read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



неразборчивым почерком.
"Так значит мой дед - сын Тютчева?! Один из трех детей Денисьевой? Но почему же
я раньше, читая многочисленные биографии поэта, не обратил внимание на сходство
фамилий? Почему никто не сказал мне об этом? Ни отец, ни мать, ни мачеха?
Странно. Как все это странно..."
Он провел рукой по лицу, словно ощупывая себя.
- Я потомок Тютчева. Его правнук. С ума сойти!
Нервно рассмеявшись, он сложил письмо, убрал в шкатулку, закрыл ее. Потом взял
другую бумагу, не менее пожелтевшую и ветхую, развернул и вздрогнул.
Посередине листа располагались четыре строки, написанные все тем же почерком:


Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.
Ф.Тютчев



Что-то странное произошло в душе Антона. Словно ярко вспыхнувший свет
моментально осветил судьбы его отца, деда, прадеда, заставив их слиться воедино,
зазвучать в сердце Антона. Он явственно почувствовал связь поколений, связь
времен, связь живых людей, со всеми их привычками, страстями, особенностями,
слабостями, достоинствами и недостатками. Испарина покрыла его бледное лицо,
сердце отчаянно билось. Знакомые с детства строчки стояли перед глазами, звучали
на фоне осеннего, залитого спокойным солнцем сада:
Умом Россию не понять,
Аршином общим не измерить:
У ней особенная стать -
В Россию можно только верить.

