read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



в его любовь... Боюсь, Валя или Джамшид нашли бы за пультом мой труп со
стигматом на шее - там, куда отчаявшийся мальчик всадил острие. С
тысячекратной скоростью хроноскоп пробегал по перепутанным нитям их
жизней, бестолково дергающим одна другую, другая третью, и выцеживал мне
на дисплей словесную информацию по ключам: "Работа", "Смерть",
"Встреча"... а еще иногда я вызывал по какому-то из ключей на панораму
стоп-кадр - и долго всматривался в ставшие родными лица.
Остаток дня я работал на вариотроне.
Чтобы действительно понять роль какого-то события, нужно знать
возможные альтернативы. Я строил вероятностные модели иного расклада
событий.
Вне брака Лидка бы не родила. Еще почти полтора года они с Шутом
мучились бы и не врозь, и не вместе и наконец разошлись бы - похоже, что
навсегда. Еще через полтора года Лидка познакомилась с симпатичным
таксистом, они съездили вместе на две недели в Майори, все вроде бы
налаживалось, но так и не наладилось, она еще не оторвалась. Она вышла
замуж лишь четыре года спустя, за инженера со своего завода, и ровно, без
особых эмоций, изменив ему лишь дважды, да и то мимоходом, жила с ним всю
жизнь. Родила двух дочек.
Шут метался все истеричнее, все злобнее - и, лишенный той
удивительной точки опоры, точки духовности, которая была дарована ему
судьбой в реализовавшемся варианте, уже через пять лет после разрыва с
Лидкой стал полным подонком. Его уже не мучило то, что он хочет слишком
многого. Его злило лишь то, что ему дают мало. И он хватал, хватал. В зоне
четвертого энергоблока он подставил вместо себя других. Ничего настоящего
не было у него в той жизни, кроме разве что карьерной, степенной
докторской, изначально он все-таки был талантлив, хотя куда было этому
тщательно выверенному на успешность тексту до набросков, оставленных Шутом
в мире, где Лидка, плача, весь первый год после его жестокой смерти
разбирала его черновики, сводила, как умела, воедино, бегала советоваться
к его друзьям и бешено добивалась, и добилась-таки публикации рукописи как
монографии... Из сформулированных в ней принципов впрямую выросли,
например, наши гравилеты. Ничего настоящего не было бы у него в той жизни,
где Дима не подарил бы им "Жизненный поиск" - но именно поэтому Шут так
цеплялся за жизнь. Прожил бы он на двадцать три года дольше, но так и умер
бы бездетным.
Человека, который по задаткам своим потенциально мог заменить сына
Лидки и Шута, незачем было долго искать. Он родился в Упсале в 19.. году.
К моменту вспышки пандемии лунного энцефалита ему было тридцать лет. Он
уже начал бы успешно работать над теорией реабилитации подсинапсов - он
шел бы тем же путем, теми же ступеньками, что и Дмитрий Шутихин, хотя и
без его ярости, без его необъяснимой и ничем, казалось бы, не оправданной
спешки. Он не успел бы. В реализовавшемся варианте он, будучи лучшим -
хотя и зарубежным - учеником Шутихина, сразу стал его замом по науке в
рамках международной программы "АЛЭ - Анти-Лунный Энцефалит". Без Шутихина
он смог бы дать реальный результат на двенадцать лет позже. К этому
времени на Земле не было бы не то что ни одного человека - ни одного
кабана, ни одной совы, ни одной змеи.
Вот каков был бы ход событий, если бы Дима Садовников через четыре
дня после гибели Инги не поехал в Москву с подарком для своих друзей.
Оставалось выяснить, почему он мог бы не приехать.
Потому что мог бы не отпустить Ингу звонить.
В пределах узла кроссинговера у него оставалась одна вероятностная
вилка. Решись он на единственную резкую фразу - и без памяти влюбленная
Инга подчинилась бы, хотя обижалась бы в глубине души и не была бы в ту
ночь настолько счастлива, насколько могла бы и хотела. Но осталась бы
жива. И утром уже перестала бы обижаться, позвонив наконец и с изумлением
узнав, что ее спутницы по путешествию в Ленинград еще спят и, в общем-то,
не слишком волнуются. Как хорошо, что ты меня не пустил, без конца
повторяла бы она потом, не подозревая, что это действительно для нее
очень, очень хорошо.
Года через четыре Дима уже стал бы, как говорили тогда, широко
известным в узких кругах художником. От жизни ему требовалось только
любить Ингу и рисовать; Инга так или иначе присутствовала в двух из каждых
трех его работ. Но внешний мир не позволял такой роскоши. Сам того не
заметив, Дима оказался в рубрике нонконформистов, а затем и диссидентов.
По-прежнему никому, а в особенности Олегу, не в силах ни в чем отказать,
он уже собирал какие-то подписи, хранил какие-то деньги, советские и
иностранные, прятал и передавал какие-то документы и тексты все более
крамольного содержания. Его вариохромное полотно "Растоптанцы" подробно
проанализировали в одной из передач о подпольной советской культуре в
Русской редакции Би-Би-Си - Дима придумал это слово от глагола
"растаптывать", но в Лондоне, бог знает, с чьей подачи, ударение поставили
так, будто речь шла о танцах с притопом.
Как раз в ту пору, будто тяжелая пустая канистра, вываленная из
кузова летящего под откос грузовика, прогремел "Метрополь" - и
гуманитарная интеллигенция в который раз окончательно стала для
переваривающего великую страну головоногого государства врагом номер один.
