read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Не слыхал еще, господин мой Диомед? Говорят, цари узнают новости последними. И то если им расскажут любовницы...
Погоди! - простонал я. - Женюсь? Зачем? На ком? Она подползла ближе, положила голову мне на колени, сжала зубами кожу.
Я хочу тебя съесть, мой Диомед, закусать до смерти, пока тебя не съела эта Айгиала...
Кто-о-о-о?!
Самое время хохотать - до упаду, до икоты. Айгиала! Сестричка Заячьей Губы, конопатая дура-перестарок? Да я и не видел ее больше года! Айгиала! Ну, выдумали!
Говорят, Аргосом должны править два рода. Анак-сагориды и...
...Амифаониды, - вздохнул я. - Алкмеон изгнан, Дмфилох отрекся от своих прав...
Значит, править должна их сестра! И тут мне стало не до смеха.
Ванакты не выбирают жен - им выбирают. Ты женишься на этой старой худющей уродине, а она велит выгнать меня. И тогда я умру, господин мой Диомед, потому что мне незачем будет жить...
Ее руки обхватили меня за плечи, дрогнули, застыли, а я молчал, вновь не зная, какие слова найти.
...Серебристый свет, легкий ветер над ночным лесом...
Ты будешь со мной, Амикла! Всегда! Тебя... Тебя мне послали боги! Боги, понимаешь?
Бо-о-оги? - протянула она. - Боги ревнивы, господин мой Диомед! Они меня и заберут. Я знаю - заберут!..
Как трудно иногда бывает улыбнуться! Улыбнуться, когда на сердце - лед.
"...Ванакт - солнце, а солнце сжигает тех, кто стоит слишком близко..."
Что же мне делать, мама?
ЭПОД
Кто из них? Сфенел, Полидор, Промах, Амфилох, Эв-риал, дядя Эвмел...
Кто?
Пора было начинать, впускать в тронный зал толпу коз-лобородых гиппетов,
садится на трон, брать в руки золотой скипетр, но я все медлил, медлил, медлил... И они не спешили - словно чувствовали.
За окнами - знакомая площадь, серые известняковые плиты. Два года я уже здесь, два года! Я здесь, потому что они, те, что сейчас собрались вокруг меня, захотели этого. Они помогали мне, дрались за меня. Мы были братьями.
И все-таки кто-то предал!..
Надо было сказать - прямо в лицо, спросить, не скрывая. Но я уже знал -
промолчу. И сейчас, и завтра, и потом...
Тут еще одно дело, Тидид, - нерешительно проговорил дядя Эвмел. - Прежде, чем мы начнем...
Я лишь плечами пожал. Еще одно? Кажется, все обговорили. Бегство Фиеста, воцарение носатого (только сегодня получили его послание - с благодарностью баси-лею Диомеду), строительство новой гавани в Лерне...
Что там еще? Неужели об этом?
Я ждал, что заговорит дядя, но начал почему-то Капанид. Неуверенно, словно
нехотя.
Тут это, Тидид... Такое дело... Такое!..
Снял венец, повертел в руках. Отречься вздумал, что ли?
Такое... Эвриал, скажи!
Еще и Смуглый! Ну, Трезенец за словом в мешок не полезет.
В Аргосе неспокойно, Диомед! То, что случилось... Надо сплотиться!
Амифаониды... Что?!
Мои родичи... Их не уговорить, - это уже Щербатый. - Амифаониды должны править, таков обычай, не обижайся. Ты Амифаонид только по деду, ты потомок Би-анта, а наследники Мелампода считаются старшими...
И тут я понял...
Мы тут поговорили, - это уже толстяк Полидор. - Раз с Еленой не вышло...
Да Кронион с ней, с Еленой! Надо покончить с... этим. Потомки Амифаона и Анаксагора должны править вместе! Тогда нас никто не пошатнет!
Я обреченно вздохнул. Сговорились! Конопатый призрак Айгиалы соткался из горячего воздуха, взмахнул костлявыми руками, захохотал, скорчил рожу.
Ну, ты понимаешь, Тидид? Понимаешь? - В голосе Сфенела звучало отчаяние
(даже басить перестал!). Бедняга! Он-то знал, на своей шкуре прочувствовал, Анакса-горид, что такое женитьба богоравного!