Как просто и ясно это было написано!
Как бесконечно глубока и непреложна была эта мудрость, и как трепетна и
завораживающе притягательна эта тайна!
Антон смотрел на яблони, на крапиву с бурьяном, на гнилой повалившийся забор, и
давно забытая фраза отца, оброненная более двадцати лет назад, пробудилась в
памяти:
- Ты, Антоша, русский человек. Когда поймешь и почувствуешь это, тебе станет не
только легко, но чрезвычайно хорошо. Хорошо в полном смысле этого слова.
Тогда, в ранней юности, он не придал большого значения этим словам. Но теперь он
почувствовал их во всей полноте.
- Я русский, - прошептал он и слезы заволокли глаза, заставив расплыться и
яблони и забор, и крапиву.
- Я русский. Я тот самый, плоть от плоти, кровь от крови. Я родился здесь на
этой бескрайней и многострадальной земле, загадка которой вот уже несколько
веков остается неразгаданной для холодного иноземного ума. Но умом-то Россию не
понять. Только сердце и душа способны справиться с этой загадкой... И я... я
часть этой земли, этой загадки, этого народа. Это для меня горят багрянцем
замершие подмосковные рощи, хрустит под ногами крепкий январский снежок,
шелестит на теплом майском ветру нежная береста, жужжат золотые бронзовки,
сгибаются под увесистыми каплями полевые ромашки, шумит вековой, одиноко стоящий
на краю леса дуб. Это для меня звенит колокольчик под валдайской дугой, сверкает
неистовой синевой Байкал, осыпается снег с огромных таежных кедров, кричат
взмывающие в небо журавли...
Он смахнул слезы, взял бутылку и, помогая крепежной булавкой георгиевского
креста, открыл.
Водка наполнила серебряный бокал, Антон осторожно поднес его к губам.
"Тютчев пил из него", - подумал Антон и залпом осушил бокал. Водка обожгла рот,
Антон вытер губы тыльной стороной ладони, вынул из кармана яблоко, откусил.
Оно было сочным, крепким, холодным и отдавало шампанским.
А солнце тем временем клонилось к закату, стремясь поскорее завершить не слишком
долгий осенний день.
"Как быстро... - подумал он, глядя на желтый диск, оседающий в сине-розовые
облака. - Почему раньше дни были такими бесконечными, долгими, полными, а сейчас
летят, как шарики от пинг-понга. И все, как на подбор, - одинаковые, гладкие,
круглые..."
Он поежился, жалея, что оставил плащ на пне, налил еще, выпил и жадно захрустел
яблоком.
Две утки пролетели высоко над садом, стремительно сеча воздух остроконечными
крыльями. Антон проводил их долгим взглядом и вдруг фонтан ярких воспоминаний
заставил его зажмуриться, качнуться, оперевшись лбом о кулак.
Ведь была еще и охота. Та самая - древняя азартная страсть, сопровождающая род
Денисьевых. Отец никогда не охотился в одиночку, поэтому каждая охота совпадала
с приездом московских друзей. Чаще всего приезжал Виктор Терентьевич Пастухов -
известнейший нейрохирург, балагур, гурман, охотник, коллега отца и соавтор по
массивному двухтомнику в синем коленкоровом переплете с грозным названием
"Хирургия головной мозга". Он привозил с собой столичные новости, кипу газет,
армянский коньяк в серебряной фляжке, бельгийское богато гравированное ружье с
порывисто выгнутой ложей и неизменную Мальву - стройную жесткошерстную легавую,
длинную шею которой стягивал красивый чешуйчатый ошейник.
Солнце еще не показывалось над порозовевшем верхом бора, когда баба Настя, вынув
из потрескивающей печи сковороду с яичницей, уверенно несла ее к столу. За ним
сидели, быстро завтракая, Виктор Терентич, отец и Антоша.
И в этой деловой торопливости, в небрежном соседстве лежащих на одном блюде
огурцов, ветчины и яиц, в ловкости, с коей Пастухов расправлялся с горячей
яичницей, был тот самый острый момент ожидания охоты, от которого сердце гулко
стучало в виски, а во всем теле чувствовалась нарастающая готовность к
волнующему событию.
Не успев начаться, завтрак заканчивался.
- Спасибо, Настюша, - проговаривал Виктор Терентич, вставая из-за стола и отирая
полосатым платком усы, которые в отличие от пушистых отцовских росли над полными
губами Пастухова узкой черной полоской.
Все трое - уже одетые, обутые должным образом, громко выходили на крыльцо, где
возле разложенных ружей, патронташей, ягдашей и рюкзачка с провизией вертелись
две собаки - черно-белая Мальва и светло-серый с коричневыми вкрапинами Дик -
понтер Денисьевых.
Пока отец с Антоном подпоясывались пахнущими кожей патронта-шами, Виктор
Терентич, резко топнув, досылал ногу в высокий болотный сапог, вынимал часы,
отколупывал золотую крышечку:
- Тэкс, тэкс... двадцать минут пятого. Надобно поспешать, друзья-приятели...
На нем была потертая на локтях замшевая куртка, серые, заправленные в сапоги
брюки, легкий свитер и щегольски заломленная на затылок вельветовая шляпа -
тиролька. Отец одевался по-простому: тонкий мышиного цвета свитер, старый
чесучовый пиджак, хромовые сапоги и бежевая фураж-ка.
Через несколько минут все трое уже шагали по обильно тронутой росой траве.
А еще через полчаса в просторных некошеных лугах, кое-где заросших кустарником,
Мальва с Диком поднимали первый тетеревиный выводок. И начиналась охота.
Это было так прекрасно, так ослепительно, так будоражило молодую душу Антона!
Он налил еще водки, выпил, и, не закусывая остатком объеденного, начавшего
коричневеть яблока, закрыл глаза.
И как только сомкнулись наливающиеся пьяной усталостью веки, снова встал, как
живой, этот залитый восходящим солнцем прохладный зеленый мир: собаки азартно
"работают", махая мокрыми хвостами, коротко отфыркиваясь, пропадая в густой
траве, отец спешит за ними, высоко поднимая колени и держа ружье наперевес;
Виктор Терентич обходит куст, оглядываясь на Антона и делая ему энергичные жесты
пальцем. Брови его поднялись, полные губы яростно шепчут: "Обходи правей!",
сапоги поскрипывают, молодой тетеревенок бол-тается у бедра, развернув крылья. И
Антон обходит правей, не сводя глаз с мокрых блестящих спин собак. Колени его
тоже успели намокнуть, плотные руки сжимают ружье, ремень которого ритмично
раскачивается.
Вдруг обе собаки замирают перед широким можжевеловым кустом, морды их
вытягиваются. Мальва поднимает переднюю правую лапу, а молодой Дик просто стоит,
поскуливая и натянувшись струной.
- Стоять! - одними губами говорит Виктор Терентич, осторожно приб-лижаясь к
собакам и через мгновенье останавливается, выдыхая:
- Пилль!
Дик и Мальва бросаются в куст и он взрывается хлопаньем крыльев: толстая
кургузая тетерка свечей подымается вверх, молодые веером разле-таются прочь.
Антон ловит одного из молодых на планку ружья, отчетливо видя его ослепительно
белые подкрылья и рвет спуск.
Гремят, сливаясь, три выстрела и через секунду снова три.
Тетерка делает кульбит в воздухе и имеете с отстреленным крылом и стайкой
вышибленных перьев падает в куст, молодой тетеревенок после дуплета Антона
пропадает в траве, подбитый отцом черныш бессильно планирует в березняк.
В ушах звенит, дым стелется над поляной.
Антон разламывает ружье, вытаскивая гильзы. Курясь дымом, они падают к ногам.
- Ну вот, елочки точеные, - Виктор Терентич быстро перезаряжает и громко
захлопывает затвор.
Отец, улыбаясь и щурясь сквозь пенсне, вытаскивает ножом плотно засевшую гильзу.

Вдруг собаки поднимают черныша чуть поодаль, ближе к березняку.
Он летит низом, сочно хлопая тяжелыми крыльями, сверкая на солнце иссиня-черной
лирой.
Антон вскидывает ружье, чувствуя, что не видит ничего, кроме этих огромных
крыльев, и стреляет.
Гремит его дуплет, слева вторит зауэр Пастухова, но черныш невредимо летит и
исчезает в молодых березках.
Отец смеется, вталкивая патроны в гнезда. Виктор Терентич качает головой:
- Да... это вам не мозги пластать...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.