read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


-- Не знаю, -- сказал я.
По дороге домой я свернул на обочину, чтобы позвонить Дэвису Татуму
по телефону, который он мне дал, ему домой. Он был дома и, кажется, обрадо-
вался моему звонку, желая узнать, что я нашел.
-- Завтра, -- сказал я, -- я нанесу визит в "Топлайн фудс". Кто наз-
вал вам имя Оуэна Йоркшира?
Он не понял:
-- Простите, что вы сказали?
-- Дэвис, -- мягко произнес я, -- вы хотите, чтобы я взглянул на Оу-
эна Йоркшира и компанию, но почему? Почему он?
-- Я не могу вам сказать.
-- Означает ли это, что вы обещали не говорить или что вы не знаете?
-- Это означает... просто возьмите и посмотрите на него.
-- Сэр Томас Улластон, который в прошлом году был главным распоряди-
телем Жокейского клуба, рассказал Арчи Кирку об этом дельце с цепью, а Арчи
Кирк рассказал вам. Так не от Арчи ли Кирка вы узнали имя Оуэна Йоркшира?
-- Черт, -- сказал он.
-- Я люблю знать, во что впутываюсь.
После паузы Татум сказал:
-- Оуэна Йоркшира дважды видели в приемной "Памп". Мы не знаем, что
он там делал.
-- Спасибо, -- сказал я. -- Этого довольно?
-- Для начала. А еще -- мой сотовый телефон теперь безопасен. Больше
никаких утечек. До свидания.
Я приехал в Лондон, поставил машину в подземный гараж и пошел по ал-
лее между высокими домами, которая вела на противоположную от моей квартиры
сторону площади. Я шел тихо и в любом случае осторожно и остановился, уви-
дев, что уличный фонарь прямо напротив моего окна не горит. Мальчишки иног-
да кидают в него камнями, чтобы разбить стекло. Обычно то, что фонарь не
горит, не вызывает у меня дрожи в позвоночнике и не заставляет мою руку от
плеча до кончиков пальцев вспоминать о Гордоне Квинте. Обычно я пересекаю
площадь насвистывая, с намерением утром позвонить насчет того, чтобы фонарь
починили. Но все было не как обычно. В центральном саду были закрыты оба
входа -- ворота с моей стороны и те, которые были возле моего дома. Стоя в
тени, я нашел положенный жильцам дома ключ от садовых ворот, тихо перешел
через дорогу и отпер ближние ворота. Ни шевеления. Я открыл ворота, прос-
кользнул внутрь и закрыл их за собой. Ни звука. Я медленно двигался от од-
ной тени до другой, наполовину освещенные ветви колыхались под ветерком,
желтые листья парили, как привидения.
Возле дальних ворот я остановился и стал ждать. Там могло никого не
быть. Я зря боялся. Свет на улице не горел.
Такое случалось много раз...
Я стоял, прижавшись спиной к дереву, пережидая. пока моя тревога не
пройдет настолько, что я смогу отпереть вторые ворота и перейти через доро-
гу к своей входной двери. Городской шум доносился слабо. В тупике площади
не проехала ни одна машина.
Я не могу стоять здесь всю ночь, подумал я... и тут увидел его.
Он сидел в машине, припаркованной в нескольких метрах. Это был, не-
сомненно, Гордон Квинт. Его голова за лобовым стеклом повернулась. Он смот-
рел прямо вперед, ждал меня со стороны дороги или на тротуаре.
Я стоял неподвижно, как будто прирос к дереву. У него навязчивая
идея, подумал я. Обжигающая ярость, владевшая им в понедельник, преврати-
лась не в горе, а в жажду мести. Меня не было в квартире примерно тридцать
часов. Сколько он уже сидит здесь и ждет? Однажды преступник подстерегал
меня почти неделю, прежде чем я, ничего не подозревая, попался в его запад-
ню.
Навязчивая идея -- вот что самое страшное, вот чего труднее всего из-
бежать.
Я отступил, боясь, что он заметит мое движение, но он не думал о том,
что я могу появиться из сада. От дерева к дереву, огибая лужайки, я вернул-
ся к воротам, перешел дорогу и пошел по аллее, со страхом ожидая крика, по-
гони и, может быть -- он ведь фермер, -- даже выстрела.
Ничего не случилось. Мои туфли делали шаг бесшумным. Я вернулся в
подземный гараж, к своей машине, и поскорее забрался в кабину. Это уж слиш-
ком, подумал я, для мифа Татума о ловком бесстрашном сыщике.
Я всегда держу в машине на всякий случай сумку с одеждой, меняющей
внешность, -- темный спортивный костюм (штаны и куртка на "молнии") и бей-
сболку. В эту одежду я, помнится, и обрядил Джонатана. Еще в сумке была ру-
башка с длинными рукавами и открытым воротом, две или три сменные батарейки
для моей руки и зарядное устройство для пущей уверенности. По привычке я
ношу поясную сумку на "молнии", в которой держу деньги и кредитную карточ-
ку.
У меня не было ни оружия, ни дубинки. В Америке я мог бы носить и то,
и другое.