Я был глух. Я был слеп. Я сел на трон, сжал в руке тяжелый скипетр...
Сейчас будут уговаривать, упрашивать, убеждать. Долго, по очереди, потом -
все вместе. Они еще не понимают, что и это не поможет, даже если меня отдадут на съедение перезрелой, засидевшейся в девках дуре, даже если она станет меня насиловать пять раз за ночь и трижды -задень...
Женитьба ничего не изменит. Атрей и Фиест были родными братьями. И мы все здесь - братья! И все-таки один из нас - враг...
В общем, мы решили, что ты... - это снова дядя Эвмел. - Понимаешь?
Не понимаю! Не хочу! Взялись уговаривать - уговаривайте, мучайтесь. А я послушаю!
Нахмурился, перехватил поудобнее скипетр, откинул-, ся на спинку трона...
Править надо, сидя лицом к югу!
ПЕСНЬ ШЕСТАЯ ПОЛЕМОПИИЕЯ1
СТРОФА-1
аверное, здесь решили, что началась война. В смысле, началась - и уже
кончилась. Богоравный Диомед, ванакт Аргоса и всей Ахайи, в милости своей соизволил захватить город Филаку. Ну еще бы! Колесница, дюжина всадников! Как тут не убежать, как не нырнуть с головой в винный пифос или рыбозасолочный чан? Спасайся, кто может! Диомед идет! Спаслись все - вымерла вымытая весенним дождем Филака. Все, кроме одного. Именно того, кто был мне нужен.
Протесилай, сын Ификла, ждал меня возле дубовой, в бронзовых бляхах, калитки, врезанной в глухую стену неказистого дома. В таких у нас в Аргосе торговцы средней руки живут, но для Филаки это не дом - настоящий дворец. Как раз для басилеева родича.
Радуйся!
Я соскочил с колесницы, делая знак гетайрам, чтобы спешились и на месте оставались (дабы не напугать здешний народ всеконечно).
Он ответил не сразу. Не улыбнулся. Странный, чужой взгляд был недвижен, холоден...
Не ходи! Не ходи к Чужедушцу!- кричала пифия. - Не смей! Не смей!
Чужедушец! Чужедушец!
Радуйся, Диомед! - шевельнулись губы. - Ты долго не ехал.
Всего два года! - усмехнулся я. - Даже чуток меньше...
Полсмодицея- оправдание войны.
За эти годы он не изменился, разве что седина на вис-( чуть заметнее стала.
А глаза все те же - страшноватые. Чужие.
Чужедушец! Чужедушец! Не ходи к нему! Не ходи!
В Дельфы я случайно завернул - из Фив, от братца ерсандра возвращался. И дернул меня Дий Подземный пифии спросить: ехать ли мне к Протесилаю из Филаки?
Жрицы дельфийские с открытыми ртами стояли. Редко такое от провидицы услышишь! Ведь не она это кричит - сам Аполлон Тюрайос!
Чужедушец!
И вправду, словно кто-то другой смотрел на меня его глазами. Старыми
глазами на молодом (нет, не молодом - без всякого возраста!) лице.
Хорошо, - кивнул он. - Заходи, Диомед!
* *
Теперь уже не спешил я. Налить чашу, плеснуть Отцу Богов, Бромию плеснуть... всем остальным.
И зачем тебе понадобился Протесилай Филакский, великий ванакт?
Он улыбался, но взгляд оставался прежним. Меня изучали - спокойно, неторопливо.
Мне не нужен Протесилай, родич филакского баси-лея, - осторожно начал я.
Мне нужен тот, кого когда-то звали не Протесилаем, не Иолаем-Первым, а просто Иолаем. Иолаем, сыном Ификла, племянником великого Алкида Геракла.
Вот как?
Когда мне рассказали, кто таков на самом деле Протесилай Филакский, я вначале не поверил. Иолай! Иолай Копейщик! Тот самый!
Оказалось - тот самый. Живет себе тихо, торгует помаленьку, о себе песни слушает. Молчит...
Я приехал за помощью, Иолай!
Он кивнул, еле заметно дрогнул лицом.
А почему ты думаешь, что я могу тебе помочь? Меня испытывали. Впрочем, этот вопрос не был труден.
