read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



дирижер гормонального оркестра.
Тут Лавровский задумался. Остро, с прищуром, смотрели его
бледно-голубые глаза, но - куда-то вдаль, не видя собеседника.
- Лев Сергеич, - сказал Морозов после долгой паузы. - Вы, наверно,
имеете в виду Заостровцева...
- Что? - вскинул на него взгляд Лавровский. - Подите вы со своим
Заостровцевым! Когда-то я пытался заполучить его для исследования, но он -
трус. На мое счастье, совсем не такой оказалась его дочь.
- Я удивился, когда узнал, что Надя теперь ваша лаборантка. Она кончала
исторический, и, кажется, с блеском...
- Надя одарена разносторонне, она сама еще не знает, в какой области
талант ее достигнет наибольшего блеска. Замечательно то, что она о
самоутверждении вовсе не заботится, - Надя просто играет в игры, которые
ей нравятся. Играючи, интуитивно она снимает заслон, о котором я говорил,
и тогда обнаруживаются... ну, вот вы рассказали, что она нашла вас, когда
вы заблудились. Ее природная чувствительность к тому, что мы называем
рассеянной информацией, необычайна.
- Значит, странности, которые были у ее отца...
- Да. Но ей это не мешает. Да и почему - странности? Уж скорее странно
то, что при потенциальных возможностях мозга так ограничен круг наших
восприятии. То, что мы сознаем, куда меньше, чем в действительности знаем.
Я думаю, Алеша, что такая одаренность, как у Нади, должна стать нормой. -
Лавровский посмотрел искоса на Морозова, ссутулившегося на табурете. - Вы
хотите возразить?
- Пока нет. Думаю о том, что вы сказали.
- Пока нет - это уже хорошо. Жаль, что люди не любят задумываться...
Вот звонит Антонина Григорьевна и напускается на меня за то, что я, видите
ли, порчу жизнь ее дочери... Я пытаюсь объяснить, но она не слушает,
твердит свое - мужа, дескать, уберегла, а теперь...
Лавровский махнул рукой, не закончив фразы.
- Лев Сергеич, - сказал Морозов, - а ваши опыты не опасны?
- Нисколько! "Церебротрон" фиксирует работу ее мозга, для Нади это
просто развлечение, а для нас - бесценная информация. Без Нади мы не
сумели бы смоделировать аттентер.
- Понятно. Но вы, насколько понимаю, не собираетесь на этом
останавливаться. Вот вы говорите, что это должно стать нормой. Намерены ли
вы распространить опыты на...
- До распространения еще далеко.
- А вообще - нужно ли ускорять естественный процесс? Разносторонняя
одаренность, владение собственным мозгом - к этому и сама приведет
эволюция...
- Приведет, но когда? Через тысячелетия? Странно мне от вас это
слышать, Алеша. Природа создала превосходный инструмент, способный
переделать, пересоздать, улучшить и ее самое, и ее творение. Почему же нам
не пустить этот инструмент в дело, если мы научились - ну, научимся скоро!
- им пользоваться?
Лавровский поднялся, и Морозов тоже встал, посмотрел на часы.
- Был рад с вами повидаться, Лев Сергеич.
- Я провожу вас. - Они вышли из "хижины" и направились к двери в конце
зала. - Жалею, что не смогу с вами полететь, Алеша, - сказал Лавровский. -
С аттентером еще очень много возни. Представляете, какая нужна точность
при фиксировании микроэлементов магнитным полем со скоростью в миллионные
доли...
- Представляю, Лев Сергеич. О каком полете вы говорите?
- Как это - о каком? О полете на Плутон, конечно. - Лавровский
остановился. - Что вы уставились на меня?
- Я давно не летаю, и вы это прекрасно знаете.
- Не летаете, ну и что? Разве навыки космонавтики забываются? Разве не
вы возглавите третью экспедицию?
- Нет, - сказал Морозов.

Марта заглянула в кабинет, когда он сидел над ворохом бумаг,
накопившихся за его отсутствие.
- Алеша, ты не можешь оторваться минут на десять?
- А что такое?
- Надо поговорить.
- Сейчас выйду.
Морозов дочитал годовой отчет кафедры, поставил подпись и пошел в
гостиную. Дверь на веранду была открыта, и он увидел на желтом от солнца
полу по-утреннему длинную тень. Марта сидела в кресле-качалке, на ней был
обычный рабочий костюм.
- Ты сегодня дома?
Марта заведовала в Учебном центре службой здоровья, ей полагалось бы в
утреннее время быть на работе.
- Нет, я скоро уйду, - сказала она.
- Ты что-то сделала с волосами. Постриглась? Или, наоборот, нарастила?
Теперь ведь не поймешь.
- Просто переменила прическу. Две недели тому назад.
