read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



с кем связался.
Это было то, чего Михал никак не мог предвидеть.
Он-то лучше кого бы то ни было знал, что воинский талант не выкрасть,
как и любой талант; что в бою никак недопустимо соваться в душу противника
- уж лучше сразу подставить шею под клинок; что безопасней воровать добычу
у бодрствующей рыси или яйца из гадючьего гнезда... он знал это.
О, как хорошо он знал это!
И все силы ушли на страшный окрик, неслышный никому, кроме Стражей,
которые нехотя опустили мечи и отошли в сторонку, давая оглушенному
пришельцу выпасть наружу.
Впервые Михалек Ивонич, Михал Райцеж, придворный воевода Райцеж
узнал, что его собственный воинский дар охраняют такие же Стражи, что и
дар Жан-Пьера Шаранта из Тулузы; что это его, его талант, не ворованный,
свой собственный, вросший корнями в основание души, давший многочисленные
побеги, и нечего стыдиться, метаться ночами в смятых простынях и кусать
подушку, не о чем жалеть; только сейчас понял Михалек ту простую истину,
которую учителя его, Антонио Вазари, Жан-Пьер Тулузец, барон фон
Бартенштейн, и самый первый, самый строгий учитель, батька Самуил - все
они поняли давным-давно: нельзя украсть то, что тебе и так отдают, по
доброй воле.
Открыто.
Отогнав Стражей, как инстинктивно сделал это сейчас сам Михалек,
спасая глупого самонадеянного Мардулу от безумия.

...и лезвие ножа полоснуло его по ребрам.
Оглушенный столкновением со Стражами, полуобмякший в руках Михала
юный разбойник все-таки умудрился рвануть из-за пояса нож и, держа его
острием к себе, извернулся и вслепую мазнул по врагу.
Отшвырнув Мардулу, Михал наскоро тронул бок ладонью - порез был
болезненный, но неглубокий и практически безопасный. Но вздохнуть с
облегчением ему не дали: разбойник снова кинулся вперед, сгорбившись и
наклонив голову, как кидается раненый вепрь, и обхватил воеводу поперек
туловища.
- Прочь! - хрипло заорал сбитый с ног Михал, и никто не знал, что
кричит он не Мардуле, а Стражам, собственным Стражам, вновь замахнувшимся
мечами при виде глупого вора, догадавшегося во второй раз сунуться в
смертельно опасный лабиринт, откуда неумехе чудом только что повезло уйти
живым.
И одобрительно качнул кудлатой головой призрак, стоявший у огня со
скрещенными на груди руками, глядя на сцепившихся пасынков смоляными
очами.
Покатившись по земле, они врезались в горящую вязанку с хворостом,
Михал едва успел разорвать объятия и вскочить - а огонь лениво лизнул
широкие Мардулины штаны, пояс, обнаженное туловище... одежда вспыхнула, и
какое-то мгновение воевода стоял над корчащимся юношей, попавшим в
собственный ад и после встречи со Стражами не соображающим, что делать и
как спасаться.
- Держись, брат...
Этого тоже не услышал никто, кроме призрака.

Гурали потрясенно ахнули, когда из круга вынесся Михалек Ивонич, в
обожженных руках держа над собой охваченного огнем Мардулу. Промчавшись
через расступившуюся толпу, он в мгновение ока оказался на краю крутого
склона и, не раздумывая, бросился вниз с высоты в четыре человеческих
роста.
В темные воды Грончского озера.