Меня послал к тебе богоравный Эвмел Адрастид, мой дядя. Мы все втроем живем под меднокованым небом... Снова кивнул. Помолчал.
Отхлебнул из чаши.
А почему ты думаешь, Диомед, что я захочу помочь тебе? Разве ты не мог найти кого-нибудь другого в нашем Номосе? Или в нашем Космосе?
Все верно! Сияющий Второго Шага! Как и я, как и дядя Эвмел.
Сияние - древнее знание, еще от первых людей - от тельхинов, гелиадов и
тех, от кого даже имен не осталось.
Знание о Едином.
Три состояния имеет мир, наша Ойкумена. Два из них:
Космос, земные Номосы и Эфир, Номос богов. Третье же состояние - Единый,
сотворивший мир из Себя. И те, кого
мы зовем богами, - только его Вестники.
Второй Шаг... Страшно подумать, что знают сделавшие Третий? Те, что
отвечают тремя словами: Номос, Космос, Вестник...
Захочешь или нет, решать тебе, Иолай Копейщик. Может, и захочешь, когда узнаешь, что говорят оракулы о войне и мире.
Наконец-то он удивился!
Удобная вещь - папирус! Вместо двух дюжин табличек, которых только в
сундуке таскать - один-единственный свиток. Сунул под плащ - и все. Недавно из Кеми целый корабль с папирусом этим пригнали. Дорогой, однако!
Это за последние два года, - я развернул желтоватый хрустящий свиток, пододвинул ближе. - Дельфы, До-дона, Элевсин, Истм, а также все известные прорицатели. Их часто спрашивают, воевать или нет. Мы же всегда воюем, Иолай! И вот... Все прорицания - за мир! Только за мир! Аполлон, Деметра, Поседайон, сам Кронион. Мир!
Понимаешь?
Пока еще нет, Тидид.
Он осторожно взял в руки папирус, скользнул по строчкам цепким острым взглядом...
Пока еще нет. Но, кажется, ты приехал не зря!
Впрочем, прорицания - это только начало. Мелочь, в общем. Мало ли, что велят боги? Но за эти два неполных года, с тех пор как Агамемнон воцарился в Микенах, а фиест-братоубийца навсегда сгинул где-то в аркадских лесах, в Ахайе не случилось ни одной войны. Ни единой! Да что там в Ахайе! Во всей Элладе! На островах, в Эпире, в Милаванде Заморской. Даже дорийцы - и те притихли. Гилл Гераклид совсем уже собрался за Эврисфеевым наследством в поход идти, железные мечи наточил. И что же? Остановили! Велел оракул дожидаться "третьего плода". Вот и думают дорийцы, чего именно? Третьего урожая -или правнуков? Думают - ждут.
Конечно, не только оракулы Арея Эниалия сдерживают. Братство Елены - живет братство! Кто бы подумать мог? И даже из Микен Златообильных мирные песни слышны. Под кифару. Словно Агамемнон Носатый - не Атреев сын!
Эллада не воюет! Да когда же такое было?
Что еще?
От его невозмутимости не осталось и следа. В чужих глазах - холодный огонь. Мне даже не по себе стало. Кто он такой, этот Иолай? С дядей Гераклом все понятно было...
Еще... - Я задумался. - Еще - урожаи. Каждый год зерно сыпать некуда.
Скот чуть ли не даром отдают. Даже в самом маленьком городишке приморском гавани кораблями забиты. Строимся, дороги мостим, детей рожаем...
И ни одной эпидемии, - тихо добавил он. - Ни единой! Даже лихорадки болотной!
Да...
Иолай встал, дернул плечом, отвернулся, долго глядел на догорающий очаг. Прохладная весна в этом году, дождливая. Говорят, дожди день в день пошли - как раз к хорошему урожаю. И травы на пастбищах - хоть быков Критских выпасай!
О Золотом Веке слыхал?
Слыхал, - кивнул я. - Прорицатели говорят, что свадьба Елены - благословение для Эллады. Новый Золотой Век! Особенно после того, как у них с Менелаем дочка родилась. Божье знамение!
И боги снова сойдут на землю, и подружатся с нами, и лев будет возлежать рядом с агнцем, питаясь травой...
