read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



баритоном, - уже все, конечно, знают, для чего собрались, и потому можно
обойтись без вступлений...
- Я-то, собственно, не знаю, зачем собрался, но пусть так, улыбаясь,
отозвался Санин. - Говорили, тут пиво будет.
Гожиенко небрежно взглянул на него через лампу и продолжал:
- Цель нашего кружка путем взаимного чтения, обсуждения прочитанного и
самостоятельного реферирования...
- Как это "взаимного" чтения? - спросила Дубова и опять нельзя было
понять, серьезно или насмехаясь она спрашивает.
Полный Гожиенко чуть-чуть покраснел.
- Я хотел сказать "совместного" чтения... Так вот, цель нашего кружка,
таким образом, попутно способствуя развитию своих членов, выяснить
индивидуальные взгляды и способствовать возникновению в нашем городе
партийного кружка с эсдековской программой...
- Ага-а! - протянул Иванов и комически почесал затылок.
- Но это впоследствии... сначала мы не будем ставить себе таких
широких...
- Или узких, - подсказала своим странным тоном Дубова.
- ...задач, - притворяясь, что не слышит, продолжал полный Гожиенко, -
а начнем с выработки программы чтений, чему я и предлагаю посвятить
сегодняшнее собрание.
- Соловейчик, а ваши рабочие придут? - спросила Дубова.
- А как же! подскочил к ней Соловейчик, сорвавшись с места, точно его
укусили. - За ними же пошли!
- Соловейчик, не визжите! - перебил Гожиенко.
- Да они уже идут, - отозвался Шафров, серьезно и внимательно, даже со
священнодействующим выражением слушавший, что говорит Гожиенко.
За окном послышался скрип калитки и опять хриплый лай собаки.
- Идут, - выкрикнул Соловейчик с необъяснимым восторгом и порывисто
выскочил из комнаты.
- Сул-тан... ту-бо-о! - пронзительно закричал он на крыльце.
Послышались тяжелые шаги, голоса и кашель. Вошел низенький, очень
похожий на Гожиенко, но чернявый и некрасивый студент-технолог, а за ним
смущенно и неловко прошли два человека с черными руками в пиджаках поверх
грязных красных рубах. Один был очень высокий и очень худой, с безусым
бескровным лицом, на котором многолетнее родовое недоедание, вечная забота и
вечная злоба, затаенная в глубине сдавленной души, положили мрачную и
бледную печать. Другой выглядел силачом, был широкоплеч, кудряв и красив и
смотрел так, точно мужицкий парень, впервые попавший в городскую, чужую и
еще смешную ему обстановку. За ними боком проскользнул Соловейчик.
- Господа, вот... - начал он торжественно.
- Да ну вас, - по обыкновению, оборвал его Гожиенко. - Здравствуйте,
товарищи.
- Писцов и Кудрявый, - представил их студент-технолог.
И всем показалось странным, что Писцовым оказался бородатый и красивый
силач, а Кудрявым - худой и бледный рабочий.
Они, тяжело и осторожно ступая, обошли всю комнату и, не сгибая
пальцев, встряхивали руки, которые большинство протягивало им как-то
особенно предупредительно. Писцов смущенно улыбался, а Кудрявый делал
длинной и тонкой шеей такие движения, точно его душил ворот рубахи. Потом
они уселись рядом у окна, возле Карсавиной, сидевшей на подоконнике.
- А отчего Николаев не пришел? - недовольно спросил Гожиенко.
- Николаев не может-с, - предупредительно ответил Писцов.
- Пьян Николаев вдрызг, - сумрачно и отрывисто, быстро двигая шеей,
перебил Кудрявый.
- А... - неловко кивнул головой Гожиенко.
Его неловкость почему-то показалась противной Юрию Сварожичу, и сразу
он почувствовал в полном студенте своего личного врага.
- Благую часть избрал, - заметил Иванов. Собака залаяла на дворе.
- Еще кто-то, - сказала Дубова.
- Уж не полиция ли? - притворно-небрежно заметил Гожиенко.
- А вам ужасно хочется, чтобы это была полиция, - сейчас же отозвалась
Дубова.
Санин посмотрел в ее умные глаза на лице некрасивом, но все-таки мило
окаймленном светлой косой, спущенной через плечо, и подумал: "А славная
девушка!"
Соловейчик хотел метнуться, но вовремя испугался и притворился, будто
он хотел взять папиросу со стола.
Гожиенко заметил его движение и, не отвечая Дубовой, сказал:
- Экой вы надоедливый, Соловейчик!
Соловейчик густо покраснел и заморгал глазами, на мгновение ставшими
грустными и задумчивыми, точно в его робкой и затуманенной голове наконец
мелькнула мысль о том, что его желание всем услужить и помочь вовсе не
заслуживает таких резких обрываний.
- Да оставьте вы его в покое! - с досадой сказала Дубова.
