read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Прошел по коридору в ее офис. Пусто. Темно.
В дамской комнате внезапно зажегся свет, и Секстон, мгновенно среагировав, бросился туда. Подбежал он в тот момент, когда Гэбриэл выходила, вытирая руки бумажным полотенцем. Увидев босса, она вздрогнула.
- Боже мой! Вы меня до смерти напугали! - воскликнула она с неподдельным страхом. - Что вы здесь делаете?
- Вы же сказали, что ищете в своем кабинете документы насчет НАСА. - Секстон смотрел на руки ассистентки. - Где же они?
- Так и не смогла найти. Разыскивала повсюду. Потому так долго и задержалась.
Он посмотрел ей прямо в глаза:
- Вы были в моем кабинете?
Гэбриэл подумала, что обязана спасением факсу.
Насколько минут назад она еще сидела за компьютером Секстона, пытаясь распечатать копии чеков, хранящиеся в его памяти. Файлы оказались каким-то образом защищены, и потребовалось время, чтобы догадаться, как именно это можно сделать. И если бы не зазвонил факс, испугав ее и вернув к реальности, она скорее всего все еще сидела бы там, погруженная в работу. Гэбриэл восприняла звонок как сигнал к отходу. Не взглянув, что за документы пришли на факс, ассистентка вышла из программы, привела в порядок стол и отправилась тем же путем, которым пришла. Выбираясь из туалета Секстона, она услышала, как явился сенатор собственной персоной.
Стоя перед боссом и испытывая на себе его пристальный, изучающий взгляд, Гэбриэл поняла, что он что-то подозревает и стремится уличить ее во лжи. Седжвик Секстон умел чувствовать подвох, как никто другой. Если она сейчас скажет неправду, он все равно поймет.
- Вы много выпили, - произнесла Гэбриэл, отворачиваясь.
Но откуда же он все-таки знает, что она была там? Секстон положил руки ей на плечи и повернул к себе:
- Вы были в моем кабинете?
Гэбриэл почувствовала, что не может противостоять страху. Секстон действительно пил, и, судя по всему, немало. Прикосновение его было грубым.
- В вашем кабинете? - переспросила она, заставив себя удивленно засмеяться. - Каким образом? И зачем?
- Когда мы разговаривали по телефону, я слышал, как зазвонил Журден.
Гэбриэл сжалась, убитая. Его часы? Ей это даже не пришло в голову.
- Вы не понимаете, как нелепо звучит ваше обвинение?
- Я провожу в моем кабинете весь день. И прекрасно помню, как звонят часы на стене.
Гэбриэл поняла, что разговор надо немедленно заканчивать. Лучшая защита - это нападение. Во всяком случае, именно эти слова любит повторять Иоланда Коул. Поэтому, решительно сложив на груди руки, Гэбриэл Эш пошла в атаку, вооружившись всеми доступными средствами. Она сделала шаг вперед, дерзко глядя в глаза Секстона, и заговорила:
- Позвольте мне прояснить ситуацию, сенатор. Сейчас четыре часа утра, вы немало выпили, услышали по телефону звон часов и поэтому явились сюда? - Она с негодованием показала пальцем на дверь его кабинета. - Просто для интереса, для сведения, так сказать: вы обвиняете меня в том, что я взломала систему федеральной охраны, открыла два замка, ворвалась в ваш кабинет и сделала глупость, ответив на звонок сотового в то время, когда совершала противоправное, подсудное действие? Затем, выходя, вновь привела сигнализацию в порядок, после чего преспокойно отправилась в туалет, не оставив никаких следов преступления? Именно это вы хотите вменить мне в вину?
Секстон молча хлопал глазами, не зная, что сказать.
- Существуют причины, по которым людям не советуют пить в одиночестве. Ну а теперь, может быть, вы хотите побеседовать о НАСА? Или нет?
