read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я погладил коня по умной вытянутой морде, зашел с другой от колоды
стороны. В походе вряд ли на каждом шагу седальные камни или эти колоды,
так что... Конь напрягся, когда я вставил ступню в стремя, я ухватился
за луку седла, оттолкнулся от земли, чувствуя себя волейболистом у
сетки, которому надо поставить блок, мышцы затрещали, но сумел воздеть
себя в седло.
Конь с шумом выпустил воздух. Из легких.
Мне подали копье, я принял и держал острием кверху, так принято,
выброшу в ближайшем же лесу. Или сразу за воротами. Послышался цокот
копыт, из-за строений выметнулся легкий с виду конь Сигизмунда: сам
всадник сидит красиво и гордо, рыцарское копье даже не подрагивает в
такт скачке.
Этот конт Сигизмунд, мелькнула у меня ироническая мысль, странная
помесь аристократичного ребенка и крепкого крестьянского чада, что
взращен на деревенском молоке, сметане, сливках, отсюда эта свежесть
кожи, чистый румянец, а также по-крестьянски широкие плечи и могучее
сложение лесоруба.
Он посмотрел на меня влюбленными глазами.
- Я ночь не спал, сэр! Все торопил этот сладостный миг...
Беольдр усмехнулся:
- Врешь. Трусил небось, что передумаем. Пусть счастье вам
сопутствует!
- Сэр, - сказал Сигизмунд счастливо, - это уже вот счастье!
Наконец-то подвиги, я так мечтал... но какие подвиги в нашей глуши? Пока
сэр Ричард не послал меня в суровый Зорр... И вот сейчас - самый
счастливый день моей жизни!
- Или несчастный, - проворчал я. - Готов?
Из костела вышли священники. Глаза Сигизмунда округлились, узнал
епископа, высших иерархов инквизиции. Даже побледнел, а губы
зашевелились, словно перебирал грешки. Впрочем, откуда у него грешки,
явно благодарственная молитва, хвала Господу, его ангелам...
Священники благословили нас, Сигизмунд все порывался слезть и встать
на колени. Отец Дитрих перекрестил меня особо, его острые глаза все
искали крестик на моей шее, но я в железном доспехе сижу по самые уши,
даже голова накрыта железом.
Мой великанский конь нес меня с легкостью, хотя на мне пудика два
тесного железа. Вообще-то я не знаю, сколько в пудике кэгэ, но чувствую,
что многовато. Хотя я на голову выше Сигизмунда, однако самое тяжелое,
что я носил - это зимнюю куртку с капюшоном, а вот таким летом - джинсы
и гавайку. Сейчас же в железе весь, даже шлем с настоящим забралом.
Дождь пошел с ночи, какой-то не летний, что налетает как буря и так
же быстро исчезает, оставляя небо чистым и голубым, траву вымытой и
зеленой, а воздух посвежевшим и свободным от пыли. Сейчас небо затянуло
почти осенними тучами, дождь стучит по листьям, монотонный, гадкий, а я
без зонтика, я не под крышей автобуса или в надежном метро, даже не
прячусь в ближайшем подъезде, как у нас принято, я еду открыто под этим
бесконечным дождем, с неба по мне мелко стучат капли холодной воды, а
когда задеваю ветки, с них злорадно обрушиваются целые водопады.
Впереди двигается Сигизмунд, этакая металлическая глыба на блестящем,
как тюлень, коне. И сам блестящий, холодный, как морской валун,
пролежавший на берегу миллионы лет, омываемый водой дважды в сутки. А
вот от меня через все щели доспехов с чайни-ковым свистом вырываются
струйки пара. Ну, почти со свистом. Я промок до костей, у себя на
Тверской уже бы продрог, но здесь, в этой железной скорлупе, разогрелся
так, что, не охлаждай меня дождь...
Тело зудело и чесалось, я с ужасом вообразил полчища злобных блох,
что забрались под железо. И сразу же зуд стал совсем невыносимым.
Из-за мелкой дымки лес казался в тумане. Ближайшие деревья я видел
четко, а дальше все тонуло в таинственной и страшноватой зеленой
кисейности. Во время дождей все звери сидят в норах, ибо капли прибивают
к земле запахи и приглушают звуки. Можно пройти в трех шагах от добычи и
не учуять ее. Правда, олени тоже не бродят в дождь по той же причине:
можно сослепу выйти прямо на хищника. Даже птицы забились, в гнезда,
спрятались в дуплах, сидят молча. Чего петь, дождь все равно приглушит
любую песню, Да и какая дура полетит под дождем на страстный зов.
Даже привычный звонкий или глухой стук копыт сейчас растворился, и
мне показалось, что Сигизмунд двигается впереди совершенно бесшумно. И
весь он, слегка размытый в моросящей мгле, не человек, а призрак...
Призрачный всадник на призрачном коне...
Он поглядывал вопросительно, наконец восхитительно покраснел, как
юная девушка, не видавшая современной России:
- Сэр, вы сказали... нам предстоят свершения на юге?
