read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



И тут же кричит на Мальву:
- Какого дьявола без стойки! Ну я тебе задам, собака ты эдакая!
Мальва обиженно машет хвостом.
- Витюш, это Дик сбаламутил, - поправляет пенсне отец, отправляясь на поиски
сбитого черныша.
- Такого красавца стравили, - сетует Пастухов и с треском влезает в куст,
нагибается над тетеркой.
Антон бежит к своему. Возле тетеревенка вертится Дик, возбужденно обнюхивая его.

- Тубо! - слишком строго прикрикивает возбужденный Антон и Дик отходит, часто
дыша, вываливает изо рта розовый язык.
Антон поднимает свой трофей. Птица кажется маленькой по сравнению с той, что
была в воздухе. Теплое тельце еще содрогается в последних конвульсиях, перебитая
лапка нелепо топорщится, на конце клюва и на голове проступает кровь.
Антон кладет тетеревенка в ягдташ, перезаряжает и направляется к отцу смотреть
черныша. Тот еще жив и вяло пошевеливает крыльями в отцовских руках.
Отец прикалывает его ножом через клюв, опускает головой вниз и несет за ноги,
широко шагая, придерживая другой рукой ремень висящего на плече ружья.
Пастухов тем временем, стоя в середине куста, встряхивает перед собой тетерку:
- Толстуха-то однако... Смотри, Николай!
- Старка, - кивает головой отец и вопросительно смотрит на Антона. - Ну как,
срезал?
- А как же, - нарочито небрежно отвечает Антон, поворачиваясь боком и показывая
оттянутый ягдташ.
- Молодцом, - отец кивает, глаза его смотрят тепло и весело, - по чернышу
поторопился, наверно?
- Да нет, низко взял, - отговаривается Антон и вешает на плечо ружье, кажущееся
ему сейчас легче ореховой палки...
"Да. Все это было... было..."
Солнце давно уже скрылось за укутанным облаками горизонтом, прохладный ветер
стих и не теребил больше Антоновы волосы.
Ровный вечерний свет распространился по саду. Казалось, он проистекал от этого
белого беспредельного неба, что так свободно и легко висело над увядающими
растениями и неподвижно сидящим человеком. Антон наполнил бокал, поднял,
коснулся губами холодного темного края.
Водка спокойно и легко прошла через рот и спустя несколько минут к
разливающемуся по телу цепенящему теплу добавилась новая волна. Антон посмотрел
на потемневшее дно бокала, где осталось немного водки, опрокинул его на ладонь и
лизнул.
Водка. Горькая и желанная, обжигающая и бодрящая, крепкая и веселящая. Русская
водка. Сколько родного, знакомого и близкого навсегда связалось с этим
привкусом!
В нем и зябкий свист метели, и кружащиеся золотые листы, и монотонный перестук
вагонных колес, и шумная круговерть свадьбы, и песня, безудержно рвущаяся из
груди, и переборы гармони, и молчаливая тризна, и жаркие объятья, и чудачество,
и разгул, и забытье, и сбивчивое объяснение в любви и долгий прощальный
поцелуй... Антон вздохнул, чувствуя с какой легкостью хмель овладевает уставшим
телом.
Отец ничего не пил, кроме водки. В обычные дни он выпивал рюмку за обедом и пару
рюмок за ужином. В гостях и во время праздничного застолья он пил больше, но
никогда не пьянел в прямом смысле этого слова. Просто щеки его краснели, в
глазах появлялся тепловатый блеск, худощавое тело расслаблялось, становясь более
подвижным, движения рук убыстрялись, убыстрялась и речь. Отец начинал говорить
длинными емкими фразами, в которых с еще большей отчетливостью сквозили острота
ума и четкая направленность мысли.
После той охоты обедали поздно - часа в четыре. Стол, как обычно с приездом
гостей, вынесли в сад под старую яблоню.
Солнце припекало, дотягиваясь горячими лучами сквозь яблоневую листву.
Отец, сидящий за столом в просторной голубой рубахе, наполнил три узкие
хрустальные рюмки. Через минуту они сошлись, прозвенев так, как звенят рюмки не
в доме, а на природе - коротко и ясно.
Антон чуть пригубил. Отец и Виктор Терентич выпили до дна, потянулись к закуске.

Стол был прелестным: на сероватой льняной скатерти в центре стояла синяя вазочка
с собранными Пастуховым васильками, рядом с ней - никола-евский штоф, корзинка с
домашним хлебом, тарелки с огурцами, помидорами, солеными грибами, ветчиной,
редиской. А с края, на липовой дощечке - объTмистая деревянная супница, из-под
расписной крышки которой пробивался пряный запах домашней лапши с гусиными
потрохами.
Не было ни ветра, ни даже слабого ветерка: плодовые деревья, кусты, трава - все
стояло неподвижно, облитое жаркими лучами.
Отец и Пастухов вели один из своих неторопливых повседневных разговоров. Они
говорили о крещении русских городов.
- И все-таки, Николай, по-моему, Новгород крестили на год позже. В восемьдесят
девятом, - убежденно проговорил Виктор Терентич, уверенно орудуя ножом и вилкой.

