Эдди Кэй - чернокожий юноша, который был прямым
потомком Фрэнсиса Скотта Кэя, белого патриота-американца, автора
национального гимна. Эдди знал, что он - потомок Кэя. Он мог перечислить
больше шестисот своих предков и о каждом рассказать какой-нибудь анекдот.
Среди его предков были африканцы, индейцы и белые люди.
Эдди, к примеру, знал, что с материнской стороны его предки когда-то были
владельцами фермы и на их земле была открыта Пещера святого чуда. Он знал,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.