read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



не до игрушек стало. Меж делами Лешка вдруг обнаружил, что мать помолодела,
вроде бы даже и похорошела. Неужто радовалась гибели отца и тому, что гнет
кончился? От такой мысли морочно на душе Лешки становилось -- это ж
предательство, может, и того хуже...
В дом зачастил приемщик рыбы, известный по всей Нижней Оби шалопай с
прозвищем Герка-горный бедняк, получивший свое знатное прозвище за то, что
однажды на спор будто бы выпил он десять бутылок настойки "Горный дубняк" --
и не помер.
"Из дому уйду!" -- пригрозил Лешка матери.
Но на нее уже ничего не действовало. Она ошалела -- девчонкой отдали ее
замуж, не погуляла она, не помиловалась, почти пропустила, извела понапрасну
молодость и вот наверстывала упущенное, в двадцать семь лет брала от жизни
ей жизнью и природой положенное.
Зимой Герка-горный бедняк работал экспедитором в рыбкоопе, на
засольно-коптильной фабричонке, по совместительству преподавал военное дело
в школе. Кроме того, ухорез этот, погубитель женского рода, писал стихи на
чередующиеся праздничные темы, к патриотическим датам, про любовные дела и
чувства тоже не забывал. Его стихи печатали в районной газете, и они
потрясали сердца шурышкарцев, школьники-старшеклассники, учительницы,
которые помоложе, заучивали их наизусть. "Я у знамени стою и присягу
охраняю" -- патриотическое стихотворение это было поставлено на сцене в виде
спектакля-монтажа, с барабанным боем, с ревом горна и развевающимся над
головами пионеров красным знаменем. Стихотворение "Мне видишься ты темными
ночами зарницей яркою на алом небосводе" шурышкарцы пели на мотив
"Здравствуй, мать, прими привет от сына". Сверх всего этого Герка-горный
бедняк участвовал в художественной самодеятельности в качестве конферансье и
солиста. Дивились шурышкарцы на разностороннее развитие человека -- по одной
земле ходит, в одной столовке ест, даже деревянный туалет, накренившийся над
Обью, один и тот же посещает, но вот поди ж ты! Угостить вином, пригреть в
избе, да и просто пообщаться с Геркой-горным бедняком всяк шурышкарец
почитал за большую честь. По нынешним временам у такого молодца-вундеркинда
поклонниц было бы не меньше, чем у восточного богдыхана, так что и работать
бы он в конце концов вовсе бросил, только бы наслаждался жизнью. Однако до
войны бестолковей люди, что ли, были, малоизворотливы, совестливы, все
пытались жить не песнями, а своим полезным трудом, иные не без успеха. Что
касаемо душевных дел и привязанностей, тут лишь сама душа имела решающее
значение. Сама она, страдалица, направляла чувства в надлежащую сторону.
Конечно, у Герки-горного бедняка поклонницы водились, большей частью
дамочки из культурной среды либо приезжие на лето студентки, но на веки
вечные и полностью суждено было ему заполнить сердце Лешкиной матери
Антонины. Стоило шурышкарской зимней ночью появиться Герке-горному бедняку
на позарями освещенной, заснеженной улице с баяном на груди и почти
по-заграничному загадочно в нос выдать сценически отточенным тенорком:
Х-хэх, у меня е-эсть сэ-эрдце,
Ха-а у сэ-эрдца ие-эс-ня-а-а,
Ха у пе-эс-ни та-ай-на-а-а...
Х-хочешь, отгада-ай... --
как мать теряла всякий рассудок, бегала из угла в угол, вороша
содержимое кладовки и сундука, не зная, во что бы ей нарядиться, чтобы
выглядеть всех красивей. В конце концов горный этот бедняк прочно
обосновался в крепко рубленной избе за Шурышкарами, которые, впрочем, бурно
разрастаясь, почти уже достигли окраинного дома, сделали загиб от берега Оби
улицею вдоль сора и вместе с сором уходящей в клюквенное болото.
Герка-горный бедняк принес с собою в ящике из-под консервов пару модных
штиблет, запутанные рыбацкие снасти, флакон с духами, несколько патефонных
пластинок, под мышкой мандолину. В доме сделалось шумно, музыкально.
Антонина, почти не имеющая слуха, летала по избе, подпевая Герке,
беспечно-удалая стала она, всем все прощала и в самом деле помолодела, сняв
с себя этот вечный хантыйский платок, ровно бы век копченный над огнем и
сделавшийся неопределенного цвета. А глаза с искрой, с бесом, пляшущим в
зрачках, скулы продолговатые обнажились, губы бруснично заалели, под
ситцевым платьишком, топыря его спереди и сзади, обозначилось небольшое, но
ладное тело.
Явившись домой, Лешка часто заставал такую картину -- сидят
Герка-горный бедняк с матерью обнявшись, веселенькие, от людей отъединенные,
всем на свете довольные и во всю-то головушку ревут: "И в двух сердцах
открылась эта тайна, и мы влюбились крепко, не шутя..."
В избе было три комнаты, разделенных дощатыми перегородками. Одна из
них сама собой отошла Лешке. Перейдя из дневной в вечернюю школу,
пристроившийся учеником в узел связи, с выпрыснувшими по щекам пупырышками и
крылатыми усиками под носом, прыщавый, злой Лешка ворочался в смятой
постели, слыша, как, задушенная совершенно невероятными силами, мать грозила
своему кавалеру, иль невенчаному мужу.
-- Я тебя и себя запласну! Разделочным ножом.
-- Эй, молодые, -- стучал грубо и громко в заборку Лешка, -- дайте
покой людям!..
