read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Мне кажется, они не очень хороши.
Он невесело рассмеялся. - Твоя правда.
Джон смял бумагу и швырнул ее в огонь. - На какую - то минутку мне
показалось, что получится хорошо. - А что ты перед этим читал, Джон? -
Да просто просматривал Вергилия и решил испробовать свои силы, потому
что мне не хотелось... Знаешь, ведь почти невозможно читать что -
нибудь хорошее и не захотеть что - нибудь хорошее сделать. Ладно,
пустяки!
Он задвинул крышку и вынул из шкафа новую книгу.
Гостиная была его домом. Он чувствовал себя здесь подлинным,
совершенным, счастливым.
Жизнь человека обычно движется по кривой. Честолюбивый подъем,
округлая вершина зрелости, пологий спуск утраченных иллюзий и, наконец,
плоская равнина ожидания смерти. Жизнь Джона Уайтсайда шла по прямой
линии. Он был нечестолюбив. Ферма не только обеспечивала ему безбедную
жизнь, но и приносила доход, достаточный для того, чтобы нанять людей,
которые бы за него работали. Он никогда не хотел ничего такого, чего бы
не имел или не мог бы с легкостью получить. Он был одним из тех
немногих, кто умеет наслаждаться мгновением, пока оно не миновало. И он
знал, что эта его жизнь хороша, на редкость хороша.
Лишь одного ему не хватало. У него не было детей. Он жаждал детей
почти с такой же силой, как его отец. У Уиллы не было детей, хотя она о
них мечтала не менее горячо, чем он. Это смущало их, и они никогда не
разговаривали на эту тему.
На восьмом году супружества, по какой - то прихоти то ли природы,
то ли провидения, Уилла забеременела и после спокойной, безболезненной
беременности родила здорового ребенка.
Этот случай больше ни разу не повторился, но и Уилла и Джон были
благодарны, почти благоговейно благодарны. Страстное желание
увековечить себя, до тех пор подспудное, вырвалось наружу. И Джон
принялся вспарывать землю плугом, скрести ее бороной, бить катком. Это
продолжалось несколько лет. Если до сих пор Джон был другом своей
земли, то сейчас пробудившееся в нем чувство долга перед потомками
превратило его в хозяина. Он бросал в землю семена и с нетерпением
ожидал зеленых всходов.
В Уилле не произошло таких перемен. Этого мальчика, Уильяма, она
восприняла как нечто само собой разумеющееся, звала его Биллом и даже
не думала ему поклоняться. А Джону казалось, что он видит в мальчике
своего отца, несмотря на то, что никто не разделял его мнения.
- Как ты думаешь, он способный? - спрашивал он жену. - Ты ведь
больше, чем я, с ним бываешь. Хорошая у него голова, как по - твоему?
- Да так себе. Самый обыкновенный.
- Мне кажется, он слишком медленно развивается, нетерпеливо
говорил Джон. - Я жду не дождусь, когда он начнет все понимать.
Когда Биллу исполнилось десять лет, Джон открыл толстый том
Геродота и начал читать ему. Билл сидел на полу и безучастно глядел на
отца. Каждый вечер Джон прочитывал ему по нескольку страниц. Так прошло
около недели, но однажды вечером, подняв глаза от книги, Джон увидел,
что Уилла смотрит на него и смеется.
- В чем дело? - спросил он резко.
- Погляди, что у тебя под стулом.
Он наклонился и увидел спичечный домик, который построил Билл.
Мальчик был так поглощен своим делом, что даже не заметил, как
прекратилось чтение.
- Он что, совсем не слушал?
- Ни слова. Он ни единого слова не услышал с тех пор, как в первый
же вечер потерял интерес к чтению на втором абзаце.
Джон закрыл книгу и положил ее в шкаф. Ему не хотелось показывать,
как ему больно.
- Возможно, он еще мал. Через год я попробую снова.
- Ему это никогда не понравится, Джон. Он не из того теста, что ты
и твой отец.
- Чем же он интересуется? - спросил Джон растерянно.
- Да тем же, чем и другие здешние мальчишки. Револьверами,
лошадьми, коровами, собаками. Он ускользнул от тебя, Джон, и, по -
моему, ты его уже никогда не поймаешь.
- Скажи мне правду, Уилла. Он... глупый?
- Нет, - ответила она, подумав. - Он не глуп. В некоторых
отношениях он сильнее и умнее тебя. Просто он совсем другой породы,
Джон. Рано или поздно тебе придется в этом убедиться.
Джон утратил интерес к земле. О ней можно было не беспокоиться.
