read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Я начинаю жить самостоятельно, и это мне не нравится
Теперь я знаю жизнь достаточно хорошо, чтобы потерять способность чему
бы то ни было удивляться. Но и теперь я все же удивляюсь тому, как легко я
был выброшен вон из дому в таком раннем возрасте. Ребенок я был очень
способный, наделенный острой наблюдательностью, живой, пылкий, хрупкий, меня
легко было ранить и телесно и душевно, и прямо поразительно, что никто не
сделал ни малейшей попытки защитить меня. Но такой попытки не было сделано,
и я, в десятилетнем возрасте, стал юным рабом фирмы "Мэрдстон и Гринби".
Склад "Мэрдстон и Гринби" был расположен в Блек-фрайерсе *, на берегу
реки. Благодаря перестройкам местность с той поры сильно изменилась; но
тогда склад помещался в последнем доме на узкой извилистой уличке,
спускавшейся к самой реке, так что, сойдя по нескольким ступеням, можно было
сесть в лодку. Это было ветхое строение со своей собственной пристанью,
окруженное водой в часы прилива и грязью во время отлива; оно буквально
кишело крысами. Комнаты с обшитыми панелью стенами, потерявшими цвет под
столетними слоями пыли и копоти, подгнившие полы и лестницы, писк и возня
старых, седых крыс внизу в погребах, грязь и гниль этого дома возникают
передо мной так отчетливо, словно все это я видел не много лет назад, но
только что, сию минуту. Склад встает у меня перед глазами точь-в-точь таким
же, как в тот злосчастный день, когда я пришел туда впервые, держась
дрожащей рукой за руку мистера Куиньона.
Фирма "Мэрдстон и Гринби" имела дела со всяким людом, но одной из
важнейших отраслей ее торговых операций являлась поставка вин и других
крепких напитков на некоторые пакетботы. Я не помню в точности, какие рейсы
совершали эти пакетботы, но, кажется, иные из них ходили в Ост-Индию и
Вест-Индию. Знаю, что одним из результатов этих сделок было большое
количество пустых бутылок и что какие-то мужчины и мальчики должны были
проверять бутылки, держа их против света, откладывать в сторону
надтреснутые, а остальные полоскать и мыть. Когда кончались хлопоты о пустых
бутылках, надо было наклеивать этикетки на полные, закупоривать их,
запечатывать и упаковывать в ящики. Вот для такой работы и был предназначен
я в числе других мальчиков, работавших на складе.
Нас было трое или четверо, включая меня. Мое рабочее место находилось в
углу склада, где меня мог видеть в окно мистер Куиньон, когда он становился
на нижнюю перекладину табурета перед своим бюро в конторе. В первое же утро,
когда мне предстояло при таких благоприятных предзнаменованиях начать
самостоятельную жизнь, к моему рабочему месту был вызван старший из
мальчиков, чтобы ознакомить меня с моими обязанностями. Звали его Мик Уокер,
на нем были рваный фартук и бумажный колпак. Он сообщил мне, что его отец -
лодочник и что, шествуя в процессии лорд-мэра *, он надевает черную
бархатную шляпу. Сообщил он также и то, что у нас есть третий товарищ и
зовут его - весьма странно на мой взгляд - Мучнистая Картошка. Впрочем, я
выяснил, что этот юнец получил сие имя не при крещении, но прозван был так
на складе благодаря своей бледной, мучнистого цвета, физиономии. Отец
Мучнистой Картошки был уотермен *, а к тому же и пожарный в одном из больших
театров, где близкая родственница Мучнистой Картошки - кажется, его младшая
сестра, - изображала чертенка в пантомиме.
Нет слов, чтобы описать мои тайные душевные муки, когда я попал в такую
компанию. Сравнивать своих теперешних сотоварищей с теми, кто окружал меня в
пору счастливого моего детства - я уже не говорю о Стирфорте, Трэдлсе и
других... Чувствовать, что рухнула навсегда надежда стать образованным,
незаурядным человеком... Сознание полной безнадежности, стыд, вызванный моим
положением, унижение, испытываемое детской моей душой при мысли о том, что с
каждым днем будет стираться в моей памяти и никогда не вернется вновь все
то, чему я обучался, о чем размышлял, чем наслаждался и что вдохновляло мою
фантазию и толкало меня на соревнование... Нет, этого нельзя описать. В
течение всего утра, как только Мик Уокер отходил от меня, слезы мои
смешивались с водой, которой я мыл бутылки, и я рыдал так, словно трещина
была в моем собственном сердце и ему угрожала опасность разорваться.
На часах конторы было половина первого, и все приготовились идти
обедать, как вдруг мистер Куиньон постучал в окно и поманил меня к себе. Я
вошел в контору и увидел плотного мужчину средних лет в коричневом сюртуке,
в черных штанах в обтяжку и в черных башмаках; на его огромной лоснящейся
голове было не больше волос, чем на яйце; лицо его, которое он обратил ко
мне, было весьма широкое. Костюм на нем был поношенный, но воротничок
сорочки имел внушительный вид. Он держал щегольскую трость с двумя огромными
порыжевшими кистями, а на сюртук был выпущен монокль - для украшения, как я
узнал позднее, ибо он очень редко им пользовался, да, к тому же, ровно
ничего не видел, когда к нему прибегал.
- Вот он, - сказал мистер Куиньон, имея в виду меня.
