read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Фон Дейц внезапно остановился, и в темноте было видно, как поднялись и
опустились его длинные руки.
- Ну, знаете! - странным голосом испуга и недоумения проговорил он.
И в душе Юрия возникло сложное чувство, как будто в словах Санина не
было ничего особенного и как Санин, так и сам Юрий могли говорить все, что
хотели и думали; но тень огромного страха перед Неведомым, страха, о
существовании которого в своей душе Юрий забыл и не хотел думать, легла на
остановившуюся мысль. Эту тайную боязнь Юрий почувствовал и оскорбился ею.
- А вы представляете ли себе ту кровавую мессу, которая разразилась бы
над человечеством, если бы христианство не предупредило ее? - спросил он с
чувством странной нервной злобы к Санину.
- Э! - махнул рукой Санин. - Под покровом христианства прежде всего
облились кровью арены мученичества, а потом людей убивали, сажали в тюрьмы,
в желтые дома... день за днем крови льется столько, что никакой мировой
переворот не в состоянии сделать больше!.. И хуже всего то, что всякое
улучшение своей жизни люди добывают по-прежнему кровью, революцией,
анархией, а в основу своей жизни ставят все-таки гуманность и любовь к
ближнему... Получается глупая трагедия, фальшь и ложь... ни рыба ни мясо!..
Я предпочел бы мировую катастрофу сейчас, чем тусклую и бессмысленно гиблую
жизнь еще на две тысячи лет вперед!
Юрий помолчал. Странно было то, что мысль его остановилась не на смысле
слова, а на самой личности Санина. Чрезвычайно обидна и даже вовсе не
переносна показалась ему очевидная уверенность Санина.
- Скажите, пожалуйста, - вдруг проговорил он, сам не ожидая того и
поддаваясь острому желанию уязвить Санина, почему вы всегда говорите таким
тоном, точно поучаете малых ребят...
Фон Дейц удивился, сконфузился и что-то пробормотал, примирительно
позвенев шпорами.
- Вот тебе и на! - досадливо произнес Санин. - Чего ж вы обозлились?
Юрий чувствовал, что говорит некстати, что надо остановиться, но
глубоко засевшее раздражение и обнажившееся до самых нервов самолюбие
подхватили его.
- Это, право, неприятный тон! - упрямым и угрожающим тоном ответил он.
- Это мой обычный тон, - со странным выражением досады и желания
уколоть, сказал Санин.
- Он не всегда уместен, - продолжал Юрий, невольно повышая голос и
делая его крикливым. - Я не знаю, откуда у нас этот апломб...
- Вероятно, от сознания, что я умнее вас, - уже спокойнее ответил
Санин.
Весь вздрогнув от головы до ног, как натянувшаяся струна, Юрий
мгновенно остановился.
- Послушайте! - зазвенел его голос, и хотя не видно было лица,
почувствовалось, что он побледнел.
- Не сердитесь, - ласково остановил Санин. - Я не хочу обижать вас, я
только выразил свое искреннее мнение... Такого же мнения вы обо мне, фон
Дейц о нас обоих и так далее... Это естественно...
Голос Санина был так искренен и ласков, что как-то странно было
продолжать кричать, и Юрий на минуту замолчал. Фон Дейц, очевидно страдая за
него, молча звенел шпорами и затрудненно дышал.
- Но я не говорю вам этого... - пробормотал Юрий.
- И напрасно... Я вот слушал ваш спор, и в каждом слове у вас и явно, и
обидно звучало то же самое... Дело только в форме. Я говорю то, что думаю, а
вы говорите не то, что думаете... И это совсем не интересно. Если бы мы были
искреннее, было бы гораздо занимательнее!
Фон Дейц вдруг визгливо засмеялся.
- Это оригинально! - захлебываясь от восторга, проговорил он.
Юрий молчал. Злоба его улеглась, и стало даже как будто весело, но было
неприятно, что он все-таки уступил и не хотел показать этого.
- Только это было бы чересчур просто! - переставая смеяться, важно
заявил фон Дейц.
- А вам непременно хочется, чтобы было запутанно и сложно? - спросил
Санин.
Фон Дейц пожал плечами и задумался.

XXV
Бульвар миновали, и в пустых, оголенных улицах окраины стало светлее.
Сухие доски тротуара явственно забелели на черной земле, а вверху открылось
до странности широкое, клубящееся тучами и сверкающее редкими звездами
бледное небо.
- Сюда, - сказал фон Дейц и, отворив низенькую калитку, провалился
куда-то вниз.
Сейчас же где-то залаяла старая охрипшая собака и кто-то закричал с
крыльца:
- Султан, тубо!
