read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Ваша милость... а что такое... прозекторы?
Я оглянулся, на его бледном, словно посыпанном мукой, лице читалась мука.
- Это такие маги, - пояснил я, - что расчленяют только что умерших. Или недавно померших. Вытаскивают кишки, сердце, печень, мозг и все-все, что внутрях...
Он ахнул, его перекосило от отвращения:
- Как можно? Но... зачем?
- Чтобы знать, - ответил я строго, - почему человек умер. И что сделать, чтобы больше от такого не скопытивался. Хорошая профессия, почетная! Даже выше рыцарского звания!
Он ахнул, нижняя челюсть отвисла. Из ворот начали выезжать по двое блестящие рыцари в великолепных доспехах на огромных рыцарских конях. Они выезжали и выезжали, я с Гунтером уже на той стороне придирчиво рассматривал отряд: проехали Зигфрид, Алан, виконт Теодерих, а рыцари все выезжают и выезжают. Правда, только присмотревшись, можно заметить, что На щитах нет фамильных гербов, а только мой уменьшенный в левом уголке, а так во всем настоящие рыцари: добротные доспехи, хорошо подогнанные каждому по фигуре, даже шлемы с опускающимися забралами, сложные пластинчатые щитки, укрывающие голени и ступни, длинные мечи, конические щиты, расписанные грифонами и львами...
Гунтер рявкнул, отряд перестроился по четыре в ряд, так и поехали, очень красиво, потом, конечно, строй нарушился, все разбрелись, растянулись в длинную цепочку, Гунтер поспешно заверил, перехватив мой взгляд:
- Когда приедем в земли сэра Лембита, я их всех по ниточке!
- Хорошо бы, - признал я. - Впечатляет. Я даже не ожидал, что у меня такая сила.
- Ваша милость, - напомнил он, - теперь располагаете мощью трех владений. И людей можете отбирать из трех гарнизонов.
- Ты, кстати, что еще сделал для защиты Вердена?
- Стену восстановят, - заверил он, - а без вашего молота ее так быстро не разбить. Провел набор среди новых и наших прежних селян. Конечно, в лучники - в первую очередь.
Я ухмыльнулся, не стал напоминать, как Гунтер сперва противился идее композитных луков, нечестно, для него они в диковинку, а я их держал в руках всякие-разные. Даже с лазерным прицелом.
Кони спокойно шли по широкой лесной дороге, колеса телег глубоко пробили колею, кусты по краям дороги заботливо вырублены, и когда впереди затрещало, даже настороженный Гунтер схватился за меч без всякой торопливости, а я медленно опустил ладонь на рукоять молота. Ветки заколыхались, на дорогу впереди вылез худой парень в одежде крестьянина, вскинул руки.
- Я без оружия! - прокричал он. - Сэр Ричард, меня просили передать несколько слов.
- Говори, - сказал я настороженно.
Он посмотрел на Гунтера, на рыцарей, что настороженно оглядывают лес, промямлил:
- Меня настоятельно просили передать вам лично. Сэр Ричард, я безоружен. Если хотите, пусть мне свяжут руки...
Я поморщился, дурак, совсем уж перегибает, такой и с оружием не страшен, бросил:
- Гунтер и вы все... подождите.
Парень покорно дожидался, понурый, с печальным лицом, всем своим видом говорит, что он абсолютно безопасен, слаб, труслив, безобиден, такого страшиться могут только совсем уж трусы... Я подъехал медленно, держа его взглядом, рука на рукояти меча, второй я потрогал крест на цепочке, а затем амулет. Бог не рассердится на такую предосторожность, в конце концов, и маги, и священники - его дети, и каждый из них истолковывает его волю в меру своего детского понимания.
Он оставался все таким же, что либо говорит о высокой магической защите, либо в самом деле безобиден, как и кажется.
Я слегка наклонился с седла:
- Говори.
