read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



допустили? Сейчас придется сделать компресс... А ну, покажите ноги!

Разувшись и подтянув штанины, Шабанов поставил пятки на соседний стул и
принялся разматывать бинт. Доктор увидел лодыжки, покачал головой.

- У вас еще и ожог! А это откуда?

- Тоже от катапульты, - сдержанно сказал Герман.

- Да что же это такое - катапульта?! Вы же изуродовали себя!

- Сам виноват, ботинки не зашнуровал... Пулевые ранения доктор осмотрел
молча, так же быстро и вынес вердикт:

- Нужна срочная госпитализация! Собирайтесь! Шабанов откинулся на спинку
стула, сказал определенно:

- В госпиталь не поеду! Лечите здесь.

- То есть как - не поеду? Вам необходимо очень серьезное и долгое лечение,
под постоянным наблюдением, - он достал из саквояжа аэрозольный баллончик,
опылил раны и ожоги на ногах. - Одевайтесь!

"А ху-ху, не хо-хо, доктор? - усмехнулся про себя Шабанов. - Может,
поговорим о молекулярной оптике?"

Но вслух сказал:

- Если можете помочь - помогайте здесь.

- В этих условиях? - возмутился Иван Ильич. - Без специального оборудования
и препаратов?.. Даже извлечь пулю нечем! Впрочем, и в лазарете нечем... Я
никогда не видел пулевых ранений... Мне сообщили, обыкновенное воспаление
среднего уха. Я практически ничего не взял с собой!

- Кто сообщил?

- Лев Алексеевич!.. А его! - он сделал страшные глаза, словно сообщал
великую тайну. - А его просила сама Агнесса!.. Что я отвечу им? Бросил вас
с таким тяжелым заболеванием?

- Спасибо за заботу, Иван Ильич. - Шабанов натянул ботинки. - Мой поклон
Льву Алексеевичу... ну и вашей Агнессе. Я остаюсь.

Он сломался, стал растерянным и беспомощным, чем опять пробудил сомнения.

- Хорошо... Ваша воля... Попробую доставить сюда кое-что... А сейчас могу
сделать лишь согревающий компресс... Право же, ничего с собой нет!

- Компресс так компресс, - согласился Герман. - Если он поможет...

Доктор вынул листок промасленной бумаги, положил на нее большой клок ваты,
обильно смочил ее спиртом, затем покрыл серой, марлевой салфеткой и
пленкой; делал все со старанием, любовью, и Шабанов непроизвольно пришел к
мысли, что он скорее всего даже не врач - фельдшер, и ничего, кроме
компрессов да лечения насморка, не может.

- Послушайте, Иван Ильич... Может, мне и внутрь принять? - Герман кивнул на
спирт. - В честь праздника!

- Внутрь? - испугался тот. - Это же спирт!

- Самый чистый напиток! К тому же, если медицинский...

- У вас бред, молодой человек! - умоляюще проговорил доктор. - Не знаю,
удастся ли мне вылечить вас в таких условиях? Если бы вы согласились на
госпитализацию!..

Наконец он приляпал изготовленный бутерброд к уху, привязал полотенцем.

- Посидите немного, - предупредил. - Через минуту начнет греть.

Пока он собирал и укладывал в саквояж свои причиндалы, Герман почувствовал,
как затихает головная боль и волна легкого, приятного жара катится от уха к
горлу и темечку.

И в следующий миг понял, что теряет сознание! Дернулся за НАЗом, и вроде бы
ухватил ее, поднял на колени, но пузырящийся огонь лавой хлынул вниз и
обездвижил тело...

То, что он находится в операционной, или в палате реанимации, Шабанов
определил сразу, по стенам и потолку, выложенными белой плиткой, и все-таки
спросил:

- Где я?..

И лишь потом обнаружил, что лежит на кровати, стоящей посреди комнаты,
совершенно голый и даже ничем не накрытый. В ухе еще чувствовалась
болезненная пробка, но при этом он слышал свой голос, шорох и скрип постели
под собой. Ощущения его были такими, словно он только что катапультировался
и сейчас благополучно приземлился, вернее, завис на деревьях: все
окружающее плыло, мягко качалось, но была уверенность благополучного
исхода. Земля рядом, он жив, и пока еще не так важно, куда упал...

Шабанов оперся руками и сел. Ожоги на лодыжках практически зажили, краснела
молодая кожа, и пулевые раны в икроножных мышцах затянулись, оставив
неглубокие, сморщенные ямки.

- Сколько же я тут лежал? - спросил он, озираясь.

В комнате окон не было, прямо от ног на стене виделся прямоугольник двери
и, на что он сразу же обратил внимание, - никакого медицинского
оборудования, никаких приборов, обычных для операционной, нет даже ламп или
светильников, просто голая, стерильно чистая палата, и не понятно, почему в
ней так светло.

И тепло...

Сознание было совершенно ясным, без всяких провалов памяти. Герман отлично
помнил, что произошло до того, как доктор привязал к его уху коварный,
наркотический или наркозный компресс. Все, до мельчайших подробностей!
Значит, с ума его не свели, а этот Иван Ильич против воли его усыпил и
переправил в госпиталь.

Он еще раз осмотрел стены, потолок и сделал вывод, что находится в какой-то
районной больнице: плитка мелкая, старая, положена неровно, бурый плитчатый
пол хоть и чист, однако же вышаркан от двери к кровати, и сама кровать,
грубовато покрашенная белой краской, узкая и старенькая, а постель под ним,
то есть подушка и простыня, покрыты целлофаном, клетчатым, армированным,
который используют для теплиц. Но пахнет отчего-то не больницей, а летним
лугом, когда скошенная утром трава подвялится на жарком солнце и к вечеру
начинает источать запах нектара. Этим духом заполняется все пространство,
воздух, сама земля и даже вода в реке Пожне напитывается сладковатым,
вездесущим ароматом, и с сумеречной прохладой, вместе с выпадающей росой
все это усиливается, пахнет до головокружения, и лишь к утру медовые
испарения тяжелеют, иногда становятся приторными и, наконец, выпадают на
листья деревьев, на траву, и даже на случайно оставленную материну косынку
липкой, сладкой падью.

В этом одиночном, стерильном боксе запах пади источался откуда-то вместе со
светом...

В следующий момент он напрочь отмел предположение, что это операционная. И
даже не реанимация: в изголовье стоял старенький, какой-то столовский,
железно-деревянный стул и на нем одежда - его высотный комбез, свитер,
майка, трусы с носками, ботинки и самое потрясающее - пистолет-пулемет
"Бизон" висит на спинке. Шабанов вскочил, разгреб одежду...

"Малямбы" на стуле не было!

- Звезда прилетела! - сказал он и сел на кровать.

Колечко на пальце, разумеется, тоже отсутствовало, как и часы на руке, и
офицерский медальон на шее.

Перехитрили, сволочи, не хватило змеиной натуры, чтобы их обдурить.
Понадеялся на свои силы, на гены, унаследованные от бати или бабушки -
теперь расхлебывай кашу! Ведь и пистолет повесили, наверняка прежде
разрядив магазин! Как издевку, мол, давай, парень, попробуй, даем тебе
шанс...



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.