read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



что его предки называли эту ферму "Синей птицей".
Кстати, вот по какой причине в больнице служило столько молодых
врачей-иностранцев. В стране на всех больных не хватало врачей, но зато
денег было ужасно много. Вот правительство и выписывало врачей из тех стран,
где денег было совсем мало.
Эдди Кэй знал так много о своих предках, потому что в его семье черные
сделали то, что и до сих пор делают в Африке многие африканские семьи:
какому-нибудь молодому представителю каждого поколения вменяется в
обязанность учить наизусть всю предыдущую историю своего рода. Уже с
шестилетнего возраста Эдди стал запоминать имена и биографии своих предков
как с отцовской, так и с материнской стороны. И сидя за рулем кареты "скорой
помощи", глядя сквозь ветровое стекло, он сам чувствовал себя как бы
каретой, а глаза свои - ветровыми стеклами; теперь сквозь него на мир глядят
его предки - конечно, если им это угодно.
Фрэнсис Скотт Кэй был только одним из тысячи тысяч предков Эдди. И на тот
случай, ежели Фрэнсис Скотт Кэй сейчас, быть может, смотрит его глазами -
какими же теперь стали Соединенные Штаты Америки, Эдди поглядел на
американский флажок, прилепленный к ветровому стеклу, и тихо сказал:
- Развевается, брат, по-прежнему.
Оттого, что для Эдди Кэя все прошлое было наполнено жизнью, его
собственная жизнь стала куда полнее, чем, скажем, жизнь Двейна, или моя
жизнь, или жизнь Килгора Траута, да и вообще жизнь любого из граждан
Мидлэнд-Сити в этот день. Не было у нас ощущения, что кто-то смотрит нашими
глазами, действует нашими руками. Мы даже не знали, кто были наши прадеды и
прабабки. Эдди Кэй плыл по людской реке от сегодняшнего дня в глубь веков. А
мы с Двейном Гувером и Килгором Траутом лежали камешками на берегу.
И оттого, что Эдди Кэй так много помнил наизусть, он умел глубоко и
наполненно сочувствовать и Двейну Гуверу, и доктору Сиприану Уквенде. Двейн
был из той семьи, которой досталась ферма "Синяя птица". Уквенде был из
племени индаро, и его предки поймали на западном берегу Африки предка Эдди
по имени Оджумва. И эти индаро продали или обменяли предка Эдди на мушкет у
британских работорговцев, и те отвезли его на корабле под названием
"Скайларк" в Чарлстон, в Южной Каролине, где его продали с аукциона как
самодвижущуюся, саморегулирующуюся сельскохозяйственную машину.
И так далее.
Двейна Гувера втащили в "Марту" через двойные дверцы и поместили сзади,
поблизости от мотора. Эдди Кэй сидел за рулем и смотрел на все происходившее
в зеркальце. Двейн был так крепко спеленат в смирительную рубашку, что его
отражение показалось Эдди похожим на большой забинтованный палец на чьей-то
руке.
Двейн не чувствовал тесноты рубахи. Ему казалось, что он сейчас на той
девственной планете, о которой ему рассказал в своей книге Килгор Траут.
Даже когда Сиприан Уквенде и Кашдрар Майазма уложили его плашмя на койку,
ему казалось, что он стоит на ногах. Книга ему рассказала, что он окунулся в
ледяную воду на девственной планете и что он постоянно выкрикивает какие-то
неожиданные фразы, выскакивая из ледяной воды. Создатель вселенной старается
предугадать, что сейчас прокричит Двейн, но Двейн каждый раз одурачивает
его.
Вот что выкрикнул Двейн в карете "скорой помощи": "Прощай, черный
понедельник!" А потом он решил, что прошел еще один день на девственной
планете, и снова закричал. "Тише воды, ниже травы!" - заорал он во все
горло.
Килгор Траут, хоть и раненый, пришел сам. Он мог без помощи взобраться в
"Марту" и занять место подальше от серьезно раненных. Он схватил Двейна
Гувера, когда тот вытащил Франсину Пефко из конторы на тротуар. Двейн хотел
избить ее при всех: скверные вещества в его организме внушили ему, что она
заслуживает хорошей взбучки.
Двейн еще в помещении конторы успел выбить ей зуб и сломать три ребра.
Когда он вытащил ее на улицу, там уже столпились люди - они вышли из
коктейль-бара и кухни гостиницы "Отдых туриста".
- Вот лучшая в штате машина для любовных делишек! - объявил Двейн толпе.
- Только заведи ее, она тебя так ублаготворит, что небу станет жарко, да еще
скажет "я тебя люблю" и не замолчит, пока ей не купишь лицензию на
забегаловку, - хочет продавать жареную курятину, приготовленную по рецепту
полковника Сандерса из Кентукки.
Он все еще плел чепуху, когда Траут схватил его сзади.
Указательный палец правой руки Траута каким-то образом ткнулся в рот
Двейну, и Двейн откусил кончик пальца. Тут Двейн выпустил из рук Франсину, и
она упала на асфальт. Она была без сознания. Двейн ее искалечил сильнее
всех. А сам он рысцой пробежал к бетонному руслу речки у автострады и
выплюнул кусочек Килгора Траута в Сахарную речку.
Килгор Траут решил не ложиться на койку в "Марте". Он сел в кожаное
кресло позади Эдди Кэя. Кэй спросил его, что с ним случилось, и Траут поднял
правую руку, завязанную окровавленным платком, - вид у руки был такой:


- Слово сболтнули - корабли потонули! - заорал Двейн.
За последние три четверти часа он причинил много зла ни в чем не повинным
людям. Но он пощадил хотя бы Вейна Гублера. И Вейн снова околачивался среди
подержанных машин. Он поднял браслет, который я нарочно бросил туда, чтоб он
его нашел.
Что же касается меня, то я держался на почтительном расстоянии от всей
этой заварухи, хотя я сам создал и Двейна, и его буйство, и весь город, и
небо над ним, и землю под ногами. И все же я пострадал - разбил стекло на
часах и, как выяснилось немного позже, сломал палец на ноге. Какой-то
человек отскочил назад, сторонясь Двейна. И хотя я сам создал и его, он
разбил мне стекло на часах и сломал палец.
Не такая это книжка, в которой каждый в конце концов получает по
заслугам. Только один человек заслужил побои от Двейна, потому что он был
плохой человек. Это был Дон Бридлав. А Бридлав был тот белый газовщик,
который изнасиловал Патти Кин, официантку из закусочной Двейна "Бургер-Шеф":
это произошло на стоянке автомашин около спортивного клуба имени Джорджа
Хикмена Бэннистера после матча, в котором университет "Арахис" побил
"Невинножертвенную школу" в районных состязаниях средних школ по баскетболу.
Дон Бридлав находился в кухне гостиницы, когда Двейн сорвался с цепи. Дон
чинил газовую плиту.
Он вышел на минутку - подышать свежим воздухом, и Двейн подскочил к нему.
Двейн только что выплюнул кусочек пальца Килгора Траута в Сахарную речку.
Дон и Двейн были давно знакомы, так как Двейн продал Дону новый "понтиак"
модели "Вентура", про который Дон говорил, что это "лимон". "Лимоном"
называли автомобиль, который плохо работал, а чинить его никто не брался.
По правде говоря, Двейн потерял немало денег, заменяя части и приводя в
порядок эту машину, чтобы утихомирить Бридлава. Но Бридлав был безутешен. В
конце концов он нарисовал ярко-желтой краской на крышке багажника и на обеих
дверцах такой рисунок:


А машина, кстати говоря, была испорчена вот чем: соседский мальчишка
налил кленового сиропа в бензобак машины Бридлава. Кленовый сироп был такой
сластью, которую добывали из крови деревьев.
И вот Двейн Гувер протянул правую руку Бридлаву, а тот, не подумав, взял
эту руку в свою. Они сцепились вот так:


Рукопожатие было символом дружбы между людьми. Считалось, кроме того, что
по рукопожатию можно определить характер человека. Двейн и Бридлав
обменялись сухим и жестким рукопожатием.
Двейн крепко сжал руку Бридлава правой рукой и улыбнулся, словно говоря:
"Кто старое помянет..." А потом сложил левую руку во что-то вроде кружки и
краем этой кружки врезал Дону по уху.
Таким образом, Дон тоже попал в карету "скорой помощи" - он тоже сидел,
как и Килгор Траут. Франсина лежала без сознания, но стонала. Беатриса
Кидслер тоже лежала, хотя могла бы сидеть. У нее была сломана челюсть. И
Кролик Гувер лежал: лицо у него стало неузнаваемым, даже вообще непохожим на
человеческое лицо. Сиприан Уквенде сделал ему укол морфия.
В карете "скорой помощи" ехали еще пять жертв Двейна: одна белая женщина,
двое белых мужчин и двое черных мужчин. Трое белых вообще никогда не бывали
в Мидлэнд-Сити. Они приехали втроем из города Эри, штат Пенсильвания,
поглядеть на Великий каньон - самую большую трещину на планете. Им хотелось
заглянуть в эту трещину, но не пришлось. Двейн Гувер напал на них, когда они
вышли из своей машины и собирались зайти в бар новой гостиницы "Отдых
туриста".
Оба черных служили на кухне в гостинице.
Сиприан Уквенде старался снять башмаки с Двейна Гувера, но и башмаки, и
шнурки, и носки были покрыты пластиковой пленкой, налипшей на его ноги,
когда Двейн переходил вброд Сахарную речку.
Пропитанные, склеенные пластиком носки и башмаки ничуть не удивили
Уквенде. В больнице ему приходилось видеть это каждый день на ногах ребят,



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.