read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Есть новости?
- Есть.
- Узнал номер почты?
- Не только.
- Нет слов! - восхитился я. - Когда это ты успел?
- Несовременный ты человек, Пастух. Это в девятнадцатом веке близости с
женщиной добивались годами. Ты можешь себе это представить? Годами! А мы уже
практически в двадцать первом веке. Сегодня достаточно одного дня, чтобы
влюбиться, жениться, поссориться, помириться, изменить друг другу, простить
измену, снова поссориться, снова помириться и наконец окончательно
разойтись. И даже останется еще немного времени, чтобы погрустить о
прошедшей любви. Чао!
Информация, которую добыл усталый наемник, не убавила накопившихся у
нас вопросов, а прибавила к ним еще один. И очень серьезный. Артист не
только узнал номер почтового отделения, откуда были посланы бабки за
квартиру Галины Сомовой. Он успел смотаться в Перово, где была эта почта, и
попытался выяснить, кто их послал. Этого он не узнал, потому что девушка,
которая работала тогда на почте, с год назад уволилась. Но он узнал нечто
такое, из-за чего и примчался ко мне в Затопино.
Перевод был отправлен 27 июля 1998 года.
Он был отправлен, когда Калмыков уже около двух месяцев сидел в
Лефортово!
- Ты что-то напутал, - сказал я. - Этого не может быть.
- Все абсолютно точно, - заверил Артист. - Все данные списаны с
документов.
Я спустился в гостиную, где Настена терзала слух Калмыкова "Нотной
тетрадью" Анны Магдалины Бах. Вернее, тем, что от нее осталось в ее
вдохновенном исполнении.
- Ты помнишь, когда были оформлены документы на квартиру Галины? -
спросил я, вежливо попросив Настену отдохнуть. - Прокурор говорил об этом на
суде.
- Помню.
- Когда?
- Десятого мая.
- Точно?
- Да. А что?
- Ничего. Небольшие уточнения.
- Могу я продолжить? - тоном светской дамы спросила Настена.
- Да, конечно, - заверил я, поспешно ретируясь из гостиной.
О несчастная Анна Магдалина Бах!
- Ну? - спросил Артист.
- Десятого мая.
- Это что же получается? Десятого мая фирма оформила документы на
квартиру, а только в июле за нее перевели бабки?
- Важно другое. Эти семьдесят тысяч долларов были главным козырем
обвинения. Если бы на суде выяснилось, что деньги были переведены двадцать
седьмого июля, никакой прокурор не смог бы связать покупку квартиры с
подготовкой к убийству.
- И что же это значит? - спросил Артист.
- По-моему, есть только один человек, который может это объяснить.
Если, конечно, захочет.
- Кто?
- Буров.
- Думаешь, захочет?
- Как спросить.

II
Двадцать тысяч долларов, которые Мамаев обещал перевести
реабилитационному центру Дока еще три дня назад, на счет центра так и не
поступили. Это давало мне право использовать добытую для Мамаева информацию
по своему усмотрению. Так что мне было с чем идти к Бурову.
Я позвонил ему в офис сразу после разговора с Артистом и попросил
референта сообщить господину Бурову, что господин Пастухов из агентства "МХ
плюс" просит принять его по срочному делу. Он записал мой телефон и обещал
перезвонить. Я с большим интересом ждал звонка. Как бы ни отреагировал на
мою просьбу Буров, это сказало бы о многом. Он мог вообще меня не принять.
Он мог назначить встречу недельки эдак через две, так как рабочее время
президента Народного банка расписано по минутам.
Референт перезвонил через час и сообщил, что господин Буров примет
господина Пастухова в своем офисе на Бульварном кольце завтра в 8.30 утра.
В 8.15 я подъехал к зданию Народного банка. Это было одно из
монструальных сооружений, поднявшихся над крышами старой Москвы в последние
годы. По своей амбициозности оно вполне могло соперничать со зданиями
"Газпрома" или "Лукойла". Их точно бы выперло из-под земной коры чудовищным
давлением магмы, бешеной энергией огромных денег. Как вычурные сталинские
высотки в пятидесятые годы, как безликие кварталы хрущевок в шестидесятые,
как стекляшки Нового Арбата в брежневские семидесятые, так и сейчас эти
монстры утверждали приход новых времен - молодых, беспощадных, веселых,
наглых.