Открылся огромный запустелый двор. В конце его чернела слепая громада
паровой мельницы с тонкой черной трубой, печально и одиноко устремившейся к
далеким тучам, а вокруг шли черные амбары и нигде не было деревьев, кроме
палисадника под окнами флигеля. Там было открыто окно, и полоса яркого света
среди тусклой тьмы пронизывала прозрачно-зеленые листья.
- Унылое место! - сказал Санин.
- А мельница давно не работает? - спросил Юрий.
- О да... давно стала, - ответил фон Дейц и, мимоходом заглянув в
освещенное окно, сказал необычайно довольным голосом: - Ого!.. Народу
набралось порядочно...
Юрий и Санин тоже заглянули через палисадник. В светлом веселом
четырехугольнике двигались черные головы и плавал синий табачный дым. Кто-то
высунулся из окна в темноту, и темный, широкоплечий, с курчавой головой,
окруженной сиянием волос, заслонил все.
- Кто там? - громко спросил он.
- Свои, - ответил Юрий.
Они поднялись на крыльцо и наткнулись на человека, сейчас же начавшего
дружелюбно и поспешно пожимать им руки.
- А я уже думал, что вы не придете! - радостно заговорил он с сильным
еврейским акцентом.
Соловейчик, Санин... - сказал фон Дейц, знакомя их и дружелюбно пожимая
холодную и чересчур трепетную ладонь невидимого Соловейчика.
Соловейчик смущенно и робко хихикал.
- Очень рад... Я так много о вас слышал, и, знаете, это очень... -
бестолково говорил, пятясь задом и не переставая пожимать руку Санина.
Спиной он толкнул Юрия и наступил на ногу фон Дейцу.
- Простите меня, Яков Адольфович! - вскрикнул он, покидая Санина и
цепляясь за фон Дейца.
И оттого они все запутались в темных сенях так, что долго никто не мог
найти ни дверей, ни друг друга.
В передней, на гвоздях, вбитых нарочно для этого вечера аккуратным
Соловейчиком, висели шляпы и фуражки, а все окно было уставлено плотной
массой темно-зеленых пивных бутылок. И передняя уже была полна табачного
дыму.
На свету Соловейчик оказался молоденьким евреем, черноглазым, курчавым,
с красивым худым лицом и порчеными зубками, ежеминутно осклабляющимися в
угодливо-робкой улыбке.
Вошедших встретили хором оживленных и ярких голосов.
Юрий прежде всего увидел Карсавину, сидевшую на подоконнике, и все
сразу приняло для него особый радостный вид, точно не сходка в душной
накуренной комнате, а весенняя пирушка на поляне в лесу.
Карсавина улыбалась ему радостно и смущенно.
- Ну, господа... теперь, кажется, все в сборе? - стараясь говорить
громко и весело, но болезненно и неверно напрягая слабый голос, закричал
Соловейчик, странно жестикулируя руками. - Извините, Юрий Николаевич, я вас,
кажется, все толкаю... - весь изогнувшись и осклабляя зубы, перебил он сам
себя.
- Ничего, - добродушно придержал его за руку Юрий.
- Не все, да черт с ними! - отозвался полный и красивый студент, и по
его пухлому, но сильному купеческому голосу сразу стало слышно уверенного и
привычного человека.
Соловейчик прыгнул к столу и вдруг зазвонил в маленький колокольчик,
радостно и хитро улыбаясь своей выдумке, которую он готовил еще с утра.
- Э, оставьте! - рассердился пухлый студент. - Вечно вы со всякими
глупостями!.. Совершенно излишняя торжественность!
- Я ничего, я так... - смущенно захихикал Соловейчик и сунул
колокольчик в карман.
- Я думаю, стол можно поставить на середину комнаты, - сказал полный
студент.
- Сейчас, я... - опять заторопился Соловейчик и с бессильным
напряжением ухватился за край стола.
- Лампу... лампу не уроните! - крикнула Дубова.
- Ах, да не суйтесь же вы куда не просят! - с досадой стукнул кулаком
по колену полный студент.
- Давайте я вам помогу, - предложил Санин.
- Пожалуйста, - так торопливо выговорил Соловейчик, что у него вышло
"поджалушта!".
Санин выдвинул стол на середину комнаты, и пока он это делал, все
почему-то внимательно смотрели на его спину и плечи, легко ходившие под
тонкой рубахой.
- Ну-с, Гожиенко, вам как инициатору следует сказать вступительную
речь, - сказала бледная бесцветная Дубова, и по ее умным некрасивым глазам
трудно было понять, серьезно она говорит или подсмеивается над полным
студентом.
- Господа, - возвышая голос, заговорил Гожиенко сдобным, но приятным



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.