read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Извини, Россман, но ты задаешь глупые вопросы, - ответил Робинсон. -
Ты тоже останешься, даже если с тобой будут обращаться еще хуже. Впрочем, ко
мне относятся вовсе не так уж плохо.
- Нет, - сказал Карл, - я обязательно уйду, сегодня же вечером. С вами
я не останусь.
- Как же ты, к примеру, собираешься уйти сегодня вечером? - спросил
Робинсон, выковыряв из хлеба мякиш и старательно обмакнув его в масло,
оставшееся в коробке из-под сардин. - Как ты уйдешь, если тебя даже в
комнату не пускают?
- Это еще почему? Возьмем да и войдем!
- Нет, пока не позвонят, входить нельзя, - промычал Робинсон, набивая
рот жирным хлебом и перехватывая ладонью капли масла, чтобы время от времени
обмакивать хлеб в этот сосуд. - Порядки здесь все строже. Сперва тут висели
тонкие гардины, хотя и непрозрачные, но вечером все-таки были видны тени.
Брунельде это пришлось не по нраву, и мне было ведено сшить занавесь из ее
театральных халатов. Так что теперь ничего уже не видно. Во-вторых, раньше
мне дозволялось спрашивать, можно ли войти, и они отвечали "да" или "нет",
смотря по обстоятельствам; но я, наверное, перегнул палку, спрашивая слишком
часто. Брунельда не выдержала, ведь несмотря на свою толщину она очень
слабого здоровья, у нее часто болит голова, а ноги вечно ломит от подагры;
вот они и решили, что спрашивать мне больше нельзя, ну а чтобы я знал, когда
входить, будут звонить в колокольчик. От этого трезвона я даже просыпаюсь,
одно время я завел себе для развлеченья кошку, так она, испугавшись этого
звона, сбежала и не вернулась; а сегодня, между прочим, еще не звонили;
кстати, после звонка я не просто могу, а обязан войти; н-да, что-то все не
звонят, наверняка ждать еще долго.
- Ну вот что, - сказал Карл, - тебя это, может, и касается, а я-то при
чем? В общем, так обращаются только с теми, кто позволяет себя унижать.
- Эй! - вскричал Робинсон. - Почему это ты вдруг ни при чем? Само
собой, все это относится и к тебе. Сиди себе и жди здесь спокойно вместе со
мной, пока не позвонят. А потом уж, пожалуйста, сколько угодно пробуй,
сумеешь уйти или нет.
- Ты-то почему отсюда не уходишь? Только потому, что Деламарш твой
друг, вернее, был другом? Разве это жизнь? Не лучше ли было бы в
Баттерфорде, куда. вы сначала собирались? Или даже в Калифорнии, где у тебя
друзья?
- Да, - сказал Робинсон, - такого никто не ожидал. - И прежде чем
продолжить рассказ, он воскликнул: - За твое здоровье, милый Россман! - и
отпил большой глоток из флакона. - Когда ты нас бросил, мы были в
прескверном положении. Работу в первые дни получить не удавалось, впрочем,
Деламарш и не хотел работать, хотя он-то бы мигом устроился, и только все
время посылал на поиски меня, но мне не везет. Он просто разгуливал по
округе, и был, по-моему, уже вечер, а он всего-то и добыл, что дамский
кошелек. Правда, красивый, вышитый бисером - после он подарил его Брунельде,
- но почти что пустой. Потом Деламарш сказал, что нам придется идти
попрошайничать по квартирам, ведь при этом можно, конечно, кое-что
насобирать; так вот, отправились мы просить, и я, чтоб произвести
впечатление получше, пел у дверей. А Деламаршу всегда везет: перед второй же
квартирой - роскошной, в первом этаже, едва мы немножко спели у дверей
кухарке и слуге, смотрим, по лестнице поднимается дама, которой принадлежит
эта вот квартира, то есть Брунельда, Она, наверно, слишком туго зашнуровала
корсет и никак не могла одолеть ступеньки. Но как прекрасно она выглядела,
Россман! Платье на ней было совершенно белое, а зонтик от солнца - красный.
Конфетка, да и только! Лучше выпивки! О Боже, как она была хороша! Вот sto
женщина! Нет, скажи мне, откуда такие берутся? Конечно, горничная и слуга
тут же выбежали на подмогу и почти внесли ее наверх. Мы вытянулись справа и
слева от двери и приветствовали ее, как здесь принято. Она чуть
приостановилась, так как все еще не отдышалась, и теперь уж я и не знаю, как
оно вышло, от голода я был не в себе, а она вблизи оказалась еще красивее и
ширины необъятной и из-за специального корсета - я могу тебе потом показать
его в сундуке - вся такая ядреная; короче говоря, я ее малость потрогал
сзади, но совсем легонько, знаешь, так - прикоснулся. Конечно, нищему никак
нельзя касаться богатой дамы. Прикосновения как бы не было, но вместе с тем
было. Кто знает, чем бы все кончилось, если б Деламарш тотчас не дал мне
оплеуху, причем такую, что я обеими руками за шею схватился.
- Вот до чего дошло! - сказал Карл и, увлекшись, уселся рядом с
рассказчиком на пол. - Значит, это и была Брунельда?
- Ну да, - кивнул Робинсон, - Брунельда.
- Ты разве не говорил, что она певица? - спросил Карл.
- Конечно, певица, и певица большая, - ответил Робинсон, перекатывая
языком комок карамелек и пальцем заталкивая обратно конфету, выскользнувшую
изо рта. - Но тогда мы об этом еще не знали, мы только видели, что она -
богатая и очень шикарная дама. Она сделала вид, что ничего не произошло, а
может быть, и вправду не почувствовала, я ведь только коснулся ее пальцами.