- Ага, - ответил я.
- Но мы... там север!
- Ага, - повторил я и подумал, что пора бы разнообразить словарный
запас всякими ?ну? и ?в натуре?. - Сперва заедем к соседям. Король
Шарлегайл сказал что только король Арнольд знает, где спрятаны... где
упрятаны доспехи святого Георгия.
Сигизмунд испуганно икнул, долго молчал, а когда заговорил, в его
голосе звучали страх, благочестие и суеверный ужас:
- Милорд... Я даже боюсь и подумать... поверить...
- Да-да, - подтвердил я. - Те самые. А что не так? Привезли же мы
мощи святого Тертуллиана?.. Не все так просто, как ты думаешь,
Сигизмунд. Все намного проще...
Я снова поймал себя на том, что обращаюсь с ним, как с ребенком, хотя
он если и моложе меня, то на пару лет, вряд ли больше. Но, как в той
поездке в колхоз на уборочную, мы чувствовали себя намного старше и
умудреннее деревенских ровесников, так и сейчас я чувствовал на себе
груз лет Ренессанса, раннего капитализма, социализма, построения царства
Божия в отдельно взятой стране, затем снова какого-то странно
разгульного капитализма.
Деревья все утолщались, узловатые ветви красиво простирались во все
стороны. Мощные наплывы на стволах - откуда такое только берется, - но
нет засохших или засыхающих деревьев, что так часто попадались на пути,
даже нет упавших и гниющих стволов, нет безобразных коряг, похожих на
колдующих ведьм...
Мне казалось, что еду по ухоженному парку. Или по лесу, где деревья
никогда не болеют и не старятся. И трава. И кустарники, что растут так
аккуратно, словно их высадили такими вот кучками.
В полдень, когда я совсем ошалел от жары и обливался потом, мы
сделали крохотный привал, дали отдохнуть коням, перевели дух сами. А
потом снова тряска неудобном седле. Я стремился за первый же день, пока
никто не мешает, отъехать подальше.
Небо стало угрожающе багровым. Я устал, как пес, что полдня бегает по
лесу, выкладываясь на всю катушку а потом, оказывается, надо еще и
домой. Но я тащился из последних сил, пока не усмотрел мелкую тихую
речушку, могучие раскидистые деревья, массу сухих сучьев.
Кроваво-красные лучи закатного солнца высветили песчаный берег с
редкой жесткой травой. Мы расседлали коней, я привязал к их мордам сумки
с овсом, Сигизмунд принялся разводить костер. Я разделся, осторожно
ступил в прохладную воду, застонал от наслаждения. Казалось, пот начал
вымываться не только из распаренных пальцев ног, а и из всего тела.
Сделал шаг дальше, ступня нащупала мягкое, со дна поднялась
коричневая муть. Когда вошел в речушку до колен, вода из прохладной
стала странно теплой, как обычно бывает в неглубоком и хорошо
прогреваемом солнцем болоте, хотя, как мне чудится, на глубине должно
быть все наоборот...
Мясистые листья кувшинок закачались от волны. Лягушки злобно
уставились выпуклыми шарами, некоторые припали к листьям белесыми
животами, другие же, напротив, приподнялись на всех четырех, угрожающе
выгибая спины.
В двух шагах забурлила вода, словно на дне прорвало нефтепровод.
Вместе с пузырьками воздуха выплескивалась черная жидкость
отвратительного вида и запаха. Вздыбилась масляно-блестящая спина,
словно у огромного тюленя, а голова зверя начала подниматься прямо
передо мной.
Я безуспешно пытался нащупать на голом пузе молот, даже замахнулся, а
в другой руке держал перед собой несуществующий меч острием вперед - до
чего Уже привык, ну прямо боец, герой. Вода продолжала бурлить, затем
зверюга, явно рассматривавшая меня из-под воды, решила не рисковать, раз
я в такой странной стойке, и снова ушла под воду.
Сигизмунд сказал обеспокоенно:
- Милорд, а не перенести ли костер от воды подальше?
- Стоит ли? - усомнился я. - Я слышал, что огонь всех зверей
отпугивает.
- А у нас огнем приманивали рыбу, - сообщил он. - Вот такую!
Я посмотрел, ответил:
- Да, лучше перетащить.
Пока я одевался, он начал сгребать угли и переносить повыше на берег,
задумчиво посматривая на лес, на высокие деревья, обронил:
- Правда, я слышал про лесных зверей, что тоже выходят только на
огонь...
- И еще я слышал, - добавил я ему в тон, - что есть рыбы, которые
лазают по деревьям...
Он засмеялся:
- Вот это точно враки!
- Правда, - ответил я серьезно. - Сам видел.
- Где ж такие рыбы живут? - изумился он.
- На юге, - ответил я. - На самом дальнем юге. Ответа не последовало.
Я посмотрел на него, краска медленно сходила с его щек. Я запоздало



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.