Наступит день, и Билл начнет ее обрабатывать. И о доме можно не
беспокоиться. Билл не глуп. Он с детских лет проявляет несомненный
интерес ко всей этой механике... Он делал вагончики и требовал, чтобы
на Рождество ему дарили игрушечные паровозы. Джон заметил в мальчике
еще одну черту, совершенно несвойственную Уайтсайдам. Он был не только
очень скрытен, он обладал деловой хваткой. Билл продавал другим ребятам
свои вещи, а когда они им надоедали, скупал их по дешевке. Небольшие
денежные подарки чудесным образом приумножались в его руках. Но прошло
еще немало времени, прежде чем Джон признался себе, что у него нет
ничего общего с сыном. Он подарил ему телку, и Билл тут же сменял ее на
поросят, выкормил их и продал. Джон смеялся над собой.
- Конечно, он умнее меня, - говорил он Уилле. Отец мне однажды
подарил телку, и я держал се до тех пор, пока она не умерла от
старости. В Билле какой - то атавизм, может быть, от пиратов. А его
дети, возможно, будут Уайтсайдами. Это могучая кровь. Мне все же
хотелось бы, чтобы он не был так скрытен.
Кожаное кресло, черная пенковая трубка и книги вновь отвлекли
Джона от фермы. Его избрали председателем попечительского совета. И
снова фермеры собирались потолковать в его доме. Его волосы начали
седеть, и с каждым годом возрастало его влияние в долине.
Дом стал олицетворением Джона Уайтсайда. Когда соседи думали о
Джоне, он никогда не представлялся им в поле, в повозке, в лавке. Вне
дома его облик казался неполным. Вот он сидит в кожаном кресле и
улыбается своим толстым книгам. Вот он полулежит в шезлонге на своей
гостеприимной широкой веранде, или с маленькими ножницами и корзинкой
срезает цветы в саду, или же во главе стола старательно и искусно
разрезает большой кусок жареного мяса.
На Западе, если какая - нибудь семья в течение двух поколений
живет в одном доме, дом считают старым, а его обитателей пионерами.
Старые дома вызывают здесь какое-то смешанное чувство благоговения и
презрения. На Западе очень мало старых домов. Заселившие этот край
непоседы - американцы совершенно не способны долго жить на одном месте.
Они строят хлипкие домишки и покидают их, едва поманит новая надежда.
Старые дома почти всегда стоят холодные и безобразные.
Когда Берт Мэнро переехал со своим семейством в Райские Пастбища и
поселился на ферме Бэттла, он очень быстро оценил то положение, которое
здесь занимал Джон Уайтсайд. Берт не замедлил присоединиться к тем, кто
собирался на веранде Уайтсайда. Участок его примыкал к земле
Уайтсайдов. Вскоре Берта избрали в попечительский совет, и он стал
встречаться с Джоном и по делу. Однажды вечером на попечительском
совете Джон процитировал несколько строк из Фукидида. Берт подождал,
пока разойдутся остальные члены совета.
- Я хотел спросить вас об этой книге, о которой вы нынче
рассказывали, мистер Уайтсайд.
- Вы имеете в виду "Пелопоннесские войны"?
Джон вынес книгу и протянул ее Берту. - Мне, пожалуй, было бы
интересно почитать ее, если вы не против.
Джон заколебался: - Разумеется... вы можете ее взять. Эта книга
принадлежала моему отцу. Когда вы ее прочтете, у меня здесь найдется
еще кое - что, что может вас заинтересовать.
После этого случая между обеими семьями возникло что - то вроде
дружбы. Они приглашали друг друга обедать, захаживали в гости. Берт не
стеснялся одалживать у Джона кое-какие инструменты.
Однажды вечером - это было года через полтора после приезда Мэнро
- Билл деревянным шагом вошел в гостиную и остановился перед
родителями. Он нервничал и потому держался грубо.
- Я собираюсь жениться, - сказал он.
Весь его вид говорил о том, что он принес дурную весть. - Что - о?
- крикнул Джон. - Почему ты нам ничего не говорил? Кто она? - Мэй
Мэнро.
Внезапно Джон понял, что новости хорошие, что это не признание в
преступлении.
- Да ведь... да ведь это хорошо. Я рад. Она славная девушка...
Правда, Уилла?
Жена избегала его взгляда. Только сегодня утром она была у Мэнро.
Билл словно врос в пол посреди гостиной. - Когда ты намерен это
сделать? - спросила Уилла.
Джон отметил, что ее голос звучит чуть ли не враждебно. - Да
теперь уж скоро. Как только будет готов наш дом в Монтерее.
Джон встал, взял с камина черную пенковую трубку и закурил ее.
Потом вернулся на место.
- Ты держал это в большом секрете, - заметил он спокойно. - Почему
ты нам не рассказал?
Билл молчал. - Так ты говоришь, вы будете жить в Монтерее. Ты,
значит, не собираешься привести сюда жену? Ты не хочешь жить в этом
доме и обрабатывать эту землю?
Билл покачал головой. - Ты чего - то стыдишься, Билл? - Нет, сэр,
- ответил Билл. - Я ничего не стыжусь. Просто я никогда не любил
говорить о своих делах.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.