read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



под краном и лишь после этого выкинул в мусорное ведро. Карточку же,
перевернув тыльной стороной вверх, засунул под стекло на своем письменном
столе.
Ручка двери, ведущей из лаборатории в коридор, несколько раз дернулась.
Федор Иванович бросил взгляд на часы: он задержался сверх рабочего времени,
вполне могло оказаться, что в лаборатории никого уже нет, вот только свет
горел предательски ярко.
Затем дверь подергали.
- Федор Иванович, вы тут? - раздался приятный женский голос.
Открыть тут же было бы немного глупо. Какого черта до этого сидел и
прятался?
- Я знаю, вы здесь, откройте, пожалуйста.
- Черт! - выругался заведующий лабораторией и распахнул дверь.
Хотя никто его и не просил давать объяснения, он тут же принялся
оправдываться:
- Сел перекусить, дверь запер, как-то неудобно, если войдет чужой.
Медсестра из реанимационного отделения спокойно выслушала эту бестолковую
болтовню и, убедившись, что Федор Иванович израсходовал все свои аргументы,
сообщила:
- Солодкина просила вас сделать анализ крови новенькой в нашем отделении.
По инструкции следовало, что анализ должны сделать до операции, ну в
крайнем случае, если промедление смерти подобно, то во время операции.
- Да, но... - начал Федор Иванович.
- Я заходила к вам, но никого не застала. Заведующий лабораторией
вспомнил, как кто-то не очень настойчиво подергал дверь, но тогда он был
занят изучением крови и даже бровью не повел.
- Я выходил. А зачем, наверное, сейчас и не вспомню.
- Какая разница? - медсестра подала Федору Ивановичу историю болезни
новой пациентки - простую амбарную книгу в картонной обложке. - Сделайте,
Тамара очень просила.
- Просила, просила, - пробурчал заведующий лабораторией, - а мне что,
одному работать? Какая уже разница, если операция закончена?
- Это ваши проблемы. Меня попросили передать, я и передаю, - по лицу
медсестры было видно, что карточку назад она не возьмет ни за что.
- Всем надо, одному мне не надо, - бубнил Федор Иванович, отыскивая в
лаборатории стерильный шприц и другой инструмент.
"Тамара Солодкина сказала... Кто она такая?"
По рангу выходило, что Федор Иванович, как заведующий лабораторией, выше
ассистентки хирурга. Но, с другой стороны, Тамара была красивой женщиной, а
красота - страшная сила, часто покруче должностной инструкции будет. Как
большинство мужчин, Федор Иванович пасовал перед этим аргументом.
Он, зная наперед, что жена примется ругать его за позднее возвращение
домой, все-таки отправился выполнять просьбу. Единственным оправданием в
глазах супруги могло служить то, что Федор Иванович вернется трезвым. Хотя
кто знает? Еще не вечер, а напиться можно и за пять секунд, выпив залпом
стакан водки.
"Эх черт, - продолжая поминать нечистого, заведующий лабораторией топал
по лестнице. - Цветы Тамаре подарил, теперь и о левом анализе жене не
скажешь. А так, пришел бы домой, букет перед собой выставил, а она, злая,
дверь открыла бы, розы увидела бы, и злость у нее как рукой сняло. Чего уж
теперь думать?? - махнул он рукой, толкая плечом хлипкую дверь, ведущую в
реанимационное отделение.
Стены тут, как и во всей больнице, были облезлые, давно не крашенные. Но
зато чистота царила идеальная. Краска могла быть протерта на дверях до дыр,
но грязи не должно быть и следа. Даже привычный к больничным запахам нос
Федора Ивановича уловил ароматы реанимации: тут пахло йодом, хлоркой,
спиртом и смертью.
То, что смерть имеет запах, знает каждый медик. Человек еще жив, а от
него уже исходит тонкий аромат. Спасай не спасай такого пациента, уже не
поможешь. В отличие от других этажей больницы, в реанимации не пахло
съестным.
- Где тут наша новенькая? - доковыляв до стола дежурной медсестры,
поинтересовался Федор Иванович. В левой руке он держал небольшой ящичек из
нержавеющей стали, в правой - историю болезни. - Новенькая - это кто? -
заведующий лабораторией бросил взгляд на обложку и был неприятно удивлен:
вместо имени и фамилии там красовались чистые строчки, точь-в-точь как на
карточке результатов анализа, которая лежала под стеклом на его письменном
столе. - Солодкина не написала, черт бы ее подрал!
- Тамаре и сам черт не страшен, - отозвалась медсестра, - ее Муму хоть у
кого из лап вырвет.
- Муму, Муму... - прогнусавил Федор Иванович. - У человека имя есть и
фамилия, а вы его кличкой собачьей называете, - из чисто мужской
солидарности вступился он за Сергея Дорогина, хотя сам его недолюбливал.