Разбитый в пух и прах, сенатор побрел к себе. Подошел к бару и налил стакан кока-колы. Он вовсе не ощущал себя пьяным. Неужели это все ошибка? Часы на стене насмешливо тикали. Секстон осушил стакан и налил снова. И еще один - для Гэбриэл.
- Выпьете, Гэбриэл? - предложил он, оборачиваясь. Ассистентка не вошла за ним в офис, а остановилась в дверях, словно живой укор.
- О, ради Бога! Входите же. Расскажите, что вы выяснили в НАСА.
- Мне почему-то кажется, что на сегодня с меня достаточно, - холодно, отстраненно ответила она. - Лучше нам поговорить завтра.
Однако Секстон не чувствовал склонности к играм. Информация ему нужна была немедленно, и он вовсе не собирался ее выпрашивать. Сенатор устало вздохнул. "Расширить границы доверия". Речь всегда идет о доверии.
- Я погорячился, - произнес он. - Простите, виноват. Не знаю, о чем только я думал.
Гэбриэл все еще стояла на пороге.
Секстон подошел к столу и поставил стакан, который налил для Гэбриэл. Шагнул к кожаному креслу - тому месту, где он чувствовал себя наиболее уверенно.
- Присядьте. Выпейте колы. А я пойду засуну голову под кран. - С этими словами он направился в туалет.
Гэбриэл стояла неподвижно.
- Мне показалось, что я видел в факсе бумагу, - заметил сенатор уже через плечо, закрывая за собой дверь.
Необходимо показать, что он все-таки доверяет ей.
- Посмотрите, пожалуйста, что там пришло!
Секстон захлопнул дверь и открыл холодную воду. Сполоснул лицо, но не почувствовал себя лучше. Такого с ним еще никогда не случалось. Чувствовать абсолютную уверенность и в то же время так ошибиться! Секстон принадлежал к тем людям, которые доверяют собственным инстинктам. И интуиция определенно подсказывала ему, что Гэбриэл Эш была в его кабинете.
Но как? Это же просто невозможно!
Секстон приказал себе забыть об этом и сосредоточиться на первоочередных делах. НАСА. Гэбриэл нужна ему сейчас. Не время отталкивать ее. Нужно выяснить, что именно она смогла узнать.
"Забудь о своих дурацких инстинктах и об интуиции. Ты заблуждаешься".
Вытирая лицо, сенатор откинул назад голову и глубоко вздохнул. "Расслабься!" - приказал он себе. Он прикрыл глаза и снова глубоко вздохнул. Стало немного лучше.
Выходя из туалета, Секстон с облегчением увидел, что Гэбриэл сдалась и вошла в кабинет. Хорошо, подумал он, теперь можно приступить к делу. Гэбриэл стояла возле факса и перебирала распечатанные страницы. Однако, увидев выражение ее лица, сенатор растерялся. Это была маска непонимания и откровенного страха.
- Что случилось? - спросил Секстон, подходя.
Гэбриэл закачалась, словно ей стало плохо.
- Что?
- Метеорит... - Дрожащей рукой она протянула ему стопку бумаг. - И ваша дочь. Ей грозит опасность.
Секстон приблизился и взял из рук ассистентки листки. Первой была записка от руки. Почерк он узнал сразу. Сообщение оказалось лаконичным и потрясающим своей простотой: "Метеорит фальшивый. Здесь доказательства. НАСА/Белый дом пытаются меня убить. Помоги! Р. С".
Сенатор редко не понимал сути полученной информации. Однако сейчас, еще раз перечитав слова дочери, он не мог сообразить, что все это значит.
Метеорит фальшивый? НАСА и Белый дом пытаются ее убить?
Все больше теряясь, Секстон начал лихорадочно листать страницы - их было шесть. На втором была компьютерная картинка, озаглавленная "Результаты сканирования льда". На ней явно изображен срез ледника. Секстон увидел шахту, по которой доставали камень, - об этом много твердили по телевизору. Глаз зацепило нечто, напоминающее очертания плавающей в шахте человеческой фигуры. А потом заметил нечто еще более поразительное: ясный контур другой шахты, непосредственно под первой. Такое впечатление, что камень поместили в лед снизу.
