read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Консилиум собрался к вечеру. Неверов потребовал его проведения сразу же
после прилета.
Гурко долго сопротивлялся, не желая выпускать такую интересную
пациентку из-под своего личного наблюдения. Но в необходимых случаях Неверов
умел заставить подчиниться своим приказам даже Гурко.
В течение почти целого часа терпеливо выслушав не предназначенные для
посторонних ушей заумные научные выкладки, Степан наконец не выдержал и,
прервав разглагольствования Гурко, обратился к Алмину, мнение которого после
их откровенной беседы во время экспедиции на Исканту и его выступления на
совете стало для него достаточно авторитетным.
- Константин Сергеевич, как по-вашему, в чем выражаются отклонения от
нормы в психике пациентки?
- Только в том, что она все время вынуждена бороться с посторонним
воздействием на свой мозг. Мы применили все возможные способы экранирования
этой палаты, к тому же воздействие достаточно ослаблено расстоянием от
источника. Он явно находится на поверхности планеты. Кроме того, корпус
корабля в свою очередь экранирует часть этого воздействия. Да и сама
пациентка активно с ним борется, даже в тех случаях, когда не вполне отдает
себе в этом отчет.
- А как обстоит дело с карантином? Все необходимые для него сроки уже
прошли.
- Нам не удалось обнаружить следов постороннего биологического
воздействия на ее организм, если не считать психотропного яда от самого
укуса, - неохотно, словно это признание как-то умаляло его работу, признал
Гурко.
- То есть, если я правильно вас понял, в принципе она здорова и может
покинуть медицинский отсек?
- Если говорить о возможности заражения или распространения каких-то
искантских вирусов, то с этой точки зрения опасности не существует, - твердо
заявил Алмин.
- Но она еще не оправилась от шока, ее психика находится в угнетенном
состоянии. Ей необходимы постоянный врачебный контроль и палатный режим! -
гнул свое Гурко.
- А по-моему, вы пытаетесь превратить вполне здорового человека в
своего подопытного кролика, Лев Алексеевич. Давайте спросим у самой больной
- желает ли она оставаться в вашем учреждении. Раз уж она в принципе
здорова, то имеет полное право самостоятельно решить, где ей лучше
находиться.
- В какой-то момент ее поступки могут стать непредсказуемы... Отдаете
ли вы себе отчет, какую ответственность возьмете на себя, если настоите на
ее выписке? Кто, собственно, будет выполнять для нее роль постоянной няньки?
- Ей не нужна нянька!
- Но она нуждается в постоянном наблюдении. Неизвестно, что от нее
потребуют грайры, ведь она постоянно находится под сильнейшим
психологическим прессом, и я не знаю, хватит ли у нее сил все время
сопротивляться этому влиянию. Впрочем, вы - капитан, вам решать. Но я
повторяю, ответственность за возможные последствия этого решения целиком
ляжет на вас.
- Какие, собственно, последствия вы имеете в виду?
- В какой-то момент гипнотическое давление, которое она постоянно
испытывает, может превысить барьер ее сопротивляемости, и тогда... Тогда она
выполнит все, что ей прикажут.
- Ну что же... Я учту ваше предупреждение, но, как вы правильно
заметили, капитан здесь я.
Об одной вещи он не забывал ни на минуту - его каюта в отличие от
медицинского отсека не была специально экранирована, и он не собирался
принимать никаких новых мер безопасности.
Это был первый вечер, когда они вновь остались вдвоем. На стене горел
ночник в виде старинной электрической лампы, а на столике, в углу, стояло
блюдо с опостылевшими всем грибными котлетами. Но Неверов любил поужинать
поздно ночью, перед самым сном, и, чтобы никого не беспокоить, всегда брал к
себе это блюдо. Сегодня он захватил еще и пару бутылок тоника, стараясь
создать в каюте хотя бы подобие той непринужденной обстановки, которая
царила здесь когда-то.
Элайн долго не появлялась из своей комнаты. Там все осталось как
прежде. С тех пор как она исчезла с корабля, Степан не прикасался ни к одной
ее вещи.
Они почти не разговаривали с того момента, как он забрал ее из
медицинского отсека. И теперь он нервно крутил в руках пустой стакан и все
никак не мог придумать, как начать разговор, что ей сказать. Все нужные
слова вдруг исчезли. Притворяться и лгать он не умел и знал, что, если все
будет продолжаться так, как шло до сих пор, отчуждение между ними станет
непреодолимым. Собственно, оно уже таким и стало...
Но тогда почему же он испытывает столь сильное раздражение из-за ее
долгого отсутствия? "Мы все сотканы из противоречий - все люди..."
"По крайней мере она должна быть мне благодарна за то, что я вытащил ее
из медицинского отсека".
