read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



что ее сердце принадлежало другому прежде, чем вы принудили ее выйти за
меня. Я это знаю, Знаю!
Он вдруг вскочил, замахнулся на меня стулом и приказал мне отойти...
ибо я упорно приближался к нему во время разговора.
Я не говорил, а кричал, чувствуя, что буйные страсти клокочут у меня
в крови, а старые призраки шепчутся и соблазняют меня растерзать его в
клочья.
- Проклятый! - крикнул я, вскакивая и бросаясь на него. - Я ее убил!
Я - сумасшедший! Смерть тебе!
Крови! Крови! Я жажду твоей крови.
Одним ударом я отбросил стул, который он в ужасе швырнул в меня, и мы
сцепились; с тяжелым грохотом катались мы с ним по полу.
Это была славная борьба; ибо он, рослый, сильный человек, дрался,
спасая свою жизнь, а я, сильный своим безумием, жаждал покончить с ним.
Я знал, что никакая сила не может сравняться с моей, и я был прав. Прав,
хотя и безумен! Его сопротивление ослабевало. Я придавил ему грудь коле-
ном и крепко сжал обеими руками его мускулистую шею. Лицо у него побаг-
ровело, глаза выскакивали из орбит, и, высунув язык, он словно издевался
надо мной. Я крепче сдавил ему горло.
Вдруг дверь с шумом распахнулась, и ворвалась толпа, крича, чтобы за-
держали сумасшедшего.
Моя тайна была открыта, и все мои усилия были направлены теперь к то-
му, чтобы отстоять свободу. Я вскочил раньше, чем кто-либо успел меня
схватить, я бросился в толпу нападающих и сильной рукой расчистил себе
дорогу, словно у меня был топор, которым я рубил направо и налево. Я
добрался до двери, перепрыгнул через перила, еще секунда - и я был на
улице.
Я мчался во весь дух, и никто не смел меня остановить. Я услышал то-
пот ног за собою и ускорил бег. Шум погони был слышен слабее и слабее и,
наконец, замер вдали, а я все еще несся вперед, через болота и ручьи,
прыгал через изгороди и стены, с диким воплем, который был подхвачен
странными существами, обступившими меня со всех сторон, и громко разнес-
ся, пронзая воздух. Демоны несли меня на руках, они мчались вместе с
ветром, сметая холмы и изгороди, и кружили меня с такой быстротой, что у
меня в голове помутилось, и, наконец, отшвырнули прочь от себя, и я тя-
жело упал на землю. Очнувшись, я увидел, что нахожусь здесь - здесь, в
этой серой палате, куда редко проникает солнечный свет, куда лунные лучи
просачиваются для того только, чтобы осветить темные тени вокруг меня и
эту безмолвную фигуру в углу. Бодрствуя, я слышу иногда странные вопли и
крики, оглашающие этот большой дом. Что это за крики, я не знаю, но не
эта бледная фигура испускает их, и она их не слышит. Ибо, как только
спускаются сумерки и до первых проблесков рассвета, она стоит недвижимо,
всегда на одном и том же месте, прислушиваясь к музыкальному звону моей
железной цепи и следя за моими прыжками на соломенной подстилке".
В конце рукописи была сделана другим почерком следующая приписка:
"Несчастный, чей бред записан здесь, являет собой печальный пример,
свидетельствующий о пагубных результатах ложно направленной - с юношес-
ких лет - Энергии и длительных излишеств, последствия которых уже нельзя
было предотвратить. Бессмысленный разгул, распутство и кутежи в дни мо-
лодости вызвали горячку и бред. Результатом последнего была странная ил-
люзия, основанная на хорошо известной медицинской теории, Энергически
защищаемой одними и столь же энергически опровергаемой другими, иллюзия,
будто наследственное безумие - удел его рода. Это привело к меланхолии,
которая со временем развилась в душевное расстройство и закончилась буй-
ным помешательством. Есть основания предполагать, что события, им изло-
женные, хотя искажены его расстроенным воображением, однако не являются
его измышлением. Тем, кто знал пороки его молодости, остается лишь удив-
ляться тому, что страсти, не обуздываемые рассудком, не привели его к
совершению еще более страшных деяний".
Свеча мистера Пиквика догорала в подсвечнике в то время, как он дочи-
тывал рукопись старого священника; а когда свет вдруг угас, даже не миг-
нув в виде предупреждения, спустившаяся тьма потрясла его натянутые нер-
вы. Торопливо сбросив с себя те принадлежности туалета, которые он на-
дел, вставая с беспокойного, ложа, и пугливо оглядевшись, мистер Пиквик
снова поспешно забрался под одеяло и не замедлил заснуть.
Когда он проснулся, солнце бросало яркие лучи в его комнату. Было
позднее утро. Тоска, угнетавшая его ночью, рассеялась вместе с темными
тенями, которые окутывали пейзаж, а мысли и чувства были светлы и ра-
достны, как утро. После сытного завтрака четыре джентльмена в сопровож-
дении человека, который нес камень в сосновом ящике, отправились пешком
в Грейвзенд. В этот город прибыли они к часу дня (багаж они приказали
послать из Рочестера прямо в Сити), здесь им посчастливилось получить
наружные места в пассажирской карете, и в тот же день они прибыли в доб-
ром здравии и расположении духа в Лондон.