Он оглянулся на застывших у изгиба тропки Гунтера и множество рыцарей, сказал шепотом несколько слов. Концовку я не расслышал, попросил повторить, он придвинулся ближе, прошептал в самое ухо. Я задумался разве что на секунду, мозг с бешеной скоростью прогнал перед внутренним взором десятки вариантов, сценариев, как сказали бы в другом месте, кивнул, не отрывая взгляд от бледного лица.
- Хорошо.
- Спасибо, - сказал парень.
Он отступил, кусты затрещали, когда вдвинулся задом, послышался удаляющийся топот. Мои герои дождались, когда я сделал им знак продолжать путь. Некоторое время ехали молча, Зигфрид посматривал молча, а Гунтер, простая душа, не выдержал:
- Что этот вахлак хотел от вас, ваша милость?
- Пожелал, - ответил я, - доброго пути.
Зигфрид снова смолчал, а Гунтер после долгих раздумий переспросил:
- А почему тогда шепотом?
- А чтобы некоторые помнили, - ответил я назидательно, - что не все следует говорить громко. И даже вслух.

* * *

С утра собирались мелкие барашки, стянулись в плотное стадо и полностью закрыли небо. Потемнело, начало погромыхивать, однако ветры побрезговали опускаться к земле и попросту изорвали тучи на мелкие клочья, а те жалко истаяли под палящими лучами.
Когда далеко впереди на пологом холме показался приземистый замок, а вокруг множество домов, утопающих в садах, огороды, стада на зеленых заливных лугах, солнце уже почти не пряталось за облаками.
Народ всех сел, через которые мы проезжали, выбегал на улицы и раскрывал рты: рыцари - редкость, а здесь на богатырских конях, накрытых цветными попонами, едут двадцать пять закованных в прекрасные доспехи ну просто несокрушимых богатырей, страшных в блистающей мощи!
Я на острие клина, за мной - Зигфрид и Алан, за ними - виконт Теодерих, Гунтер и Ульман, а дальше наши латники, не отличимые по великолепию доспехов даже от щеголеватого Зигфрида.
Дорога шла по изумрудной долине, справа и слева поля. На лугах пасется скот, в озерах плещутся гуси, утки. Время от времени встречали загородки, где хрюкают толстые откормленные свиньи. То и дело обгоняли повозки, везущие в город на продажу полотно, стада уныло бредущего на городские бойни скота.
- Это уже земля сэра Лембита? - спросил я.
- Нет, но вот по ту сторону реки... надеюсь, парома не придется ждать... уже егойная.
Я покачал головой:
- И что здесь за такие крохотные владения...
- Это здесь, - согласился Гунтер. - Но восточнее вдесятеро больше. Даже западные... Хотя там есть и мелкие, а есть и такие, как баронство Унгавния, которое по размерам и мощи уже переплюнет иное королевство. Там очень воинственный Дривинальдэ, у него неплохие советники, он и сейчас умело расширяет пределы...
Проехали еще с полмили, открылся вид на поселение, в центре которого возвышается замок. Сердце мое заныло в сильнейшей зависти, вот так и должен выглядеть замок просвещенного и справедливого государя: на вершине холма, к которому жмутся множество домов, мастерских, это же целый город, здесь сотни домов, а в домах сотни мужчин, которых можно призвать в замок на службу.
Да они и сами прибегут в замок, едва покажутся враги, им стоит только раздать оружие...
Зигфрид за моей спиной проговорил негромко:
- Кажется, будет стычка...
- Хорошо, - проворчал Алан. - Столько ехали, и чтоб не подрались?
Впереди слева от дороги, по перпендикулярной тропке в нашу сторону двигается большой конный отряд. Впереди на огромном коне рослый рыцарь в доспехах цвета закатного солнца, конь почти такой же черный, как и мой, однако грива и хвост багровые, как и доспехи рыцаря. Я присмотрелся, почудилось, что красный цвет вовсе не окраска, а именно сам металл красного цвета, хотя я так и не смог припомнить такого сплава.