И вдруг что-то толкнуло меня в сердце. Здесь, на площадке перед
Народным банком, фраза Калмыкова "Он из тех, кто играет по-крупному"
наполнилась новым смыслом.
В 8.20 я вошел в банк: из утренней, набирающей суматошные обороты
Москвы перенесся в гулкость огромного пустого холла, в царство мрамора и
тонированного стекла, в стерильность кондиционированного воздуха, которым
дышат лишь посвященные, причастные. На вахте меня уже ждал референт Бурова,
безликий молодой клерк в черном костюме и черном галстуке, причастный.
Охранник в черной униформе, вооруженный австрийским компактным
пистолетом-пулеметом "Штейер", учтиво попросил меня выложить из карманов
металлические предметы и пройти через арку металлодетектора. Второй так же
учтиво попросил открыть кейс. В кейсе не было ничего, кроме старой папки с
оттиснутыми на обложке регистрационными номерами, грифом "Совершенно
секретно" и штампом "Хранить вечно". Эту папку дал мне генерал-лейтенант
Лазарев после очень трудного для него разговора.
- Следуйте за мной, - предложил референт.
Скоростной лифт вознес нас неизвестно на какой этаж. На выходе из лифта
дежурили еще два охранника, тоже со "Штейерами". Референт повел меня к
приемной, находившейся в торце коридора за высокой двустворчатой дубовой
дверью с начищенными до блеска медными дворцовыми ручками. Но до этих
царских врат не довел, а открыл пластиковой карточкой неприметную боковую
дверь:
- Прошу.
Это было что-то вроде гостиной или курительной: с низким черным столом
на белом ковре, с черными кожаными креслами и диванами вдоль стен. На белых
стенах висели старинные гравюры, все больше морские сражения.
- Господин Буров очень занят, будьте кратки, - предупредил меня
референт таким тоном, каким разговаривают с докучливыми просителями. - У вас
двенадцать минут.
- Это у него двенадцать минут, - нахально ответствовал я. - А у меня
времени хоть жопой ешь.
Он боком, как курица, посмотрел на меня и скрылся за дверью, которая
вела, вероятно, в кабинет президента. Я ожидал, что он доложит обо мне и
пригласит войти, но вместо этого из-за двери донесся высокий, как бы
захлебывающийся хохоток, дверь распахнулась и появился сам господин Буров,
весело топорща длинные, закрученные в стрелки усы и с высоты своего роста
глядя на меня наглыми смеющимися глазами.
- Доброе утро, Сергей Сергеевич. Сидите, сидите, - проговорил он
высоким и словно бы насмешливым тенорком и протянул руку, для чего ему
пришлось наклониться. - Приятно в такое утро встретить человека, у которого
времени хоть жопой ешь. Замечательно. Про себя я этого сказать не могу.
Он был при полном параде - в крахмальной рубашке, с черной "бабочкой"
на тонкой шее, только вместо пиджака на нем была синяя стеганая куртка с
атласными обшлагами и отворотами.
- Во сколько начинается ваш рабочий день? - поинтересовался я.
- В семь тридцать.
- А заканчивается?
- Если нет никаких мероприятий, примерно к полуночи.
- Я начинаю с оптимизмом смотреть в будущее России.
Он снова тоненько, как бы кудахтая, засмеялся и уселся в кресло против
меня, вытянув далеко в сторону длинные журавлиные ноги в узких черных брюках
и переплетя их, как жгуты каната. Во всяком случае, казалось, что при
желании он мог бы их таким образом переплести.
- Будем говорить здесь. Кабинет прослушивается и просматривается
видеокамерами, постоянно идет запись. А здесь можно говорить свободно.
- Прослушивается и просматривается? - удивился я. - Зачем?
- Чтобы можно было проанализировать переговоры. Из слов воспринимается
не больше пятнадцати процентов информации. Все остальное - тональность,
мимика, жесты. Этим и занимаются мои психологи. Вас, вероятно, удивило,
почему я принял вас в такое время? Теперь вы понимаете почему.
- Это меня не удивило, - возразил я. - Меня удивило другое: что вы меня
вообще приняли.
- Считайте, что таким образом я выразил уважение вам и вашим друзьям. Я
уважаю профессионалов. И не хочу отрезать себе возможности при нужде еще раз
обратиться к вам. Но времени у меня действительно мало. Поэтому к делу. Мне



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.