Отец отрицательно покачал головой:
- Нет. В тот же год. Вместе с Киевом. В восемьдесят восьмом.
- Да нет, я точно помню. Крестили и тут же собор заложили, тот самый, "о
тридцати верхах".
Отец снова покачал головой:
- Нет, Витюш. С какой стати Новгороду креститься позже? Он же тоже был в велении
Владимира. Они приняли крещение в этот же год от Иоакима Корсунянина. Потом он
стал первым новгородским епископом. После смерти канонизирован святым. И прислан
был из Киева, сразу после Крещения. И, между прочим, в Киеве основал первое на
Руси духовное училище.
- Но я точно помню, что собор был заложен уже в восемьдесят девятом, - перебил
его Виктор Терентич.
- Правильно, - отец отер усы лежащим у него на коленях рушником, - ты имеешь в
виду собор Софии. Заложен он был в восемьдесят девятом, а крещение произошло на
год раньше.
- Точно? - вопросительно посмотрел Пастухов.
- Точно, - кивнул отец и, сняв крышку с суповницы, стал уполовником помешивать
янтарную лапшу.
- Мне помнится, что собор был деревянный...
- Совершенно верно. Собор деревянный, а церковь Иоакима и Анны - каменная.
Первая каменная церковь в Новгороде...
Отец поправил пенсне, ловко наполнил все три тарелки и помешав у себя ложкой,
зачерпнул, подул, попробовал и проговорил:
- Изумительно...
Виктор Терентич, рот которого был уже переполнен, согласился энергичным кивком.
Антон глотал горячую жирную лапшу, стараясь не слишком явно показывать свой
голод, проснувшийся в нем после выпитой рюмки. Лапша действительно была
изумительной: в прозрачном, как слеза, бульоне среди россыпи блесток плавали
нежные полоски теста, а на дне тарелки меж треугольничков моркови виднелись
коричневатые кусочки печени и сердца.
Отец наполнил рюмки, сощурясь посмотрел на яблоневые ветви:
- Вот что, друзья. Давайте-ка выпьем за русскую природу. За этот животворный
колодец.
- Верно, - Виктор Терентич поднял рюмку, - чтобы живая водица в нем не иссякла.
И тут же рюмки сошлись со все тем же коротким звоном, быстро тающем в нагретом
воздухе...
А вечером под той же яблоней, на той же скатерти шипел, курясь дымком, пузатый
самовар с краником в виде петушиной головы и со впаянными в медный бок
серебряными рублями.
Виктор Терентич, одетый в полосатую махровую пижаму, накладывал себе в розетку
тягучее земляничное варенье, Антон прихлебывал душистый, сдобренный мятой чай, а
отец говорил. Говорил, покусывая костяной мундштук, устало облокотившись на стол
и глядя на залитый вечерней зарей бор:
- Нет в мире ничего подобного русской иконе. По самобытности, но духовной
просветленности, по выразительности. И как далеко она стоит от византийской!
Хоть русских иконописцев все время обвиняют в ученическом подражании
византийцам. Это неверно. Русские люди абсолютно по-другому подходят к пониманию
ипостаси Божьей. В русском образе отсутствует византийская психологическая
напряженность образа, его драматургия. Ему чужда, я бы сказал, вся эта
византийская сложность трактовки ипостаси. Что характерно для нашего
миросозерцания? Младенческая простота души. Путь русской души - путь краткий,
незамутненный. А Византия тяготела к тяжелым торжественным тонам. Русь к
колориту относится совершенно иначе. Она любит чистые звучные тона. У Андрея
Рублева они достигают наивысшего развития в сторону гармонизации тональности.
Наша иконопись тяготеет к плоскостному стилю, избегает светотени. Как это верно.
Боже мой, как это верно угадано!
Помолчав, он продолжал:
- Светотень порождает массу проблем. Не только живописных, но и проблем
постижения образа Божьего. Она смешивает чувственное и духовное, земное и
небесное, заставляет живописца каждый раз отделять одно от другого. Отделять
мучительно, порой безрезультатно. Так не смогли справиться с этим Рафаэль,
Леонардо и весь пантеон величайших западных художников, подлинных виртуозов
кисти. А православный монах Рублев - смог. Смог... потому что была с ним
благодать Божья. Вера, Надежда, Любовь...
Усы отца задрожали, сузившиеся глаза блеснули слезами. Он медленно встал и
перекрестился...
Антон щелчком сбил со стола яблочный огрызок и вылил в бокал остатки водки.
Вера, Надежда, Любовь... Любовь...
Он поднес бокал к губам и замер в оцепенении от хлынувшего майского тепла,
впущенного в горницу тонкой загорелой рукой. Другой она прижимала к юной груди
узкогорлую крынку с молоком. Шагнула через порог, неслышно ступая босыми ногами
и остановилась, обняв крынку, словно ребенка.
Восемнадцатилетний Антон сидел в углу, зажав меж колен старинное шомпольное
ружье и тщетно стараясь оттянуть от полки запавший курок.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.