read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



темную пропасть, потом выговорила пересохшими губами:
- Сенатора Брэндера.
- Сенатора Брэндера! - повторил пораженный Лестер; меньше всего он
ожидал услышать такое громкое имя. - Как ты с ним познакомилась?
- Мы с мамой на него стирали, - просто ответила Дженни.
Лестер замолчал: прямота ее ответов отрезвила его, и гнев его утих.
"Ребенок сенатора Брэндера!" - думалось ему. Стало быть, знаменитый
поборник интересов простого народа соблазнил дочь прачки. Вот типичная
трагедия из жизни бедняков.
- Давно это случилось? - хмуро спросил Лестер, сдвинув брови.
- Уже почти шесть лет прошло, - ответила Дженни.
Лестер мысленно прикинул, сколько времени они знакомы, потом спросил:
- Сколько лет ребенку?
- Ей пошел шестой год.
Лестер кивнул. Стараясь сосредоточиться, он говорил теперь более
властным тоном, но без прежнего озлобления.
- Где же она была все это время?
- Жила дома, у наших, до прошлой весны, а когда ты ездил в Цинциннати,
я привезла ее сюда.
- И она жила с вами, когда я приезжал в Кливленд?
- Да, - ответила Дженни, - только я следила, чтоб она не попадалась
тебе на глаза.
- Я думал, что ты сказала своим, что мы поженились! - воскликнул
Лестер, не понимая, каким образом родные Дженни примирились с
существованием этого ребенка.
- Я им так и сказала, - ответила Дженни, - но я не хотела говорить тебе
про дочку. А мои все время думали, что я вот-вот расскажу тебе.
- Почему же ты не рассказала?
- Потому что я боялась.
- Чего?
- Я ведь не знала, что со мной будет, когда уехала с тобой, Лестер. Мне
так хотелось уберечь мою девочку, ничем ей не повредить. Потом мне было
стыдно; а когда ты сказал, что не любишь детей, я испугалась.
- Испугалась, что я брошу тебя?
- Да.
Лестер помолчал; Дженни отвечала так прямо и просто, что его
первоначальное подозрение, будто она сознательно лицемерила и обманывала
его, отчасти рассеялось. В конце концов всему виной несчастное стечение
обстоятельств, малодушие Дженни и нравы ее семьи. Ну и семейка, должно
быть! Только нелепые и безнравственные люди могли терпеть такое положение
вещей!
- Разве ты не понимала, что в конце концов все должно выйти наружу? -
спросил он наконец. - Не могла же ты думать, что вот так и вырастишь ее.
Почему ты сразу не сказала мне правду? Тогда я отнесся бы к этому очень
спокойно.
- Знаю, - сказала Дженни. - Но я хотела сделать лучше для нее.
- Где она теперь?
Дженни объяснила.
Вопросы Лестера так не вязались с его тоном и выражением лица, что
Дженни совсем растерялась. Она еще раз попробовала все объяснить, однако
Лестер уразумел только одно: Дженни сделала глупость, но она отнюдь не
хитрила, - это было так явно, что, будь Лестер в другом положении, он от
души пожалел бы ее. Но теперь мысль о Брэндере не выходила у него из
головы, и он снова вернулся к этому.
- Так ты говоришь, твоя мать стирала на него. Как же случилось, что ты
с ним сошлась?
Дженни до сих пор терпеливо переносила мучительный допрос, но тут она
вздрогнула, как от удара. Лестер задел незажившее воспоминание о самой
горькой и трудной поре ее жизни. Его последний вопрос, как видно, требовал
полной откровенности.
- Я ведь была еще девчонка, Лестер, - печально сказала она. - Мне было
только восемнадцать лет. Я ничего не знала. Я ходила к нему в отель и
брала у него белье в стирку, а потом относила.
Она умолкла, но, видя, что он пододвинул стул и уселся с явным
намерением выслушать длинный и подробный рассказ, она снова заговорила.
- Мы так нуждались тогда. Он часто давал мне деньги для мамы. Я не
знала...
Она опять умолкла; Лестер, видя, что она не в силах связно обо всем
рассказать, снова начал задавать ей вопросы, и постепенно невеселая
история стала ему ясна. Брэндер собирался жениться на ней. Он писал ей,
должен был вызвать ее к себе, но не успел: помешала внезапная смерть.
Исповедь была окончена. Долгих пять минут прошло в молчании; Лестер,
опершись на камин, смотрел в одну точку, а Дженни ждала, не зная, что
будет дальше, и не пытаясь сказать хоть слово в свою защиту. Громко тикали
часы. На застывшем лице Лестера нельзя было прочесть ни его чувств, ни
мыслей. Теперь он был совершенно спокоен и невозмутим и обдумывал, как
поступить дальше. Дженни стояла перед ним, точно преступница на суде, Он -
воплощенная праведность, нравственность, чистота сердечная - занимал место
судьи. Итак, надо вынести приговор, решить ее дальнейшую судьбу.
Что и говорить, скверное дело - грязная история, в которой не годится
быть замешанным человеку с положением и богатством Лестера. Этот ребенок
делает его отношения с Дженни просто невозможными... И все же Лестер еще
не мог ничего сказать. Часы на камине звонко пробили три; Лестер обернулся
и вспомнил о Дженни, - бледная, растерянная, она все еще неподвижно стояла
перед ним.
- Иди ложись, - вымолвил он наконец и снова задумался над своей
нелегкой задачей.
Но Дженни не тронулась с места; она стояла и смотрела на него широко
раскрытыми остановившимися глазами, готовая каждую минуту услышать
приговор. Но она ждала напрасно. После долгих размышлений Лестер встал и
пошел к вешалке.
- Иди ложись, - повторил он холодно. - Я ухожу.
Дженни невольно шагнула к нему, - даже в эту страшную минуту ей
хотелось быть чем-нибудь ему полезной, - но Лестер не заметил ее движения.
Он вышел, не удостоив ее больше ни словом.
Она смотрела ему вслед и слушала его удаляющиеся шаги на лестнице с
таким чувством, словно ей вынесен смертный приговор и уже раздается
похоронный звон над могилой. Что же она наделала? И что сделает теперь
Лестер? Глубокое отчаяние овладело ею, и, когда внизу хлопнула дверь, она
в тоске и безнадежности заломила руки.
"Ушел! - подумала она. - Ушел!"
В окнах забрезжил поздний рассвет, а Дженни все сидела и предавалась
горьким мыслям; ее положение было слишком серьезно, чтобы она могла дать
волю слезам.