Она не отрывала взгляда от Деламарша, который опять - как он умеет! -
уставился ей в глаза. Она ему сказала: "Зайди-ка на минутку!" - и указала
зонтиком на квартиру, куда Деламарш должен был войти первым. Они вместе
вошли, и прислуга закрыла за ними дверь. Меня позабыли снаружи, тут я решил,
что это вряд ли надолго, и уселся на лестнице, ожидая Деламарша, Но вместо
него появился слуга и вынес мне целую миску супа. "Деламарш позаботился!" -
подумал я. Слуга подождал немного, пока я ел, постоял со мной минутку и
рассказал кое-что о Брунельде, и тут я сообразил, чем может стать для нас
эта встреча. Ведь Брунельда была разведена, имела крупное состояние и была
совершенно независима! Ее бывший муж, владелец фабрики какао, правда, все
еще любил ее, но она и слышать о нем не хотела. Он приходил в квартиру очень
часто, всегда одетый очень элегантно, как на свадьбу - это чистая правда, я
сам видел его, - но слуга, несмотря на крупные взятки, не смел спросить
Брунельду, не согласится ли та его принять, так как он уже несколько раз
спрашивал и всегда вместо ответа Брунельда бросала ему в лицо то, что в этот
миг держала в руке. Однажды это была большая грелка с водой, которая выбила
ему передний зуб. Да, Россман, видишь, какие дела!
- Откуда ты знаешь ее мужа? -спросил Карл.
- Он изредка приходит и сюда, - ответил Робинсон.
- Сюда? - от удивления Карл легонько шлепнул рукой по полу.
- Тут действительно есть чему удивляться, - продолжал Робинсон, - я сам
удивился, когда слуга рассказал мне об этом. Подумай только, когда Брунельды
не бывало дома, муж просил слугу провести его в ее комнаты и всегда брал там
на память какую-нибудь мелочь, оставляя для Брунельды взамен что-нибудь
дорогое и красивое и строго-настрого наказывая слуге не говорить, от кого
это. Но однажды, когда он - так говорил слуга, и я ему верю, - принес что-то
совсем уж бесценное из фарфора, Брунельда каким-то способом догадалась,
откуда эта вещица, тут же швырнула ее на пол, растоптала ногами, наплевала
на осколки и сотворила еще кое-что похуже, так что слуга от омерзения едва
сумел вынести осколки.
- Чем же муж так ей насолил? - спросил Карл.
- Собственно, я не знаю, - ответил Робинсон. - Но думаю, ничего
особенного; во всяком случае, он сам никак не поймет. Я ведь говорил с ним
об этом, и не раз. Он каждый день поджидает меня вон там, на углу; если я
прихожу, то рассказываю ему новости; если не могу прийти, он ждет полчаса, а
после уходит. Для меня это был неплохой приработок, так как новости он
оплачивает весьма щедро, но с тех пор, как об этом проведал Деламарш, мне
приходится все ему отдавать, и из-за этого я хожу туда реже.
- Но чего же хочет муж? - спросил Карл. - Что ему надо? Он ведь слышит,
что она знать его не желает.
- Да, - вздохнул Робинсон, закурил сигарету и, широко взмахнув рукой,
выпустил вверх дым. Затем он словно бы передумал и добавил: - Я-то здесь при
чем? Я знаю только, что он отдал бы кучу денег, чтобы лежать тут, на
балконе, как мы.
Карл встал, облокотился на перила и посмотрел вниз. Луна уже взошла, но
ее свет еще не проник в глубину улицы. А улица, такая пустынная днем,
наполнилась людьми - особенно много их было в подворотнях; движения всех
были медлительны и неуклюжи, рубашки мужчин, светлые платья женщин чуть
белели в темноте, все были без головных уборов. Многочисленные балконы
теперь были сплошь заняты; там при электрическом свете сидели семьями -
смотря по величине балконов - вокруг маленьких столиков или в креслах,
поставленных рядом, или просто высовывали головы из комнаты наружу. Мужчины
сидели, широко расставив ноги и высунув ступни сквозь решетку балкона, и
читали газеты, листы которых почти касались пола, или играли в карты -
похоже, молчком, сильно шлепая картами об стол; на коленях у женщин лежало
шитье, они лишь изредка поглядывали на домашних или на улицу. На одном из
соседних балконов, как заведенная, зевала белокурая хрупкая женщина,
закатывая при этом глаза и прикрывая рот бельем, которое она чинила; даже на
самых крохотных балкончиках дети умудрялись гоняться друг за другом,
надоедая родителям. Во многих комнатах были включены граммофоны,
выплескивавшие на улицу песни или оркестровую музыку; на этот шум никто не
обращал особенного внимания, только временами по знаку главы семьи
кто-нибудь спешил в комнату, чтобы сменить пластинку. У иных окон виднелись
совершенно неподвижные влюбленные парочки; в окне напротив Карла как раз
стояла такая пара - одной рукой юноша обнимал девушку, а другой щупал ее
грудь.
- Ты знаешь кого-нибудь из этих людей? - спросил Карл Робинсона,
который тоже встал и, так как его знобило, кроме одеяла закутался еще в шаль
Брунельды.
- Почти никого, тем-то мое положение и плохо, - сказал Робинсон и
притянул Карла поближе, чтобы прошептать ему на ухо: - Иначе мне бы не на
что было сейчас жаловаться. Ведь ради Деламарша Брунельда продала все, что
имела, ради него со всем своим добром переехала сюда, в этот дом на окраине,
чтобы полностью посвятить себя ему и чтобы никто ей не мешал; впрочем, это
тоже было желание Деламарша.
- А прислугу она уволила? - спросил Карл.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.