В комнату быстро и шумно вошел Новиков.
- Ну, вот и я! - сказал он, радостно улыбаясь.
- Вижу, - ответил ему Санин. Новиков конфузливо улыбнулся и, пожимая
руку, торопливо и точно оправдываясь, шепнул ему:
- У Лидии Петровны гости.
- А!..
- Ну, что ж, мы так и будем разговоры разговаривать? - сумрачно спросил
технолог.
- Начнем, что ли...
- А разве еще не начинали? - обрадованно спросил Новиков, пожимая руки
рабочим, которые торопливо вставали ему навстречу.
Им было неловко, что доктор, который в больнице на приеме обращался с
ними свысока, подает им руку как товарищ.
- Да, с вами начнешь! - сквозь зубы неприятно проговорил Гожиенко.
- Итак, господа, нам всем, конечно, хотелось бы расширить свое
миросозерцание, и так как мы находим, что лучший способ для самообразования
и саморазвития есть систематическое чтение сообща и обмен мнений о
прочитанном, то мы и решили основать небольшой кружок...
- Так-с, - вздохнул Писцов, весело оглядывая всех блестящими черными
глазами.
- Вопрос теперь в том, что именно читать?.. Может быть, кто-нибудь
предложит приблизительную программу?
Шафров поправил очки и медленно встал, держа в руках какую-то тетрадку.
- Я думаю, - начал он сухим и скучным голосом, - что наши чтения
необходимо разделить на две части. Несомненно, что всякое развитие слагается
из двух элементов: изучения жизни в ее эволюционном происхождении и изучения
жизни как таковой...
- Шафров, говорите поскладнее, - отозвалась Дубова.
- Первое достигается путем чтения книг научно-исторического характера,
а второе путем чтения художественной литературы, которая вводит нас внутрь
жизни...
- Если мы будем говорить таким образом, то все загнем, - не унималась
Дубова, и ласковая насмешка веселым огоньком загорелась у нее в глазах.
- Я стараюсь говорить так, чтобы всем было понятно... - возразил Шафров
кротко.
- Ну Бог с вами... говорите как умеете... - махнула рукой Дубова.
Карсавина тоже ласково стала смеяться над Шафровым и от смеха
закидывала назад голову так, что показывала полную белую шею. Смех у нее был
звучный и контральтовый.
- Я составил программу, но читать ее, может быть, скучно, - взглядывая
на Дубову, заторопился Шафров, - а потому предложу только для начала
"Происхождение семьи" и параллельно Дарвина, а из беллетристики Толстого...
- Конечно, Толстого! - самодовольно согласился длинный фон Дейц,
закуривая папиросу.
Шафров почему-то подождал, пока папироска задымилась, и методично
продолжал:
- Чехова, Ибсена, Кнута Гамсуна...
- Да ведь мы уже все это читали! - удивилась Карсавина.
Юрий с влюбленным восхищением прислушался к ее полному голосу и сказал:
- Конечно!.. Шафров забывает, что он не на воскресных чтениях, и
притом, что за странное смешение имен: Толстой и Кнут Гамсун...
Шафров спокойно и многословно привел несколько доводов в защиту своей
программы, но никто не понял, что он хочет сказать.
- Нет, - возразил Юрий громко и решительно, чувствуя на себе особенный
взгляд Карсавиной и радуясь ему, - я не согласен с вами...
И он начал излагать свой взгляд и чем дальше излагал, тем более и более
напрягался, чтобы заслужить одобрение Карсавиной, чувствовал, что это ему
удается, и безжалостно бил Шафрова даже в тех пунктах, в которых был не
прочь с ним согласиться.
Ему начал возражать пухлый Гожиенко. Он считал себя образованнее, умнее
и красноречивее всех и, устраивая этот кружок, больше всего желал сыграть в
нем первую роль. Успех Юрия неприятно задел его и понудил выступить. Мнения
Юрия не были раньше ему известны и потому он не мог спорить с ним во всем
объеме, а только подхватывал слабые места и раздраженно упирал на них.
Завязался длинный и, очевидно, нескончаемый спор. Заговорили технолог,
Иванов, Новиков, и скоро в табачном дыму мелькали уже раздраженные лица и
слова перепутывались в запутанный и бесформенный хаос, в котором почти
ничего нельзя было разобрать.
Дубова задумалась и молча смотрела на огонь лампы, а Карсавина, тоже
почти не слушая, отворила свое окно в палисадник и, скрестив полные руки на
груди, оперевшись затылком на косяк, мечтательно засмотрелась во тьму ночи.
Сначала она ничего не видела, а потом из черной тьмы выступили темные
деревья, освещенная ограда палисадника, а за нею смутное колеблющееся пятно
света, через дорожку протянувшееся по траве. Мягкий упругий ветер охватывал
прохладой ее плечо и руку и чуть-чуть шевелил отдельные волоски на виске.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.