Страшно было слушать его голос, хоть и звучал он спокойно, равнодушно даже.
Ты рассказал мне об оракулах, сын Тидея. Я тоже кое-что слыхал... Дромосы закрыты, знаешь? Все!
Все? - поразился я. - Но ведь дромосы - пути богов! Этими путями они...
Закрыты. Даже главный - на Олимпе. Отрезали! А вот кого? Нас? ИХ?
Семья-то и без дромосов обойтись может! Дальше... В Западный Номос больше нет пути - ни на Си-цилию, ни на Сардинию. Еще год назад можно было, теперь - нет. Наши, ахейские поселения остались за гранью, что в них - никто не знает. И Северный Номос тоже - наглухо. Нас просто заперли!..
Зато Восточный... - перебил я.
Зато Восточный, - согласился Иолай. - Зато Восточный...
Последние два года только и разговоров у нас, что о Востоке. Все торгуют. И не просто торгуют! Уже и на Кипре поселенцы высадились, и в Киликии, и даже в земле филистимлян. Мирно, спокойно, без войны. Местные царьки сами приглашают! С Домом Мурашу - дружба, пираты Лаэртовы вкупе с молодцами Идоменея, Мино-таврова племяника, мечи с копьями спрятали, товары возят. И вправду, зачем воевать? Приам Троянский, на что из пиратов пират и всем пиратам отец родной, и тот посольство прислал с Энеем-племянником во главе - догорариваться. Не к Агамемнону, не ко мне - к Менелаю в Спарту. Визит якобы родственный.
Неужто и в самом деле - Золотой Век?
А еще - свадьба, - внезапно усмехнулся Копейщик. - Слыхал? Фетида
Глубинная вышла замуж за Пе-лея Эакида. Богиня за человека! Не Елена - настоящая богиня, из титанид! И все боги на свадьбе гуляли, и нектар за счастье всеобщее пили...
Золотой Век, - вздохнул я. - Мы и ОНИ - снова братья навек!
Именно... А вот мы почему-то с тобой не рады, Диомед сын Тидея!
В очаге умирали красные угли. Да, холодная весна, а ведь уже скоро Равноденствие. День Антесфорий - праздник Деметры. Говорят, она тоже была на Пелеевой свадьбе...
Что же выходит, Диомед? Новый Золотой Век, благоденствие, богатство, мир.
Мир на земле, привыкшей воевать. Мир среди людей, даже спящих с оружием. Оракулы успокаивают, боги снова сходят на землю... А что говорит твоя мать?
Я вздрогнул. Еще тогда, в Спарте, я понял - знает! Знает, Чужедушец! Но как я могу говорить о маме? С чужим! С тем, кому еще рано верить!
Нас не слышат, - он понял, улыбнулся. - Здесь ОНИ не услышат!
Хорошо, - вздохнул я. - Она не понимает. Она думает... надеется, что ДЕД отказался от Гекатомбы...
По-жа-лел?
Так и сказал - по слогам. Словно выплюнул.
Нет. Не пожалел. Восточный Номос - мы нужны там.
Грибница?
Я ждал пояснений, но Иолай Копейщик вновь замолчал. Переспрашивать я не стал, узнаю. Просто надо запомнить - Грибница...
Что будет, если пьянице долго не давать вина? Кор-№ть, ублажать - но не подпускать к чаше? Как думаешь, Диомед?
Я не стал отвечать, но Иолай Первый и не нуждался в ответе. И так ясно - не выдержит пьяница, сорвется. Дверь с шипов, мордой в пифос - и вволю! До смерти!..
Нам не дают воевать, хотя мы не можем не воевать. Нас не приучают к миру
нас заставляют жить мирно. Растут мальчишки, которым снится война, стареют воины - те, кто недовоевал. Достаточно толчка. Я видел, что бывает в таких случаях с человеком. А если не с человеком - со всем народом? Со всем нашим Номосом?
Тяжело звучали его слова. И вновь показалось, что со мною говорит кто-то другой. Старый, все повидавший. Тот, для кого рубежи Номосов - не рубежи, ворота без створок...
И еще - Восток. Нас к нему приваживают, как к хорошему вину. Мы торгуем, основываем поселения. А если это все отрезать? Одним ударом? Котел кипит, закроем крышку...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.