Они выехали на дорогу и остановились, загородив нам дорогу. К передним всадникам подтягивались остальные, сбивались в плотную группу. К переднему рыцарю подскакал оруженосец, подал копье. Зигфрид хмыкнул, копье в руке рыцаря - повод к схватке. Это уже вызов сам по себе, да и остальные за его спиной опускают забрала, явно не собираются с нами вступать в разговоры.
- Хорошо, - согласился Алан свирепо. - Надо и здесь показать, что в эти края пришла новая сила.
Я остановил коня, этих задиристых не меньше тридцати человек, крупный отряд и, похоже, тоже едут на рыцарский суд. Не просто хорошо вооружены, но, как и мы, выставили лучших бойцов, одели лучшие доспехи. Ко дню суда готовились, точили мечи, ремонтировали панцири, а щиты, похоже, изготовили заново. Однако, если честно, там только пятеро рыцарей, остальные простые латники, одетые в кожаные панцири. И топоры у них, мягко говоря, не самые-самые.
Я дал знак своим ждать, за нашими спинами стук копыт, это подъехали виконт Теодерих, Гунтер и Ульман. Они сразу все поняли, заняли места в боевом порядке. Не оборачиваясь, я слушал стук копыт, это подъезжают остальные, сильно растянувшиеся в дороге.
Рыцари на той стороне не двигались, но по каким-то признакам я ощутил, что наш все прибавляющийся отряд впечатление произвел. Не оглядываясь, я услышал по шороху, что лучники достают луки, накладывают на тетивы стрелы.
- Что медлят? - спросил я настороженно. - Если хотят напасть...
Гунтер подал голос за моей спиной:
- Дорога узковата. Больше, чем вчетвером, не получится, а это значит, первая четверка умрет сразу. Да и вторая - наверняка. Они понимают, что у нас за лучники!
- Рыцарь не боится умереть, - ответил Алан с достоинством и расправил плечи пошире.
- Никто не боится умереть, - возразил Гунтер обиженно, задетый намеком о какой-то особой храбрости рыцарей, - но одно дело умереть в бою, другое - на бойне.
- Да, - сказал и Зигфрид, в голосе звучала злая ирония. - В самом лютом сражении могут убить, а могут и не убить, а здесь первые четыре, да и следующие... Я их понимаю.
Копыта перестали стучать, я не оборачивался, понятно, подъехали все и выстроились для атаки. Я вскинул руку и сказал громко:
- Шагом!.. Мечи наголо!
Рыцари на той стороне дороги смотрели на приближающийся отряд, наклонив головы в шлемах, у нас какая-то странная атака: всегда ведь с копьями наперевес разгоняются для таранного удара, а мы идем слишком уж неторопливо.
- Дрогнули, - произнес Алан со злым разочарованием.
Я не увидел, в чем проявилась эта дрожь, но, когда наши кони сделали еще два-три шага, рыцари задвигались и, не поворачивая коней, а умело управляя шенкелями и шпорами, подали их обратно на свою дорогу. Путь свободен, Алан всхрапнул, Зигфрид выругался и со стуком бросил меч обратно в ножны.
- Это даже лучше, - успокоил я.
- Чем? - спросил уныло Зигфрид.
- Побеждены одним нашим видом, - заверил я. - В схватке можно победить с самым малым преимуществом, а победить вот так... это круто, это самая впечатляющая победа.
Изрекая такие истины, я подбодрился и сам, а червячок, что остервенело грызет внутренности, малость приутих.
Еще через полчаса верховой езды приблизились вплотную к частоколу, которым обнесен город. И хотя деревянный частокол - не стена из каменных глыб, но все-таки это городская черта, защищающая дома и огороды от ночных троллей, волчьих стай, бродячих гоблинов, всякой ночной нечисти, что так и норовит прокрасться в жилища...
Мы проехали по центральной улице, кони фыркали и мотали гривами. Подковы звонко стучат по булыжной мостовой, железо доспехов позвякивает, а прапор с моим гербом в руках богатыря Ульмана трепещет по ветру. Жители явно дивились нашим богатырским коням, искусно выкованным доспехам, свирепым и полным достоинства лицам рыцарей... конечно же, рыцарей, кто еще может носить такие доспехи?