Что все это значит?
Открыв вторую страницу, сенатор увидел изображение мерзкого океанского существа, названного в подписи Bathynomous giganteus. Он рассматривал его, не веря своим глазам. Это же тот самый жук, который отпечатался в метеорите!
Начав торопливо перелистывать страницы, сенатор обнаружил диаграмму содержания ионизированного водорода в корке сплава. Рядом было от руки нацарапано: "Обожжено сжиженным водородом? Циклическим двигателем НАСА?"
Секстон не знал, что и думать. Комната вокруг него начала медленно вращаться. Он дошел до последней страницы, с изображением камня, заключающего в себе металлические вкрапления, очень похожие на те, что были в метеорите. В прилагающемся описании утверждалось, что камень является результатом глубоководных процессов на дне океана. Камень из океана? Секстон задумался. Ведь НАСА утверждало, что хондры образуются исключительно в космосе!
Секстон положил бумаги на стол и буквально упал в кресло. Впрочем, ему понадобилось не больше пятнадцати секунд, чтобы свести воедино все, что он сейчас узнал. Ситуация полностью прояснилась. Любой, кто хоть немного мог соображать, сразу понял бы, что доказывают все эти бумаги.
Метеорит, найденный НАСА, - вовсе не метеорит. Это подделка!
В карьере Секстона еще не было такого дня, в течение которого он испытал бы сразу и падение, и взлеты, как сегодня. Последний поступок просто швыряет его от надежды к отчаянию и обратно. Непонимание того, как могло состояться столь грандиозное мошенничество, сменилось осознанием значения этого мошенничества для его собственной политической карьеры.
Как только он опубликует эту информацию, президентская власть - в его руках!
Радуясь и торжествуя, сенатор Секстон совсем забыл о собственной дочери.
- Рейчел в опасности, - напомнила Гэбриэл. - Она сообщает, что НАСА и Белый дом собираются...
Неожиданно снова зазвенел факс. Ассистентка замолчала и внимательно посмотрела на аппарат. Секстон тоже повернулся. Что еще может прислать ему Рейчел? Новые доказательства? Зачем? Здесь их и так достаточно!
Однако когда факс ответил на звонок, печатных материалов не оказалось. Аппарат, не зарегистрировав сигнала данных, переключился в режим автоответчика.
- Это офис сенатора Седжвика Секстона, - зазвучал записанный голос сенатора. - Если собираетесь послать факс, можете передавать в любое время. Если нет, оставьте сообщение на автоответчике.
Раздался сигнал записывающего устройства.
- Сенатор Секстон? - Голос говорившего звучал взволнованно. - Это Уильям Пикеринг, директор Национального разведывательного управления. Возможно, в это время суток вас нет в офисе, но мне нужно поговорить с вами немедленно.
Он замолчал, словно ожидая, что кто-нибудь снимет трубку.
Гэбриэл потянулась к аппарату. Секстон яростно схватил ее за руку. Она взглянула удивленно:
- Но это же директор...
- Сенатор, - продолжал Пикеринг, как будто обрадовавшись, что никто не ответил. - Боюсь, что должен сообщить очень неприятные известия. Только что я узнал, что ваша дочь в страшной опасности. Сейчас, в этот самый момент, мои люди пытаются ей помочь. Не могу по телефону обсуждать детали, но мне сообщили, что она послала вам данные относительно метеорита, обнаруженного НАСА. Я не видел этих бумаг и не знаю, что в них содержится, но люди, угрожающие мисс Секстон, предупредили меня, что если вы или кто-нибудь другой их опубликует, ваша дочь немедленно умрет. Мне тяжело говорить так откровенно, сэр. Но я делаю это ради ясности. Жизнь вашей дочери под угрозой. Если она действительно что-то вам переслала, ни с кем не разговаривайте об этом. Во всяком случае, пока. От этого зависит жизнь вашей дочери. Ничего не предпринимайте. Я скоро буду у вас. - Он помолчал. - Если все сложится удачно, дело прояснится к утру. Если вы получите сообщение еще до того, как я прибуду в ваш офис, ничего не предпринимайте и никому не звоните. Я делаю все, что в моих силах, чтобы вернуть вашу дочь домой невредимой.