Я сидел в машине, размышляя о расстояниях и сломанной кости. От Лон-
дона до дома в моем родном Ливерпуле было больше двухсот миль. Фродшем, ба-
за "Топ-лайн фудс", не так далеко, как Ливерпуль, но все же до него пример-
но двести миль. А я сегодня уже проехал сто пятьдесят -- в Чичестер и об-
ратно. Мне никогда так не хватало Чико.
Я подумал о поездах. Слишком неудобно. Самолет? То же самое. "Те-
ле-Драйв"? Я вспомнил об удобствах, но отказался от них и решительно напра-
вился на север.
Ехать было легко -- путешествие по широкому скоростному шоссе займет
максимум три часа. Я ехал час, потом остановился в мотеле поесть и поспать
и в семь часов утра опять сел за руль, стараясь не обращать внимания ни на
постепенно ноющий перелом, ни на статью Индии Кэткарт, которую я взял со
стойки в мотеле.
В понедельник будет суд, назначенный еще в июне. Пятнадцатая страница
"Памп" -- журналисты навострили ножи, чтобы выпустить мне кишки. Она не на-
писала ничего о том, что видела нас с Татумом в баре. Вероятно, приняла мой
совет и утверждала, что нас там не было. Но то, что в ее статье было напи-
сано обо мне, было по форме правильно, а по сути -- издевательство. Я удив-
лялся. Как она могла так поступать? Есть ли у нее хоть немного гуманности?
Большая часть ее статьи была посвящена еще одному политику, пойманно-
му со спущенными штанами, но в правой колонке говорилось: "Сид Холли, внеб-
рачный сын девятнадцатилетнего мойщика окон и работницы кондитерской фабри-
ки, в детстве носился как бешеный по трущобам Ливерпуля. Его домом была
полная тараканов квартира. Ничего плохого в этом нет! Но этот самый Сид
Холли теперь претендует на элегантность среднего класса. Квартира в Челси?
Шератоновская мебель? Шикарное произношение? Вернись к своим корням, па-
рень. Неудивительно, что Эллис Квинт считает тебя смешным. Смешным и жал-
ким!
Трущобное прошлое объясняет зависть Холли. Его протез становится с
каждым днем все заметней. Теперь мы знаем почему!
Весь лоск Холли -- это подделка, как и его пластиковая левая рука".
Господи, подумал я, куда уж дальше? Зачем же так сильно ранить?
Мой отец был убит за восемь месяцев до моего рождения, за несколько
дней до свадьбы с моей восемнадцатилетней тогда матерью. Она сделала для
меня все, что могла, вырастила в одиночку в безнадежном окружении. "Поцелуй
нас, Джон Сидней..."
Я никогда не бегал как бешеный. Я был тихим ребенком. "Ты опять драл-
ся, Джон Сидней?.." Ей не нравилось, когда я дрался, хотя иногда приходи-
лось, чтобы не задирались.
И когда она узнала, что умирает, она отвезла меня в Ньюмаркет, потому
что я был мал ростом для своих лет, и оставила у лучшего тренера, который
сделал меня жокеем, как я всегда хотел.
Я не мог вернуться в Ливерпуль к "корням". У меня их там не было.
Я никогда не завидовал Эллису Квинту. Я всегда любил его. Я был луч-
шим жокеем, чем он, и мы оба это знали. Но возражать было бесполезно, как
всегда. Возражения обычно использовались для подтверждения теории "Памп" о
моей ничтожности. Зажужжал сотовый телефон. Я ответил.
-- Это Кевин Миллс, -- раздался знакомый голос. -- Где ты? Я звонил к
тебе домой. Ты видел сегодняшнюю "Памп"?
-- Да.
-- Индия не писала этого. Я дал ей информацию, но она ее не использо-
вала. Она заполнила это место заметкой о сексуальных проблемах, а ее редак-
тор все заменил.
Мои мышцы немного расслабились, а я и не замечал, насколько был нап-
ряжен. Я постарался придать своему голосу беззаботность, думая о сотнях ты-
сяч читателей, которые хихикают надо мной за завтраком.
-- Значит, ты это сам написал, -- сказал я. -- Так кто теперь дерьмо?
Ты единственный из "Памп", кто видел мой шератоновский стол.
-- Черт тебя возьми. Где ты?
-- Возвращаюсь в Ливерпуль. Что еще?
-- Сид, послушай, мне очень жаль.
-- Политика?
Он не ответил.
-- Почему ты звонишь мне, чтобы сказать, что Индия не писала сегод-
няшнего текста? -- спросил я.
-- Я стал мягким.
-- Больше этот телефон никто не подслушивает. Можешь говорить что
угодно.
-- Господи. -- Он рассмеялся. -- Это не отнимет у тебя много времени.
Ты можешь мне не верить, но большинству в "Памп" перестало нравиться то,
что мы делаем с тобой.
-- Поднимитесь и восстаньте, -- сухо посоветовал я.
-- Нам надо что-то есть. А ты крепкий парень. Ты можешь выиграть.
Попытайся, подумал я.
-- Послушай, -- сказал Кевин. -- Газета получает множество писем от
читателей, которые недовольны тем, что мы нечестно с тобой поступаем.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.