8
Утро выдалось просто дивным.
Рассветный ветер походя смахнул кучерявую пену облаков, набегавшую со
стороны Оравских Татр, и только легкие брызги разметались по небу - солнце
мимолетно окуналось в них, чтобы вынырнуть спустя мгновение и улыбнуться
Подгалью нежаркой улыбкой добродушного владыки.
Во дворе Самуиловой хаты чуть ли не с самого восхода толклись
шафлярцы - коренастые мужики притаскивали длинные дощатые столы, сгружая
их один на другой у забора, чтобы расставить как положено к вечеру или уже
завтра, в день сороковин; скотный двор распух от блеющей отары - каждый
считал своим долгом пожертвовать хотя бы одну овцу или барана для поминок
славного бацы; женщины с закатанными по локоть рукавами ежеминутно
загоняли на печь немую Баганту, вдову Самуила, потому что и без помощи
старухи все вскоре обещало заблестеть чистотой, а проку от немощной
Баганты и так было немного.
По селу лениво слонялись гайдуки Лентовского, на всякий случай при
оружии - но вели себя чинно, с достоинством, как им было строго-настрого
приказано. На сытый желудок - гостеприимство шафлярцев подкреплялось
вещественными доказательствами - было не так уж трудно сохранять
достоинство, а тем гайдукам, у которых при виде местных грудастых девок
начинал кукарекать петух в шароварах, их же друзья предлагали глянуть на
девкину родню. Сомневающиеся шли глядеть, некоторое время и впрямь
рассматривали приветливых парней с бычьими шеями, сидящих на завалинке и
ведущих неторопливые беседы, хлопали их на прощанье по плечам и уходили,
тряся отбитой ладонью. После этого дальше игривых разговоров, до которых
девки были большие охотницы, дело не шло.
Во дворе Зновальских неторопливо прохаживался его преосвященство,
последователь святого Доминика епископ Гембицкий. Приехавшие с ним монахи
рядком восседали у колодца на вынесенной из дома скамье и глухо
перекаркивались меж собой, вертя головами во все стороны, отчего ужасно
походили на стайку грачей. Местная ребятня, никогда не видевшая служителей
церкви святее бродячего монаха-пропойцы Макария, раз в год забредавшего в
Шафляры, сбегалась к воротам посмотреть на ксендза в фиолетовой мантии.
Смотрели, испуганно крестились и убегали, чем весьма раздражали его
преосвященство.
- Слышь, Ясько, - вопил один из пацанвы, на бегу дергая приятеля за
ухо, - матуська говорила, что это тот самый ксендзяка, что в Завое тетку
твою спалил! Слышишь или нет, говорю?!
- Ну и что? - равнодушно отзывался конопатый Ясько, родственничек
сожженной. - Туда ей и дорога, ведьме старой... приезжала, за волосья меня
таскала - нехай горит, не жалко!
Почему-то такое одобрение его действий тоже не доставляло провинциалу
удовольствия.
- Кыш, окаянные, - прикрикнул на огольцов лысый дед, куривший на
бревне у самых ворот. - Их святость Богу докладывает, что на земле да как,
а вы орете, дуроломы! Кыш, кому сказано!
- Благослови тебя Господь, - Гембицкий осенил деда крестным знамением
и задержался рядом со стариком, незаметно морщась от едкого дыма. - Ты,
сын мой, местный уроженец, как я понимаю?
- Не-а, - равнодушно бросил "сын", глубоко затягиваясь и скрываясь в
сизом клубящемся облаке. - Я, святой отец, под Остервой народился,
рядышком, да не здесь. А в Шафлярах давненько... как на первой своей
поженился, так сразу и перебрался. Хата у них добрая была, богатая, не то
что у меня, вот и пошел в приймы. Ох и баба же была, святой отец,
первенькая моя, ох и баба! - чисто Полуденница! Раз, помню, закатились мы
с ней на озера...
- Полуденница? - ласково улыбаясь, поинтересовался доминиканец, и
монахи на скамье зашевелились, словно почуяв добычу. - Кто ж это такая,
сын мой?
- А Христова дочка, - нимало не смутившись, ответил дед. - Никак,
гляжу, тебе это неизвестно, отец мой?
- Дочка?! - на миг опешил Гембицкий. - Какая дочка?!
- Младшенькая. Их у него много, боженька по этому делу мастак:
Веснянки, что по небу на молниях летают, Зарницы, что росу по утрам
сеют-высевают, потом Майки, блудодейки лесные... Но Полуденницы лучше
всех, это я вам точно скажу, как на духу, святой отец!
- А... чем они занимаются, эти Полуденницы? - дедовы бредни и его
более чем странное понимание Христовой родни привели епископа в
замешательство. - Небось, ворожбой да лиходейством?
Последние слова удивили самого Гембицкого. Было в них что-то
патриархальное, замшелое, никак не достойное князя церкви, пользующегося
заслуженным уважением даже в Риме - такой вопрос подобал скорее тупому
хлопу, невесть какими путями нацепившему монашескую рясу и все равно с
боязливым почтением внимающему языческим глупостям своих предков.
- Где ж им, сердешным, лиходейством заниматься? - изумленно поднял
брови дед. - Ну ты, святой отец, и скажешь! - дочки Господа нашего, и
вдруг лиходейницы! Чему вас только учат, в монастырях ваших?! Полуденницы,
они святым делом занимаются - распаренных девок в сенокос на траву
кидают...
- Зачем?
Дед долго хихикал, мелко вздрагивая.
- Ох и шалун ты, отче, - отсмеявшись, он погрозил епископу кривым
мосластым пальцем, - ох и баловник! Зачем, спрашиваешь? Ох и...
Не договорив, он снова зашелся смехом, хлопая себя по ляжкам и тряся
лысой головой.
Трехлетний мальчонка подковылял к деду и принялся карабкаться к нему
на колени.
- Внук? - спросил Гембицкий, досадуя, что вообще ввязался в разговор



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.