Следующие три-четыре дня были посвящены приготовлениям к поездке в
Итенсуилл. Так как все, что относится к этому важному предприятию, тре-
бует особой главы, то те несколько строк, какие нам остались для оконча-
ния настоящей главы, мы можем посвятить краткому изложению истории ан-
тикварной находки.
Из протоколов клуба мы узнаем, что вечером на следующий день по при-
езде мистер Пиквик на общем собрании клуба прочел доклад о сделанном
открытии и высказал множество остроумных и ученых умозрительных догадок
о смысле надписи. Из того же источника мы узнаем, что искусный художник
старательно скопировал любопытные письмена, выгравированные на камне, и
презентовал рисунок Королевскому антикварному обществу и другим ученым
корпорациям; что полемика, заострившая перья на этом предмете, породила
зависть и недоброжелательство и что сам, мистер Пиквик написал брошюру,
содержавшую девяносто шесть страниц самой мелкой печати и двадцать семь
различных толкований надписи; что три престарелых джентльмена лишили
наследства своих старших сыновей, осмелившихся усомниться в древности
надписи, и что один энтузиаст преждевременно покончил все счеты с
жизнью, отчаявшись постигнуть смысл этих письмен; что мистер Пиквик за
свое открытие был избран почетным членом семнадцати отечественных и
иностранных обществ, что ни одно из семнадцати обществ ничего не могло
понять в надписи, но что все семнадцать сходились в признании ее весьма
достопримечательной.
Правда, мистер Блоттон - и это имя будет заклеймено вечным презрением
тех, кто чтит все таинственное и возвышенное, - мистер Блоттон, говорим
мы, проявляя недоверие и придирчивость, свойственные умам низменным,
позволил себе рассматривать открытие с точки зрения равно унизительной и
нелепой. Мистер Блоттон, побуждаемый презренным желанием очернить бесс-
мертное имя Пиквика, лично отправился в Кобем, а по возвращении саркас-
тически заметил в речи, произнесенной в клубе, что он видел человека, у
которого был куплен камень, что этот человек считает камень древним, но
решительно отрицает древность надписи, ибо, по его словам, он сам
кое-как вырезал ее в часы безделья, и из букв составляется всего-навсего
следующая фраза: "Билл Стампс, его рука"; что мистер Стампс, не искушен-
ный в грамоте и имевший обыкновение руководствоваться скорее звуковой
стороной слов, чем строгими правилами орфографии, опустил "л" в своем
имени.
Пиквикский клуб (как и следовало ожидать от столь просвещенного уч-
реждения) принял это заявление с заслуженным презрением, исключил из
состава членов самонадеянного и строптивого Блоттона и постановил пре-
поднести мистеру Пикнику очки в золотой оправе в знак своего доверия и
уважения; в ответ на что мистер Пиквик заказал написать свой портрет
масляными красками и велел повесить его в зале заседаний клуба, каковой
портрет, кстати, он не пожелал уничтожить, когда стал несколькими годами
старше.
Мистер Блоттон был изгнан, но не побежден. Он тоже написал брошюру,
обращенную к семнадцати ученым обществам, отечественным и иностранным, в
которой снова изложил сделанное им заявление и весьма прозрачно намек-
нул, что названные семнадцать ученых обществ - "шарлатанские учрежде-
ния". Так как этим актом было вызвано моральное негодование семнадцати
ученых обществ, отечественных и иностранных, то на свет появились новые
брошюры; ученые общества иностранные завязывали переписку с учеными об-
ществами отечественными; отечественные ученые общества переводили брошю-
ры иностранных ученых обществ на английский язык; иностранные ученые об-
щества переводили брошюры отечественных ученых обществ на всевозможные
языки; и так возникла пресловутая научная дискуссия, хорошо известная
всему миру под названием "Пиквикская полемика".
Но эта низкая попытка опозорить мистера Пиквика обрушилась на голову
клеветника. Семнадцать ученых обществ единогласно признали самонадеянно-
го Блоттона невежественным придирой и еще с большим рвением стали выпус-
кать трактаты. А камень и по сей день остается... неразгаданным памятни-
ком величия мистера Пиквика и вечным трофеем, свидетельствующим о ничто-
жестве его врагов.


ГЛАВА XII,
повествующая о весьма важном поступке мистера Пиквика: событие в его
жизни не менее важное, чем в этом повествовании

Помещение, занимаемое мистером Пиквиком на Госуэлл-стрит, хотя и
скромное, было не только весьма опрятно и комфортабельно, но и специ-
ально приспособлено для местожительства человека его дарований и наблю-
дательности. Приемная его находилась во втором Этаже, окнами на улицу;
спальня - в третьем и также выходила на улицу; поэтому, сидел ли он за
письменным столом в своей гостиной, стоял ли перед зеркалом в своей опо-
чивальне, - равно мог он наблюдать человеческую природу во всех ее мно-
гообразных проявлениях на этой столь же населенной, сколь излюбленной



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.