Я засмотрелся на замок сэра Лембита: стены из массивных глыб разного веса и размера, это же сколько надо труда, усилий и терпения, чтобы прилаживать одну к другой, подтесывая и подравнивая, что лежат без малейшего зазора, стены ровные, толстые, надежные. И хотя ничто их не скрепляет, нет и намека на цемент или творог с желтками куриных яиц, чем скрепляли кирпичи Московского Кремля, но держатся надежно, ничем их не сдвинуть, разве что долгой бомбардировкой чугунными ядрами, какие лежат у Царь-пушки.
Там на верхних этажах стены явно завешаны коврами, гобеленами, шкурами добытых зверей, а здесь каменная кладка во всей красе. Теперь понимаю, почему такие крепости строились веками. Вон Кельнский собор возводили пару веков, так и этот замок простоит еще не одну тысячу лет, эти камни ничто не сдвинет, пока не рассыплются в песок, а на это потребуются даже не тысячи лет, миллионы...


Глава 13

Во дворе нас встречала толпа слуг, торопливо перехватывали коней, бегом уводили в конюшни. Приземистый и очень розовый сенешаль с тремя подбородками и большой золотой цепью на груди учтиво обратился ко мне:
- Сэр Ричард?.. Мы все наслышаны о вашей великой доблести, что проистекает от необычайного благочестия. Прошу вас, благородный сэр, сюда...
Он подвел меня к изящной часовне, поклонился и торопливо удалился. Чувствуя себя самозванцем, я вошел в темное помещение, сейчас больше похожее на склеп, но, осматриваясь, увидел внутренним взором, как и где когда-то стояли золотые чаши, висели искусно вытканные гобелены, как все светилось живым огнем, когда часовня жила.
Я прошел к алтарю, странное чувство овладело мною. А почему, собственно, жила, а теперь нет? Не в золотых и серебряных дарах заключена сила, это было бы слишком просто, это для первобытных, а христианство - это более высокое, здесь даже камни пропитаны святостью, что накапливалась веками. Думаю, разрушь часовню - святость этого места все равно останется, и долго еще прохожие будут дивиться то чудесным исцелениям, то видениям, кого-то посетят пророчества, кому-то подскажут путь.
Надо бы опуститься на колени, но в моем прежнем мире больше всего стыдились мелодраматизма, эффектных жестов, мужчина должен быть суров и неподвижен, говорить мало, двигаться редко, но когда двигается, то чтобы каждый удар достигал цели.
Так что я постоял, даже не перекрестив лоб, так ли уж Богу нужны жесты, коротко поклонился, как младший старшему, и вышел в яркий, залитый солнцем мир, где конское ржание, цокот подков, суета, люди носятся бегом, устраивая гостей, а из-под ног с суматошным кудахтаньем выскакивают куры.
Щит с моим гербом повесили у входа. Зигфрид нахмурился, найдя ущемление достоинства: почему самым последним, крайним, ведь сэр Ричард уже владелец трех замков, я поспешил успокоить, что не все еще получили ясные приказы. И не всем мы преподали уроки, как тем рыцарям на дороге.
Зигфрид, Алан и виконт Теодерих ждали меня у выхода из часовни. Я увидел их лица, сам сделал подобающий вид, дескать, разговаривал с Богом, моим Верховным Сюзереном.
Зигфрид сказал почтительно:
- Надеюсь, вы замолвили словечко и за нас, сэр Ричард?
- Разве вы не со мной? - ответил я.
- Сэр Ричард! - воскликнули они в один голос, донельзя шокированные.
Я улыбнулся пошире, что-то здесь тонких шуток не понимают.
- С нами Бог, так кто же против нас?
- Никто, - ответил за всех Зигфрид гордо. - Мы видим, сэр Ричард, Дева Мария заверила вас в полной поддержке?