На одной из вечеринок, в которую переросла читка абсурдистской
антитоталитарной поэмы "Красный козел", рядом с Димой оказалась эффектная
застенчивая девушка с влюбленными глазами. Почему именно на Димину долю
выпал удар более тяжелый, чем получало большинство тех, кого он знал?
Трудно сказать однозначно. Отчасти потому, что он меньше болтал и больше
работал, невыгодно отличаясь этим от картонных борцов, среди которых текла
его жизнь, и опасно напоминая тех настоящих, с которыми ему так и не
довелось повстречаться. Отчасти потому, что, откликаясь на любую просьбу,
он оказался как бы в центре некоей небольшой, но все же сети. Отчасти
потому, что он был ничем не прикрыт - они с Ингой жили по-прежнему у тети
Саши, жили почти впроголодь; не имели никаких связей или хотя бы просто
знакомств в официальных структурах. У них не существовало ни тыла, ни
опоры. Они летели. Но сейчас Инга уехала на пару недель к родителям, и
Дима страшно тосковал - четыре года они жили вместе, но он дня без нее не
мог: все это было известно. Не без помощи эффектной девушки Дима выпил
больше обычного.
Она восхищались его работами. Потом они танцевали. Потом она
восхищалась им. Потом они еще выпили и еще танцевали. Потом он ушел в
ванную, чтобы остудить пылающее лицо и хлебнуть воды из-под крана.
Эффектная девушка последовала за ним. Нежно помогла ему; заботливо,
длительно поправляла и расправляла его намокшие волосы, тонкими влажными
пальчиками касалась сзади его шеи и золотисто смеялась, когда он ежился и
по-детски ойкал. Потом они танцевали вдвоем на темной кухне, музыка едва
доносилась из комнаты, но им хватало. Она жаловалась на одиночество. Ведь
никого же нет, никого. Скотство кругом! Я задыхаюсь, задыхаюсь! Ничего
настоящего! А мы уже встречались, вы не помните меня? Он не помнил. Там-то
и там-то - нет, не вспомнили? Ну, конечно, столько народу, вы такой
знаменитый, а я простая девчонка... Я видела у Чистозерова ваше "Око". Это
гениально, правда, гениально. Есть такое смешное, но очень хорошее слово:
духоподъемно. Один художник так покажет правду, что повеситься хочется. А
другой ту же самую правду покажет так, что хочется быть в любой грязи
чистой, доброй, несмотря ни на что, потому что есть настоящее, есть, надо
только его найти!.. Вот вы такой. Ради настоящего я выдержу все - и боль,
и унижение... Да что я говорю! И боль будет тогда не боль, а счастье, и
унижение будет не унижение, а счастье... И смотрела преданно, и они
танцевали в темноте, прильнув. Дима млел, таял. Плыл. От ваших работ
становится легче жить. Легче переносить все и оставаться человеком. Я
хотела бы все их посмотреть, можно? Ну можно? Они дома все? Давайте
убежим?
Когда они пришли к нему - тетя Саша работала в ночную - эффектная
девушка вынула из "Саммэр бэг" бутылку коньяку и, смущаясь, поставила на
стол. Украла там. Для нас. Вы не будете думать обо мне плохо? Они выпили.
Осматриваясь, она походила по большой, неприкаянной комнате. Вернулась,
подошла к Диме, ступая неслышно. Громадные глаза преданно светились. Я
люблю вас. Очень. Очень. Никого нет, кроме вас. Я Ингу люблю, Ингу,
залепетал Дима. Я знаю. Все знают, какое вам счастье выпало на двоих. Все
равно. Я не могу ничего с собой поделать. Не гоните меня, умоляю. Люблю.
Люблю. Не гоните меня.
Так Дима изменил жене.
Эффектная девушка оказалась весьма искушена в любви, и хотя бы это
должно было насторожить его - но он опять судил по себе: он, выдумщик,
художник, насколько мог, сам старался открывать с Ингой как можно больше
нового, и в разнообразии, на этот раз доставшемся ему, видел то, что
пробуждало его собственную фантазию: огромную любовь. Вдобавок, в отличие
от всегда чуточку зажатой, действительно застенчивой Инги, эффектная
девушка беспрерывно твердила: любимый... милый... обожаю тебя... о, как ты
прекрасен... нежный, нежный, нежный!.. - она могла себе это позволить, для
нее за этими словами ничего не стояло и оттого произносить их было очень
легко; но со стороны выглядело упоительно. Я Ингу люблю, милая, прости,
ради бога прости, твердил Дима, захлебываясь от своей вины и опаляющей
благодарности к той, которая обнимала его и отвечала: да, да, я знаю,
конечно, вы всю жизнь будете вместе... делай со мной, что хочешь, убей
меня, только не гони... Прости, прости, почти плакал Дима. И чем более
чувствовал себя жестоким насильником, тем исступленнее, тем преданнее
ласкал и любил ту, которая так смертельно, так самозабвенно любила его.
Потом они смотрели картины. Дима рассказывал ей все, все о себе,
раскрывался до дна, и лишь иногда, как в свое время - Вику или Ингу,
наивно предупреждал: только больше не говори никому. Она слушала, но время
от времени пыталась перевести разговор с его личных переживаний на других
людей, на его дела, контакты, планы. Иногда он отвечал, чаще расстроенно
гладил ее по руке, по плечу: этого я не могу сказать. Не потому, что не
доверяю, ты не подумай! Но меня просили. Я обещал. Так создавалось



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.