Пикеринг отключился. Гэбриэл дрожала.
- Рейчел взяли заложницей?
Секстон понимал, что, несмотря на разочарование в нем самом, Гэбриэл остро переживала за его дочь, оказавшуюся в смертельной опасности. Но у самого сенатора возникли другие чувства, - как у ребенка, который получил самый желанный рождественский подарок и теперь упорно отказывается выпустить его из рук.
Пикеринг хочет, чтобы он молчал?
Какое-то время Секстон стоял, пытаясь сообразить, что все это может означать для него. В голове его начала работать машина - политический компьютер, отрабатывающий возможные сценарии и оценивающий выгоды. Он взглянул на стопку бумаг, которую держал в руках, завороженный разворачивающейся перед внутренним взором перспективой. Метеорит НАСА разбил его надежды на президентство. Но он оказался ложью. Просто фальшивкой. Сейчас тем, кто ее сфабриковал, придется платить. Метеорит, который они вытащили на свет, чтобы уничтожить его, сенатора Секстона, теперь может сделать его могущественным настолько, насколько это вообще возможно. Дочка позаботилась об этом. Сенатор решил, что в этой ситуации есть лишь один-единственный способ действий. Единственный путь, которым должен пойти истинный лидер.
Загипнотизированный сияющим видением собственного величия, Секстон, словно в тумане, пересек комнату. Подошел к копировальной машине и включил ее, готовясь снять копии с тех бумаг, которые прислала Рейчел.
- Что вы делаете? - озадаченно поинтересовалась Гэбриэл.
- Они не убьют Рейчел, - решительно заявил Секстон.
Сенатор полагал, что даже если с Рейчел произойдет что-то ужасное, это лишь укрепит его позиции. В любом случае выигрыш за ним. Риск вполне оправданный.
- Для кого эти копии? - уже с резкостью спросила ассистентка. - Пикеринг велел никому ничего не говорить!
Секстон отвернулся от ксерокса и взглянул на Гэбриэл, удивившись, насколько непривлекательной она вдруг показалась ему. В этот момент сенатор казался неприступной скалой. Все, что требовалось для осуществления его мечты, он держит в руках. Ничто не может его остановить. Никакие обвинения в коррупции. Никакие слухи о его сексуальных похождениях. Ничто на свете.
- Отправляйтесь домой, Гэбриэл, - приказал он. - Вы мне больше не нужны.

ГЛАВА 125

Все кончено, подумала Рейчел.
Они с Толландом сидели бок о бок на корме, и ствол пулемета смотрел прямо на них. Пикеринг узнал, куда Рейчел послала факс. В офис сенатора Седжвика Секстона.
Рейчел сомневалась, что отец получит сообщение, которое Пикеринг оставил на его автоответчике. Директор НРУ имеет все шансы появиться в офисе сенатора раньше, чем кто-нибудь туда придет, еще до начала рабочего дня. Если Пикеринг уничтожит полученный факс и сотрет запись своего сообщения раньше, чем появится Секстон, то необходимости вредить сенатору не возникнет. Пикеринг был, возможно, одним из тех немногих людей в Вашингтоне, кто мог без особого труда получить доступ в офис сенатора. Во имя национальной безопасности может совершаться и не такое.
Но если вдруг это осуществить не удастся, то директора НРУ не затруднит подлететь к окну офиса на вертолете и разбить аппарат факсимильной связи ударом ракеты "хеллфайер". Впрочем, что-то подсказывало Рейчел, что в этом необходимости не возникнет.