Утром мать, строча по сторонам раскосыми хантыйскими глазами, из
ореховых перекрасившихся в задымленные, ладилась разговориться с Лешкой,
подсовывала ему послаще еду, а Герка-горный бедняк, вертясь перед зеркалом с
бритвой, как ни в чем не бывало кричал из передней:
-- Эй, сынуля! Подкинь папироску. Я свои искурил.
Весной молодые ушли по Оби на рыбоприемочном плашкоуте, Герка-горный
бедняк приемщиком, мать резальщицей, разделочницей рыбы. И стали они на весь
сезон где-то на Оби, притулив свое суденышко к подмытому, комарами опетому
берегу, возле летнего стойбища хантов. С тех пор летами Лешка хозяйничал в
доме сам один, пристрастился читать книжки, полюбил связистское дело и начал
потихоньку от родителей отвыкать. Родители же, предоставленные сами себе в
маленькой беленькой каюте с кирпичной печуркой и занавесочками на окнах,
кушали хорошую рыбку, икру, песенки на всю Обь орали и под песни сотворили
сестер, за один сезон одну -- Зойку, за второй сезон вторую -- Веру.
Сотворили было и третью, но очень трудно было уже и с этими двумя
девчонками, не считая Лешку, и та, третья сестра, не увидав света, уплыла в
верхний мир, объяснили Лешке родители.
Девочек, Зою и Веру, беспечные родители сбыли-таки в Казым-Мыс к деду и
бабке, и они явились под крышу родного дома уже "поставленные на ноги".
Белобрысые -- в папу, темноглазенькие -- в мать, чего-то лепечущие,
игровитые, до удивления дружные существа эти вызывали в Лешке какие-то
неведомые, должно быть, родственные чувства. Девочки тоже любили Лешку, но
больше всего на свете любили они добродушных, лохматых северных псов. Отец
Антонины держал в Казым-Мысе свору псов -- для охоты и для упряжки.
Девчушки, привыкшие к своим собакам, лезли к любому псу с обниманиями.
Овчарка начальника райотдела милиции чуть не загрызла до смерти Зою,
попортила ей лицо. Лешка и сейчас помнит, да что помнит -- вживе ощущает,
как, прижавши ко груди, носит он по избе существо с забинтованным лицом, из
ссохшихся бинтов с упреком и страданием спрашивают его, пронзают насквозь
детские опухшие глаза: "За что? Что это такое? Это такая жизнь?" С того вот
несчастья, от того взгляда пробудилась в Лешке жалость к сестрам, да и они,
нуждающиеся в его помощи и защите, хоть и малые, тоже чего-то понимали,
тянулись к нему и друг к другу. Изгрызенная собакой девочка вскочит ночью,
закричит... другая девочка уж тут как тут, приложит ладошку ко лбу болезной
и сидит, сидит у кровати, безропотно ей прислуживая. Родители ж ничего,
дрыхнут. Встанет заспанная мать, посмотрит на малышку и, зевая, скажет:
"Ниче-о-о, отойдет".
Махнул Лешка рукой на родителей -- худая на них надежда, собой заняты.
Папаша сделал одно-единственное важное дело -- сразил озверелую овчарку из
винтовки школьного военного кружка и посулился сделать то же с самим
хозяином, если он сей момент не покинет Шурышкары. Начальник милиции не
покинул Шурышкары, но и в суд, как сулился, не подал за незаконное
применение огнестрельного оружия. Два боевых человека, два важных чина
распили где-то литруху-другую -- и дело завершилось миром. А в остальном
Герка-горный бедняк не испытывал никаких тревог и неудобств, также и
семейных оков на себе не ощущал. Антонина устала терзаться ревностями,
бегать за мужем по поселку. Лицо ее снова погасло, сделалось похожим на
деревянную маску, какие встречались в лесу на северных становищах, снова
курила, когда папиросы, когда и трубку, снова завесила лицо пологом
дымно-коричневого платка, старалась быть ближе к дочкам, но те ее долго
дичились, льнули к Лешке.
На войну Герка-горный бедняк ушел не сразу, как военрука его задержали
на время, на сборы, на фронт он угодил уже в зимнюю кампанию, под Москву,
где получил орден Красного Знамени. Прислал карточку, на которой стоял он,
облокотившись на деревянную тумбочку, в казацкой кубанке, с орденом,
полученным на фронте, и со значком БГТО, завоеванным еще в Шурышкарах. В
петлице его прилепился ярким светлячком кубарик. Очень любил Герка-горный
бедняк разные железки, знаки, значки. Глаза героя глядели ясно, прямо и
приветливо. Мать измусолила всю карточку, уверяя девочек, но больше всего
себя, что такой человек, отец, стало быть, ихний, такой красавец, никогда и
нигде не пропадет, а как вернется домой, так всех любить будет после окопных
страданий и невзгод, что и сказать невозможно.
"Папа наш! Папа наш!" -- вперебой с мамкой целуя карточку, умилялись
девчушки и норовили утащить от матери ту карточку под свою подушку. Полагая,
что война, как и сулили большие люди, скоро и победно кончится, мать бросила
курить, чтоб посвежеть к приезду знатного супруга. Ведь сам герой в редких
своих, зато стихами писанных письмах заверял коротко, но твердо: "Бьем врага
без всякой пощады!"
Уразумев, что не все еще его уму доступно на этом путаном свете, Лешка,
перешедший на пушной промысел в тайгу, написал первое письмо Герке-горному
бедняку, шутливое, непринужденное письмо. Только в одном письме Герка-горный
бедняк перешел со стихов на прозу:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.