- Это не мы, он сам себя так назвал, - по глазам медсестры чувствовалось,
что Дорогин ей симпатичен. - Вы вот сказали, что у каждого человека имя и
фамилия есть, а по карточке другое выходит. Девушка в сознание еще не
пришла, откуда мы можем знать, как ее зовут? Придет в себя, расскажет. Я вас
сейчас провожу.
В палате, рассчитанной на двух человек, лишь одна кровать была занята.
Вторую сегодня так и не успели привести в порядок, лишь забрали простыню.
Свернутый в трубочку матрац лежал возле спинки.
Федор Иванович заметил истоптанные шлепанцы, стоявшие под панцирной
сеткой.
- Ну вот, был человек и нету, - вспомнил он о старите, умершем сегодня
утром.
Но тут же забыл о нем, лишь только увидел Риту Кижеватову. Девушка
показалась ему удивительно красивой. Красоту редко встретишь в больнице,
обычные гости тут - старость, уродство, безобразие. Даже такой опытный
медик, как Федор Иванович, не сразу сообразил, спит девушка или еще не
пришла в себя, бледность лица после операции лишь подчеркивала красоту.
- Что с ней?
Медсестра пожала плечами, и Федор Иванович развернул карточку:
?Черепно-мозговая травма средней тяжести. Потеря крови...?. Он пробежал
глазами бесстрастные строки диагноза.
"Можно сказать, повезло?, - подумал он.
Была проломлена лишь верхняя костная поверхность в затылочной части.
Сразу понятно, что готовили ее к операции женщины - волосы выбрили лишь
вокруг самой раны, а то лежала бы сейчас лысая, как бильярдный шар. Особого
значения тому, что девушка попала в реанимацию без документов, Федор
Иванович не придал. Так уже случалось не раз, но безымянным пока еще никто
не умер. И не выжил, если не считать Сергея Дорогина, покинувшего больницу
под кличкой Муму. Обычно родственники находились быстро.
Заведующий лабораторией присел на край кровати. Пальцем оттянул нижнее
веко девушки. В сосудиках уже слабо просматривалась кровь.
"Ага, значит, возвращается к жизни. Давление поднимается, и можно будет
попасть иголкой в вену."
- Еще наркоз действует, - пояснила сестра.
- Это я и без тебя вижу.
Он откинул одеяло и высвободил руку девушки. Кижеватова лежала обнаженная
- такая, какой ее сюда доставили с операционного стола. Федор Иванович, если
бы был в палате наедине с не пришедшей в себя пациенткой, не почувствовал бы
ни желания, ни стыда. Но присутствие медсестры смутило его, и он, слегка
покраснев, прикрыл простыней грудь девушки.
Федор Иванович протер локтевой изгиб спиртом и, взяв в руки иглу, на
несколько секунд замер. У девушки явственно просматривался след от укола в
вену.
- Ей уже кровь на анализ брали, - сказал он.
- Нет.
- Я же вижу.
Медсестра пожала плечами.
- Мне об этом никто ничего не говорил. Да и вы об этом должны были бы
знать.
"Точно, - подумал Федор Иванович, - раз не приносили, значит, не брали.
Наркоманка она, что ли? Наширялась какой-нибудь дряни и пошла вышивать по
шоссе, под машины бросаться. Хотя не похоже. У наркоманки весь локтевой
изгиб должен быть исколот, а тут одна только дырочка. Ну да мне-то что,
может, неудачно капельницу ставили."
И, чтобы больше не мучиться сомнениями, он вновь взял девушку за руку. На
этот раз в нем говорил уже не мужичина, а профессионал. Он даже не обратил
особого внимания на следы от веревок. Это его не касалось. Взгляд
заведующего лабораторией искал вену, в которую можно всадить иглу. Хрустнула
тонкая оболочка кровеносного сосуда, и на пластиковом переходнике иголки
появилась сперва большая капля, а затем кровь уже потекла ручейком в
подставленную пробирку.
Набрав столько, сколько требовалось для анализа, Федор Иванович вытащил
иголку и вышел из палаты.
"Эх черт, - думал он, - как день бездарно пропадает. Жена мне скандал
устроит. А за что? Не пил, не гулял, делом занимался. Все равно не поверит.
Женщины - они такие, считают, стоит мужику полчаса свободного времени дать,
так он или в пьянку бросится, или по бабам."
Заведующему лабораторией стало жаль себя. Стало жаль цветов, подаренных
Тамаре. Вот тут-то он и ощутил свою вину. Не подари сдуру букет, сидел бы
себе спокойно вечером рядом с женой на диванчике и смотрел бы телевизор. А
теперь придется не только ужин готовить, но и посуду мыть, чего он не
выносил патологически.
Лишняя суета в больнице утихала, на этаже, где располагалась лаборатория,
и вовсе тишина стояла такая, как на кладбище. Федору Ивановичу даже не по
себе сделалось. Не любил он длинных гулких коридоров, в которых горит лишь
дежурное освещение. Не любил с детства. Ему всегда казалось, что в дверной
нише или за углом притаился... А кто притаился? Этого Федор Иванович не мог



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 [ 36 ] 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.