Сидя рядом с Толландом, девушка удивилась, обнаружив, что он нежно взял ее руку в свою. Пожатие было сильным, но теплым и мягким. Их пальцы переплелись настолько естественно, словно они держались за руки всю жизнь. Единственное, чего она хотела сейчас, - это быть в его объятиях, чтобы он укрыл ее наконец от рева бушующего вокруг ночного океана.
Но она понимала, что такого никогда не случится. Этому просто не суждено быть.
Майкл Толланд чувствовал себя человеком, обретшим счастье по дороге на виселицу.
Судьба смеялась над ним.
За годы, прошедшие со смерти Шейлы, Толланд пережил ночи, в которые он мечтал умереть, часы боли, отчаяния и одиночества, от которых можно было уйти, только обрубив все концы. И все же каждый раз он выбирал жизнь, убеждая себя, что способен справиться в одиночку. Но лишь сегодня он начал по-настоящему понимать то, что постоянно твердили ему друзья: "Майкл, ты не должен оставаться один. Ты обязательно найдешь новую любовь".
Рука Рейчел, лежавшая в его руке, лишь подчеркивала злую шутку рока. У судьбы собственные, жестокие порядки. Сейчас Толланд чувствовал, как с его сердца спадают те слои брони, которые наросли за это время. На какое-то мгновение он снова, как это случалось нередко, увидел Шейлу, смотревшую ему в глаза. Голос ее отдавался в бурлящей воде... он повторял те последние слова, которыми жена напутствовала его, уходя из жизни.
- Ты будешь жить, - шептала она. - Обещай, что обязательно найдешь новую любовь.
- Мне не нужна никакая другая любовь, - ответил Толланд. - Я не смогу никого больше полюбить.
Шейла улыбнулась грустно и мудро:
- Придется научиться.
Сейчас, на борту "Гойи", Толланд понял, что начал учиться. Поразительно, но в его душе внезапно расцвело удивительное чувство. Майкл понял, что это счастье.
А вместе со счастьем пришло непобедимое стремление отвергнуть смерть и продолжать жить.
Подходя к своим пленникам, Пикеринг ощущал себя странно спокойным. Он остановился перед Рейчел, удивленный, что все происходящее давит на него куда меньше, чем он предполагал.
- Иногда, - произнес он, - обстоятельства вынуждают принимать невозможные решения.
Рейчел твердо встретила его взгляд:
- Вы сами создали эти обстоятельства.
- Война, к сожалению, влечет за собой жертвы, - продолжал Пикеринг. - Если бы можно было спросить об этом Диану Пикеринг и всех других, кто каждый год погибает, защищая страну! И уж вы, мисс Секстон, должны это понимать лучше всех других. - Его глаза словно засасывали Рейчел в свои глубины. - Iactura paucourm serva multos.
Он видел, что она поняла сказанные на латыни слова. Они ведь стали почти афоризмом в кругах служащих национальной безопасности. "Жертвуй некоторыми ради спасения многих".
Подчиненная разглядывала его с откровенным презрением.
- И вот теперь Майкл и я - мы оказались среди ваших "нескольких"?
Пикеринг задумался. Других вариантов все равно не было. Он повернулся к Дельте-1:
- Освободи своего коллегу и закончи это дело. Дельта-1 кивнул.
Уильям Пикеринг в последний раз внимательно, словно прощаясь, посмотрел на Рейчел Секстон, а потом отошел к поручню и стал разглядывать бурное течение за бортом. Кое-что он все-таки предпочитал не видеть.
Дельта-1 уверенно приступил к делу. Он посмотрел на извивающегося от боли Дельту-2. Задача простая: закрыть крышку люка под его ногами, освободить его из тисков и уничтожить Рейчел Секстон и Майкла Толланда.