- А ты и не заметил, - в тон ей продолжил Морозов и засмеялся. -
Что-нибудь случилось. Марта? - спросил он. - Почему ты так смотришь?
- Давно не видела. - Она слегка качнулась в кресле. - Ты постоянно в
разъездах или у себя на кафедре. А когда ты дома, то сидишь в кабинете, и
я вижу твою спину. У тебя очень выразительный затылок.
- Ну, Ма-арта! Ты же знаешь, сколько у меня...
- Знаю, знаю. Алеша, послезавтра у Вити начинаются каникулы, и я не
хочу, чтобы он опять все лето провел в детском лагере. В конце концов, он
не подкидыш, а сын своих родителей...
- Витька, безусловно, не подкидыш, - подтвердил Морозов.
- Алеша, я говорю серьезно. Я хочу провести каникулы с Витькой и беру
отпуск. Было бы очень хорошо, если бы ты сделал то же самое.
- Отпуск? - Морозов постучал пальцами по перилам веранды. - Отпуск,
конечно, не проблема...
- Вот и возьми. Мы сто лет не отдыхали как следует.
- Это верно, но понимаешь... Скоро у моих курсантов начнется практика
на Луне, и мне нужно...
- Почему ты вечно руководишь практикой? Ты не один на кафедре. Пошли на
Луну Ломтева, пошли, наконец, этого Касьяненко, который все лето гоняет на
водных лыжах.
- Касьяненко не справится; - сказал Морозов.
Он рассеянно смотрел на разноцветные домики поселка и голубоватые
корпуса Учебного центра, за которыми, отороченный зеленой полоской парка,
синел, залив. Уже долгие годы у него перед глазами этот пейзаж. Ну и
хорошо. И не надо, не надо другого...
Широко махнул рукой:
- А, ладно, пошлем Ломтева. Едем отдыхать, Мартышка!
Марта выпрыгнула из качалки прямо в его объятия. Теперь он был прежним
Алешей.
- Алешенька, угомонись. Испортишь прическу. - Она засмеялась. - Сколько
трудов на нее положено, а ты... Алеша, ну слушай! На днях звонила Инна.
Они с Ильей проведут лето на Аландских островах, там есть планктонная
станция, на которой Илья...
- Знаю. Он уж второй год там околачивается. Ныряет. Зазывает...
- Так вот, они приглашают нас туда. Там тишина, море и сосны.
- Аланды? - наморщил лоб Морозов. - Чего мы там не видели? Море с
соснами и здесь у нас... Давай лучше на Кавказ! - сказал он с жаром. -
Никогда я не был на Кавказе. То есть был, но на лунном, а не на земном,
настоящем. Махнем, Мартышка, на погибельный Кавказ!
- Почему погибельный?
- Так предки его называли. Пойдем-ка, прокручу тебе одну запись.
- Алешенька, некогда мне, я и так опаздываю, - запротестовала Марта, но
он взял ее за руку и повел в гостиную, убеждая, что человек всегда, при
любой занятости, может выкроить десять минут для искусства.
Ругая себя за отсутствие порядка, он спешно рылся в старой, давно не
тревожимой коллекции звукозаписей, приговаривая:
- Сейчас, сейчас, потерпи полсекунды. Такая забавная песня... вот она!
Он поставил катушку, она завертелась, и высокий женский голос быстро
произнес: "Я давно тебе не писала. Очень занята и рада своей занятости -
меньше лезет в голову глупых мыслей. Ты во всем права, но я не вернусь.
Знаю, что никогда не разлюблю, но все равно..."
Марта подскочила к проигрывателю, сорвала катушку.
- Что это? - Морозов недоуменно мигал.
- Не понимаю, почему она оказалась у тебя. Витька, наверное, рылся и
все перепутал. Это давнее письмо Инны.
Верно, история была давняя. Он, Морозов, возвратившись с Плутона, узнал
от Марты, что Инна Храмцова рассталась с Буровым. Что у них произошло?
Никто, кроме них самих, не знал. Ну, может. Марта и знала - как-никак была
она лучшей подругой Инны. Но чужие секреты Марта хранить умела. Что-то год
прошел после этого, или два, - и Марта вдруг сообщает ему, Морозову:
помирились, снова вместе. Будто бы заявился Буров к Инне как ни в чем не
бывало и предложил "начать с нуля"...
Марта порывалась уйти, но он уговорил ее послушать "забавную песню",
которую все-таки отыскал. Это была старая солдатская песня. Морозов
улыбался и блаженно щурил глаза, слушая. Пел его же голос, которому
преобразователь формант сообщил хрипотцу и стилевую выразительность.
На заре, на заре войско выходило
На погибельный Капказ, воевать Шамиля.
Трехпогибельный Капказ, все леса да горы,
Каждый камень в нас стрелял, ах ты, злое горе!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.