- Так это мистер Копперфилд? - проговорил незнакомец с каким-то
снисходительным журчанием в голосе и с неописуемо любезным видом, очень мне
понравившимся. - Надеюсь, вы поживаете хорошо, сэр?
Я ответил, что поживаю прекрасно, и выразил надежду, что и он поживает
точно так же. Одному богу известно, как мне было плохо, но в ту пору не в
моей натуре было жаловаться, почему я и сказал, что поживаю прекрасно и
надеюсь, что и он поживает так же.
- Слава богу, я себя чувствую превосходно! - продолжал незнакомец. - Я
получил письмо от мистера Мэрдстона, где он выражает желание, чтобы я
уступил комнату, выходящую окнами во двор и ныне свободную... она, одним
словом, сдается... уступил, одним словом, - тут незнакомец, улыбаясь,
заговорил доверительным тоном, - спальню юноше, вступающему в жизнь,
которого теперь я имею удовольствие...
Незнакомец помахал рукой и погрузил подбородок в воротничок сорочки.
- Это мистер Микобер, - пояснил мне мистер Куиньон.
- Гм... да... так меня зовут, - подтвердил незнакомец.
- Мистер Микобер известен мистеру Мэрдстону, - сказал мистер Куиньон. -
Он доставляет нам заказы, когда их получает. Мистер Мэрдстон написал ему о
тебе, и теперь он согласен принять тебя к себе жильцом.
- Мой адрес - Уиндзор-Тэррес, Сити-роуд, - сказал мистер Микобер, -
я... одним словом, - он закончил все так же любезно и снова крайне
доверительным тоном, - там проживаю!
Я отвесил поклон.
- Опасаясь, что ваши странствования в сей столице не могли быть еще
длительными и проникновение в тайны современного Вавилона на пути к
Сити-роуд представляет для вас некоторые затруднения... одним словом, -
мистер Микобер снова впал в доверительный тон, - что вы можете заблудиться,
я буду счастлив... зайти за вами сегодня вечером, чтобы показать вам
кратчайший путь.
Я поблагодарил его от всей души, ибо очень мило было с его стороны
взять на себя такой труд.
- В котором часу, - спросил мистер Микобер, - могу я...
- Около восьми, - сказал мистер Куиньон.
- Около восьми! - повторил мистер Микобер. - Позволю себе пожелать вам
всего хорошего, мистер Куиньон! Не смею вас задерживать.
Он надел шляпу, подхватил трость под мышку и, приосанившись, вышел,
что-то напевая.
После его ухода мистер Куиньон торжественно принял меня на службу в
фирму "Мэрдстон и Гринби" для выполнения любых обязанностей и положил мне
жалочанье, кажется, шесть шиллингов в неделю. Не уверен, было ли это шесть
шиллингов или семь. Эта неуверенность заставляет меня думать, что вначале
было шесть шиллингов, а потом семь. Он выдал мне жалованье вперед за неделю
(кажется, из своего кармана), и я вручил Мучнистой Картошке шестипенсовик за
то, чтобы он отнес вечером мой сундучок на Уиндзор-Тэррес: сундучок хоть и
был невелик, но для меня все-таки слишком тяжел. Еще шесть пенсов я заплатил
за обед, состоявший из мясного пирога и воды, за которой я прогулялся к
ближайшей водокачке; час, отведенный для обеда, я провел, бродя по улицам.
Вечером, в назначенное время, мистер Микобер появился вновь. Я вымыл
лицо и руки, чтобы оказать честь изяществу его манер, и мы отправились
вместе с ним к себе домой - так, мне кажется, я должен отныне называть этот
дом. По пути мистер Микобер обращал мое внимание на названия улиц и на
угольные дома, дабы утром мне было легче найти дорогу обратно.
Добравшись до дома на Уиндзор-Тэррес (который, как я заметил, имел
такой же, как и у мистера Микобера, потрепанный вид, но, подобно ему,
притязал на изящество), он представил меня миссис Микобер, худой, поблекшей
леди, отнюдь не молодой, которая сидела в гостиной (во втором этаже не было
мебели, и шторы были спущены, чтобы ввести в заблуждение соседей) и кормила
грудью младенца. Этот младенец был одним из двух близнецов, и, замечу
мимоходом, за все время моего знакомства с этим семейством мне ни разу не
случалось наблюдать, чтобы близнецы оставляли в покое миссис Микобер. Один
из них неизменно подкреплялся.
Было и еще двое детей: юный мистер Микобер, лет четырех, и мисс
Микобер, приблизительно лет трех. Они и черномазая молодая особа, служанка,
которая имела привычку фыркать, довершали круг домочадцев; уже через полчаса
эта особа поведала мне, что она "сиротская" и взята из приюта при работном
доме в соседнем приходе св. Луки. Моя комната была расположена наверху и
выходила во двор; она была очень маленькая, почти без мебели, и на стенах ее
красовался орнамент, в котором мое юное воображение угадало нарисованные по
трафарету голубые пышки.
- Я никогда не думала, до замужества, пока жила с папой и мамой, -
сказала миссис Микобер, опускаясь на стул, чтобы отдышаться после того, как
она поднялась наверх с близнецом на руках показать мне мое жилище, - я
никогда не думала, что мне придется взять жильца. Но мистер Микобер
находится в затруднительном положении, и приходится забыть все личные
удобства.
Я сказал:
- Да, сударыня.
- В настоящее время у мистера Микобера чрезвычайно затруднительное
положение, - продолжала миссис Микобер, - и я не знаю, удастся ли ему



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.