Однако тут же возникло препятствие в виде загруженной никак не помеченными рычагами, кнопками и переключателями приборной доски - именно здесь было сосредоточено управление подводным аппаратом, лебедкой и другими многочисленными приборами на палубе. Дельта-1 опасался нажать не ту кнопку и подвергнуть риску жизнь товарища, по ошибке сбросив его в воду.
Необходимо полностью исключить риск. Спешить ни в коем случае нельзя.
Он заставит Толланда освободить Дельту-2. А для подстраховки - чтобы тот не совершил что-нибудь непредусмотренное - использует средство, известное в его деле как "биологическое сопутствующее обстоятельство". Правило гласит: "Используй своих противников друг против друга".
Дельта-1 направил дуло пулемета в лицо Рейчел, держа в дюйме от ее лба. Она закрыла глаза. Дельта-1 не мог не заметить, как яростно сжался кулак Толланда.
- Встаньте, мисс Секстон, - скомандовал Дельта-1. Заложница подчинилась.
Приставив ствол к спине жертвы, боец заставил ее подойти к складной лестнице на противоположной стороне "Тритона", ведущей к верхнему люку спускаемого аппарата. Словно в кошмарном сне, она осторожно поднялась по хлипкой лесенке и остановилась на верхней ступеньке, не находя в себе сил ступить на висящий над пропастью аппарат.
- Встаньте на батискаф, - приказал Дельта-1, одновременно поворачиваясь к Толланду и направляя оружие ему в голову.
Перед Рейчел, глядя ей в глаза, мучился в клешнях "Тритона" Дельта-2. Она перевела взгляд на Майкла, сидящего под прицелом. Выбора нет.
Чувствуя себя так, словно подходит к краю пропасти, глубокого каньона, Рейчел наступила на кожух двигателя - маленькую плоскую площадку позади круглого люка аппарата. Батискаф висел над открытым отверстием в палубе, словно огромная, грозящая вот-вот оторваться капля. Но даже подвешенный на тросе лебедки, девятитонный шар не покачнулся от веса ступившей на него Рейчел. Лишь когда она несколько раз передвинула ноги, пытаясь найти максимально устойчивое положение, он сдвинулся на несколько дюймов в сторону.
- Ну, вставай, - скомандовал боевик Толланду. - Иди к панели управления и закрой люк.
Под дулом пулемета Толланд направился к рычагам. Подойдя к аппарату, он посмотрел в глаза Рейчел, словно хотел сказать что-то. Потом перевел взгляд на люк батискафа.
Рейчел тоже посмотрела. Люк перед ней был открыт, тяжелая круглая крышка откинута. Была видна рассчитанная лишь на одного человека кабина. Неужели он хочет, чтобы она залезла туда? Боясь ошибиться, Рейчел снова взглянула на Майкла. Он почти подошел к панели управления. Но снова пристально посмотрел ей в глаза. Прямо и твердо. Губы его шевельнулись.
- Прыгай внутрь! Быстро!
Дельта-1 краем глаза заметил движение Рейчел и инстинктивно развернулся, открыв огонь в тот самый момент, когда пленница исчезла в кабине. Пули просвистели над ней. Крышка люка, задетая пулями, выпустив дождь искр, резко захлопнулась.
Толланд, едва почувствовав, что оружие перестало прижиматься к его спине, сделал свой ход. Он рванулся влево, в сторону от люка, потом упал на палубу и покатился по ней - в тот момент, когда Дельта-1 начал палить по нему. Пули стучали по настилу за спиной, но не успевали настигнуть его... Майк уверенно продвигался по знакомой палубе к укрытию - огромной якорной катушке на корме. Увесистое моторизованное сооружение держало на себе несколько тысяч футов стального кабеля. В голове Толланда созрел четкий план. Действовать предстояло быстро. Как только Дельта-1 бросился к нему, Майкл выпрямился и двумя руками схватил якорный замок, потянув его вниз. Якорная катушка начала вращаться, выпуская кабель, и "Гойя" под ударом стремительного течения сдвинулась с места. Неожиданное движение заставило противника резко пошатнуться, теряя равновесие. По мере того как судно отходило все дальше по течению, якорная катушка вращалась быстрее.