30
Угрюмый, всегда так логично рассуждавший Лестер на самом деле был
далеко не уверен в том, что ему предпринять. Он сильно расстроился, однако
не мог бы точно определить, что его возмущает. Разумеется, существование
ребенка значительно осложняло дело. К чему это живое свидетельство былых
прегрешений Дженни? Впрочем, Лестер тут же признал, что, если бы
действительно захотел, давно мог бы выведать у Дженни все ее прошлое. Она,
конечно, не стала бы лгать. Он мог спросить ее в самом начале. Он этого не
сделал, а теперь слишком поздно. Ясно одно: о том, чтобы жениться на
Дженни, нечего и думать. При его положении в обществе это исключено.
Лучший выход - обеспечить Дженни материально и расстаться с ней. Когда он
ехал к себе в отель, решение это было принято, хотя он и не собирался
осуществлять его немедленно.
В подобного рода случаях куда легче рассуждать, чем действовать. Время
укрепляет наши привычки, желания и чувства, а Дженни была для Лестера не
только привычкой. За четыре года непрерывного общения он так хорошо узнал
ее и себя, что не видел возможности расстаться с ней легко и быстро. Это
было бы слишком больно. Он мог допускать такую мысль днем, в сутолоке
своей конторы, но не по вечерам, когда оставался один. Он открыл в себе
способность тосковать, и это смущало его.
Тревожили его в эти дни и рассуждения Дженни, будто совместная жизнь с
ним и с матерью могла бы повредить Весте. Как она до этого додумалась?
Ведь он занимает куда более завидное общественное положение, чем она. Но
потом он отчасти понял ее точку зрения. Дженни в то время не знала, кто он
и какую судьбу он ей готовит. Он мог очень скоро бросить ее. В предвидении
этого она хотела оградить своего ребенка от опасности. Это не так уж
плохо. И еще ему хотелось узнать, как выглядит эта девочка. Дочь сенатора
Брэндера - это могло быть интересно. Он был блестящим человеком, а Дженни
- прелестная женщина. Эта мысль вызвала в Лестере и раздражение и
любопытство. То ему казалось, что нужно вернуться к Дженни и увидеть
девочку - это в конце концов его право! - то он колебался, вспоминая, как
принял известие о ее существовании. Он снова уверял себя, что нужно
поставить точку, и этот внутренний спор длился до бесконечности.
На самом деле он был не в силах расстаться с Дженни. За эти годы она
стала ему необходима. Был ли у него когда-нибудь такой близкий человек?
Мать любит его, но в этой любви преобладает честолюбие. Отец - что ж, отец
мужчина, как и он сам. Сестрам не до него, у каждой своя жизнь; Роберт
всегда был ему чужим. С Дженни он впервые узнал, что такое настоящее
счастье, настоящая близость. Она нужна ему - с каждым часом, проведенным
вдали от нее, он все сильнее ощущал это. Наконец он решил поговорить с нею
начистоту и найти какой-нибудь выход. Пусть возьмет дочку к себе и
заботится о ней. Дженни должна понять, что рано или поздно он уйдет от



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.