Я кивнул, рыцарство почему-то избрало своим знаменем именно Деву Марию, хотя, впрочем, это вообще-то понятно: мужчинам невыносима мысль, что выше их кто-то есть, пусть даже сам Бог, а вот Деву Марию допускают наверх весьма охотно: женщина!.. Это не мужчине покоряться или поклоняться.
- На всякий случай, - ответил я после паузы, - я заручился поддержкой и самого Господа Бога. Мы, паладины, как-то больше привыкли иметь дело с ним, в то время как простые рыцари - с Богородицей.
Зигфрид крякнул, смолчал. Понятно, что мужчина все же старше, у паладинов сюзерен и на небесах выше и могущественнее.
К нашей группе подошел сенешаль, поклонился учтиво:
- Доблестные рыцари, все приглашены занять места в нижнем зале.
Зигфрид нахмурился:
- В нижнем?
- Его переделали под залу суда, - заверил сенешаль.
Алан остался посмотреть, как расположились наши воины, но тут же появился Гунтер, поспешно заверил, что он следит за всем и всеми, ущемление достоинства и чести не допустит, все эти штучки знает, старый волк, так что, сэр Алан, идите с сэром Ричардом к остальным рыцарям, а он уж побудет с простыми воинами...
Впятером: я, сэр Зигфрид, сэр Алан, виконт Теодерих и Ульман, теперь сэр Ульман, вошли в помещение, где после солнечного дня показалось, как будто попали в склеп: светильники дают ровный красноватый свет, что высвечивает грозную красоту камня, но глаза приспособились, передо мной просторный зал, в середке единственный стол и кресло, зато под стенами сколочены плотниками роскошные помосты в три яруса.
Ульман плелся сзади, тихонько поскуливал, просился остаться с Гунтером, почему тому можно, а ему нет, Алан шепотом втолковывал, что ему, дурню, оказана великая честь, на рыцарский суд пускаются только рыцари. А он - рыцарь, рыцарь, рыцарь!
На скамьях уже отдельные группы рыцарей, в центре каждой сразу угадывается лидер, сюзерен, обычно матерый волчище с суровым лицом, испещренным шрамами. Только барон де Пусе, на него указал виконт Теодерих, выглядит не рыцарем, даже не воином, а неким великосветским хлыщом: бледное лицо, выпуклые губы, их принято считать порочными, да и само лицо, если на то пошло, даже я склонен признать порочным. Среди сверкания железа он единственный одет, как на бал к принцессе: малиновый камзол, голубые панталоны и оранжевые башмаки с сильно загнутыми носками, как туфли старика Хоттабыча. Рукава камзола по последней моде ужасно раздуты, словно шаровары запорожского казака.
На меня смотрели настороженно и даже враждебно. Единственный, кто с довольным ревом пошел навстречу и тут же ухватил меня в объятия, оказался сэром Тудором. Он тут же начал рассказывать ближайшим рыцарям, как мы завалили чудовищного кабана, те слушали с бледными улыбками, отходили по одному.
Подошел его отец, благородный лорд Устинакс, поклонился учтиво, в глазах некая настороженность:
- Благородный сэр Ричард, не кажется ли вам, что шагаете слишком быстро?
- Кто не идет вперед, - ответил я так же учтиво, - тот идет назад: стоячего положения нет.
- Но вы нарушили устоявшееся равновесие...
- Вся наша жизнь, - ответил я еще учтивее, - это непрестанный выбор между созиданием и разрушением. Кто знает, новое положение не будет ли лучше?
Он покачал головой:
- Вас не страшат возможные неприятности? Все-таки, захватив замок и земли сэра Гуинга...
Я улыбнулся.
- Ах вы об этой мелочи? Ну, это было так давно...
Он насторожился, взгляд стал острым:
- А что недавно? Сэр Ричард, у ваших людей посечены доспехи. Неужели что-то случилось в дороге?
Я отмахнулся с великолепной небрежностью могущественного лорда.
- Сэр Устинакс, ну что мы о таких приземленных вещах? Житейская мудрость - это понимание, что девяносто девять из ста опасностей, ожидание которых является источником страданий, не исполняются.