Желтые цифры на электронных корабельных часах вновь сменились, и
Неверов почувствовал, что терпение окончательно покинуло его. Сидеть с
пустым стаканом в руках за столом в одиночестве показалось ему верхом
нелепости.
Груз усталости, копившийся в нем с того самого дня, когда исчезла
Элайн, перешел некий предел, за которым эмоции затухают и начинается
равнодушие. Весьма опасный предел, если дело касается мужчины и женщины...
Он встал, подошел к противоположной стене и нажал кнопку. Спрятанная в
ней койка выпрыгнула, как всегда, неожиданно. Белье, совсем недавно
замененное роботом-уборщиком, отдавало запахом казенной дезинфекции. Всю
жизнь проскитавшись по интернатам и казармам, Неверов научился ненавидеть
этот запах.
Не раздеваясь, он лег на постель, подчеркнув тем самым, что ожидание
закончилось. Однако в этот момент скрипнула дверь ее комнаты, и он резко
поднялся, не желая показать ей ни собственной слабости, ни странной, ничем
не оправданной обиды, ни своего нетерпеливого ожидания...
- Знаешь, Степан, я решила, что никогда больше не увижу тебя. Там, в
медицинском отсеке, у меня было время подумать.
На ней был ее обычный домашний пушистый халат, волосы распущены по
плечам, взгляд задумчивый, обращенный сквозь него, в неведомое пространство.
Ничего больше не добавив, она прошла к столу, налила себе в стакан
тоника и села, так и не взглянув на него.
С какой-то пронзительной ясностью он отметил, что она ничуть не
изменилась. Те же синие с проблеском глаза, те же милые ямочки на щеках, вот
только он ни на минуту не мог отделаться от ощущения, что перед ним сидит
чужой, незнакомый ему человек. И сознание этого было хуже всего остального.
- Зачем же ты согласилась?.. Зачем согласилась вернуться ко мне? - Это
был жестокий вопрос. Но он ничего не мог с собой поделать, чувствуя, что
наступило время жестоких вопросов. У него уже не было сил одному нести
ледяной груз отчужденности.
- Перед тем как уйти, мне захотелось поговорить с тобой в последний
раз, - ответила она.
Он почувствовал, как во рту пересохло, и непослушными губами глухо
переспросил:
- Уйти? Куда ты собираешься уходить?
- К ним. К тем существам, которых вы называете грайрами. Ты ведь уже
знаешь, что я должна это сделать.
- Не говори глупостей. Это всего лишь последствия яда. Тебя укусила
ядовитая местная тварь, ты была в бреду несколько дней, но сейчас опасности
уже нет, все пройдет, вот увидишь, все это ерунда!
Он громко произносил слова, в которые сам не верил, и чувствовал, как
горло все сильнее сдавливает рвущийся наружу крик.
Она, не обратив на его слова ни малейшего внимания, рассматривала его
так, словно видела в первый или, может быть, в последний раз... Только
понимающе и печально усмехнулась...
И тогда он заговорил так, как, наверно, и должен был говорить с самого
начала, без всякого сюсюканья. Только горькую правду. Бывают в жизни
моменты, когда правда остается единственным лекарством.
- Да, понимаю, я сказал глупость. Прости. Я знаю, что ты должна
вернуться, и я знаю, почему это произошло. Только я тебя им не отдам. Я
пойду туда вместе с тобой.
Что-то прежнее, знакомое промелькнуло у нее в глазах.
- Ты хоть понимаешь, что не вернешься оттуда?
- Ну, это мы еще посмотрим... Одна ты с ними не останешься, это я тебе
обещаю, и, может, нам обоим удастся возвратиться к людям.
- Это невозможно, Степан. Если ты попадешь туда, ты перестанешь быть
человеком и никогда уже не сможешь вернуться.
- Я знаю. Но я должен попробовать. Я должен встретиться с ними. Я хочу
знать, что им от нас нужно. Хочу уменьшить число жертв с обеих сторон или по
крайней мере узнать, за что мы должны воевать... Исканта - большая
пустынная планета, на ней хватит места всем. Мы не собираемся претендовать
на их подземный мир, так в чем же дело? Почему бы им не оставить нас в
покое?
Он спрашивал ее так, словно надеялся немедленно получить ответы на все
свои вопросы, словно она была для него представителем иного, нечеловеческого
мира...
Но ответов не было, только горькая складочка у ее губ стала чуть
глубже.
Когда он сказал Элайн, что не оставит ее, что они отправятся к грайрам
вместе, - эти слова сорвались с его губ сами собой. Ведь он просто не мог
поступить иначе, но сейчас вдруг понял, что из этого может получиться нечто



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.