- Ну давай, давай, детка! - подзадоривал ее Майкл. Дельта-1 восстановил потерянное равновесие и бросился к нему. В самый последний момент Толланд собрал все силы и дернул рычаг замка в обратном направлении, запирая катушку. Якорный кабель мгновенно натянулся до предела, резко останавливая судно и заставляя его вздрогнуть всем корпусом. Все на палубе полетело кувырком. Боец упал рядом с Толландом на колени. Пикеринг, не удержавшись за поручни, опрокинулся на спину. "Тритон" яростно закачался на своем тросе.
Внизу, под палубой, раздался страшный металлический скрежет, а потом напоминающий землетрясение раскатистый грохот. Не выдержав нагрузки, развалилась поврежденная опора. Правый угол кормы начал оседать под собственным весом. Судно закачалось, накренившись, словно огромный стол, внезапно потерявший одну из ножек. Грохот и скрежет металла стали невыносимыми.
Рейчел, в ужасе сидя внутри раскачивающейся над покосившейся палубой девятитонной батисферы, побелевшими от напряжения пальцами вцепилась в поручни, пытаясь удержаться и не разбиться о стенку. Сквозь окно она теперь хорошо видела бушующий внизу океан. А взглянув на палубу в надежде увидеть Толланда, внезапно стала свидетельницей стремительно разворачивающейся странной драмы.
В ярде от нее безумно кричал от боли зажатый в тисках и раскачивающийся, словно марионетка на веревочке, боец подразделения "Дельта". Прополз по палубе Уильям Пикеринг, ища, за что бы ухватиться. Возле якорной катушки пытался удержаться и не вывалиться за борт Толланд. Но самым страшным было то, что Дельта-1, не выпустивший из рук оружия, уже сумел встать и теперь разворачивался к Майклу. Не выдержав, Рейчел закричала: - Майк, осторожно!
Однако Дельту-1 занимал теперь вовсе не океанограф. Он смотрел на оставленный без управления вертолет. Лицо его выражало безмерный ужас: тяжелая боевая машина накренилась и начала медленно сползать по палубе корабля. Длинные металлические опоры играли ту же роль, что и лыжи на склоне горы. В этот момент Рейчел поняла, что вертолет движется прямо на "Тритона".
С трудом пробираясь по накренившейся палубе, Дельта-1 сумел приблизиться к вертолету и залезть в кабину. Он не мог позволить единственному средству передвижения упасть с палубы и утонуть в океане. Схватившись за рычаги управления, он попытался резко поднять тяжелую машину в воздух. Заработали лопасти винта. Но ужас! Вертолет продолжал скользить в направлении батискафа и на зажатого в его клешнях человека.
Он двигался параллельно наклонной палубе, а значит, в наклонном положении находились и лопасти. И когда машина все-таки оторвалась от палубы, она пошла не столько вверх, сколько вперед, приближаясь к "Тритону", словно гигантская циркулярная пила.
Дельта-1 тянул на себя рычаг, испытывая желание сбросить полтонны боеприпасов, тянущих его вниз. Лопасти едва не задели голову Дельты-2 и верхушку батискафа. Вертолет двигался уже слишком быстро. Пилоту не удалось отвести его в сторону.
Стальные лопасти винта, вращающиеся со скоростью триста оборотов в минуту, столкнулись с мощным, способным выдержать нагрузку в пятнадцать тонн многослойным стальным тросом. Ночь еще раз взорвалась страшным скрежетом металла о металл. Звук рождал образы эпических битв. Дельта-1 из кабины видел, как лопасти, словно гигантская газонокосилка, наткнувшаяся на кусок металла, начали рубить стальной кабель. Во все стороны полетели фонтаны стальных брызг. Винт не выдержал первым. Дельта-1 ощутил мощный удар - вертолет рухнул на палубу. Пилот попытался выровнять машину, но она не подчинилась, отказываясь подниматься вверх. Вертолет дважды с силой ударился о накренившуюся палубу, а потом пополз по наклонной, мимо батискафа, круша все на своем пути.