Он смотрел с сомнением, во взгляде попеременно менялось выражение, я наконец поинтересовался:
- Дорогой сэр Устинакс, что-то вас беспокоит?
- Сэр Ричард, не обижайтесь... на вас многие так смотрят. Вы - загадка. Никто еще, будучи настолько юн телом, не рассуждал так зрело. Не удивляйтесь, если о вас будут говорить как о волшебнике, на старости переселившемся в тело молодого парня.
Тудор захохотал:
- А что еще брешут о вас, что брешут, дорогой друг!
- Что? - спросил я, насторожившись.
- А что вы умело... ха-ха!.. управляетесь с хозяйством свалившихся на вас земель!.. Ха-ха, как будто это дело для такого отважного воина, как вы, сэр Ричард!
Я развел руками. В этом мире каждый соответствует... тому, чему и должен. В моем же при обилии информации можно впитать ее неимоверное количество буквально с колыбели. Мой прадедушка и к старости знал не намного больше, чем в молодости, ибо прожил в той же деревне, где и родился, телевизора или радио у них не было, зато я знаю в сто тысяч раз больше. Это не значит, что все мои знания применимы, что толку от информации о породах деревьев на Мадагаскаре, температуре таянья льдов в Антарктиде и как ловить глубоководную рыбу в Тихом океане? Но знаю и много полезного. Да и бесполезный багаж на самом деле не совсем лишний: это ассоциации, постоянная гимнастика мозгов.
- Я дурак, - признался я, - но мне повезло с наставниками. Они много видели, много знали, много испытали. Все передали мне. А я, хоть и дурак, но многое запомнил. У дураков, говорят, память просто замечательная! Это вроде компенсации за природную дурость.
Тудор отмахнулся, ничего не поняв, а лорд Устинакс посмотрел на меня чересчур внимательно, даже с подозрением.
- Кто так говорит, тот в самом деле знает и умеет многое.
- Ах, сэр Устинакс, если бы...
- Не скромничайте. Иная скромность паче гордыни.
Я поклонился, вспомнив, что гордыня - один из смертных грехов, хотя более гордых и надменных людей, чем рыцари, я вообще не видел на свете. Правда, одновременно они ухитряются быть и крайне учтивыми.
В зал вошла в сопровождении трех немолодых рыцарей, один сильно прихрамывает, очень яркая женщина в длинном голубом платье, в замысловатом головном уборе.
Слуги зажгли еще светильники, весь зал заблистал в почти солнечном свете, я наконец-то с удивлением узнал леди Роберту. Она бросила в мою сторону ледяной взгляд, очень быстро, даже чересчур, повернула голову в другую сторону. Ей указали на кресло, она царственно опустилась, держа спину прямой, в мою сторону уже не смотрела.
- Что ее грызет? - спросил я.
Зигфрид сказал с легкой насмешкой:
- Леди Роберта очень подозрительна ко всем мужчинам.
- В чем? - спросил я.
- Она сейчас единственная законная наследница земель Виронии, - объяснил он. - Теперь уже владелица. И очень боится, что мужчины смотрят на нее как на легкую добычу. Мол, возьмут в жены, а там в чулан, править же будут сами.
Я подумал, кивнул:
- А что, и так могут.
- Да, - согласился и он, - но не стоит на всех бросаться, как разъяренная кошка. Она же не просто всем отказывает, а вот-вот нож под ребра!
Я вспомнил, с какой ненавистью смотрела при первой же встрече, исключая эпизод в подземной тюрьме, когда была слишком измучена.
- Да, перебарщивает. Я ей ничего худого не делал, а она едва глаза не выцарапала.
В зал вошел, громыхая железом, рыцарь в багровых доспехах. За ним еще пятеро, все в дорогих доспехах, рослые, надменные. Я узнал незнакомцев, что пытались загородить нам дорогу.
- Барон Талибальд, - сказал Зигфрид шепотом, - как мне уже сообщили. Очень сильный воин, очень! Храбрый рыцарь, в последние три года ни одного поражения. Говорят, заговоренный... Но человек плохой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.