Дельта-1 надеялся, что мощные поручни борта выдержат, но он ошибся.
Через мгновение раздался треск. Тяжелый, мощно вооруженный вертолет, словно лыжник с горы, скатился с палубы и рухнул в бурное течение мегаплюма.
Рейчел, в ужасе вжавшись в кресло, сидела в тесном замкнутом пространстве "Тритона". Пока трос сопротивлялся лопастям вертолета, батискаф дико раскачивался, но она сумела удержаться на месте, несмотря на страшную, душившую ее дурноту. Чудом лопасти не повредили сам спускаемый аппарат, но трос, несомненно, очень пострадал. Единственное, о чем могла сейчас думать пленница, - это как можно быстрее выбраться наружу. Висящий в стальных тисках боец смотрел на нее через окно, почти теряя сознание от боли, потери крови и страшной качки. А чуть дальше Рейчел заметила Уильяма Пикеринга, намертво вцепившегося во что-то, чтобы не скатиться по наклонной поверхности палубы.
Где же Майкл? Его-то она как раз и не могла найти. Но не успела Рейчел испугаться за него, как навалилась новая опасность. Наверху, над ее головой, стальной кабель, удерживающий аппарат, жалобно запел, разделяясь на отдельные волокна. Еще через несколько секунд металл не выдержал и разорвался.
Рейчел испытала настоящее состояние невесомости: какое-то время она висела над сиденьем тесной кабины батискафа. Аппарат стремительно летел вниз. Палуба исчезла где-то над головой, стремительно проносились мимо узкие настилы нижнего уровня. Зажатый в клешнях боец побелел от ужаса, безумными глазами глядя вперед.
Падению, казалось, не будет конца.
Столкновение с поверхностью океана, оказавшееся очень сильным, вжало пленницу в сиденье. Наиболее болезненно отреагировал на удар позвоночник. Перед окном поднялся фонтан брызг. Батискаф остановился под водой, а потом начал медленно подниматься на поверхность, покачиваясь, словно пробка.
Акулы словно только и ждали этого момента. Застыв от ужаса, Рейчел наблюдала разворачивающуюся в нескольких футах от нее страшную картину.

* * *

Дельта-2 почувствовал, как с силой врезалась в него мощная голова акулы. Острые словно бритва зубы сомкнулись на руке, выше локтя, моментально достав до кости. Мир взорвался огнем безумной боли: акула дернулась и резко повела головой, отрывая руку от тела. Подоспели и другие. Множество ножей впилось в ноги, в туловище, в шею. Дельта-2 не имел сил даже закричать от боли, пока хищники яростно рвали его на куски. Последним, что он увидел, была огромная пасть с невероятным количеством зубов, стремительно приближающаяся к его лицу. Мир померк.
Стук твердых акульих голов об обшивку спускаемого аппарата, гулко отдававшийся внутри, внезапно прекратился. Рейчел открыла глаза. Тела в воде не было, лишь кроваво-красная вода плескалась, разбиваясь об окно. Почти теряя сознание, Рейчел отчаянно старалась не сойти с ума. Сжавшись на сиденье, подтянув колени к груди, она не двигалась и почти не дышала. Казалось, батискаф движется. Он поддавался силе течения, уходя вдоль корпуса судна. Но в то же время он явственно двигался и в другом направлении. Вниз.
За обшивкой ясно слышалось бульканье воды, наполнявшей балластные емкости. Звук становился все громче. А океан, казалось, медленно поглощал металлический поплавок. Уровень воды перед глазами становился все выше. Она тонула!



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.