read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



помощника капитана, судоводителя, прошедшего три ступени
штурманской лестницы. Следующая ступенька - старпом, а затем
- высшая на судне - капитан, хозяин судна, или, как зовут
капитанов дальнего плавания - мастер.
Мне "собачьи" вахты довелось стоять с интереснейшим
человеком. Анатолий Андреевич, а для бывалых матросов, если вне
службы - просто Андреич, был опытным специалистом и хорошим
собеседником. Много знал интересного. Умел рассказывать, не
заливая, и слушать, не перебивая. Как всякий полный человек, он
отличался доброй душой и спокойным нравом. Было в нем что-то от
Карлсона, частенько в разговорах прорывались мальчишеские нотки
восхищения чем-либо. За словом в карман никогда не лез, четко
реагировал на шаржевые намеки в отношении своей личности и сам
мог разыграть товарища, если это, конечно, не касалось службы.
В экипаже его уважали и любили. Неугомонный кок-пекарь Саша
Матин при встрече с ним не упускал случая подтрунить:
- Андреич, я все хотел спросить...
- Чего?
- Каюту второго, что, правда, собираются оборудовать в
первой надстройке?
- Не понял. Из каких соображений?
- Ну, тебе, наверное, тяжело спускаться вниз, переходить
из одной надстройки в другую, подниматься в рубку... с таким
животом-то?..
Добродушная улыбка (могла сопровождаться дружеским, но
хлестким щелчком в Санькин лоб):
- У настоящего мужчины это все - грудь. А что у тебя?
Тоже мне - кок: что сзади, то и спереди. Как тошнотик. Уж
повару-то стыдно таким хилым быть. Люди скажут: готовит плохо,
если сам не ест.
С этими словами Андреич идет дальше, а Саша вслед пытается
что-то сказать про свою конституцию. Получается, что
подковырнул и сам же оправдывается.
Вообще-то над Андреичем подтрунивали редко, в основном, по
причине его полноты. Сам он не против был поддержать шутку,
если она беззлобна. Но не допускал шуток, связанных со службой.
Но однажды его достали. Рассказывают (сам он об этом никогда не
рассказывал), как он отплатил пьянице-капитану, под началом
которого он, тогда салаженок, юный штурманец, начинал свою
морскую карьеру на одном из старых, еще твердого топлива,
пароходов.
Тот капитан был из шкиперов, учился на курсах, затем
война, штурманил на вспомогательных судах, потом - еще курсы,
и вот - капитан малого плавания. Больше всего он не любил
грамотных специалистов и всем поведением старался показать свое
превосходство над ними. Доходило до унижения. Многие терпели:
не век же с ним плавать, зачем себе характеристику портить?
Андреич тоже все сносил молча. Известно: ты - начальник, я -
дурак... Капитана же трезвым видели исключительно редко.
Причем, трезвый он был зол, придирчив к каждой мелочи. Грубо
иронизировал на правильные действия. Одна такая ирония обошлась
ему не дешево. В ответ на краткий доклад штурмана, где судно
находится, что предпринималось в связи с тем-то и тем-то,
капитан издевательски заскоморошничал:
- Ах, как правильно вы сделали, как точно
соориентировались. Какая смекалка!.. Какое тонкое морское
чутье!!. Да это впору занести в судовой журнал...
Известно, что в судовой журнал заносятся толлько самые
важные события. Естественно, Андреич не записал в журнал, что,
изгаляясь, рекомендовал
капитан. Но зато записал: "Сегодня капитан вышел на мостик
трезвый". Для капитана, которого уже давно готовились списывать
с судна за профессиональную непригодность, это было последней
каплей, ускорившей его переход на береговую работу.
Помню, заступили мы на вахту с началом первого апреля.
Никто из нас не вспомнил, что этот день - день шуток и обмана.
А нам по вахте помимо обычного передали по просьбе
электромеханика собрать по каютам все вентиляторы к нему в
каюту, чтобы он с утра мог распределить их между электриками
для приведения в исправное состояние. Ничего удивительного в
этом не было - 90 процентов вентиляторов требовали ремонта, а
мы уже вторые сутки шли в тропических широтах, в каютах было
ужасно душно.
Когда мы с напарником благополучно перетащили все
вентиляторы в каюту электромеханика и вернулись на мостик,
Андреич сказал:
- Теперь наверняка отремонтируют. Хорошо мужики
придумали: вроде первоапрельская шутка, а на самом деле - для
пользы экипажа. Сделаем вид, что мы не догадались о шутке,
поймались на удочку. Честно выполнили, что нам передали по
вахте.
Нам на это оставалось только удивленно переглянуться. Мы
даже и не подумали, что нас "купили" с первым апреля. А Андреич
понял, но не подал и виду.
... В океане хорошо и спокойно даже когда штормит, а в
тихую пого- ду - благодать. Можно уделить время легкому
трепу. При Андреиче запрещались байки про женскую неверность,
про измену и прочие интимные недоразумения. Это скверно
сказывалось на настроении. Сам он был примером хорошего
семьянина, любящего мужа и отца. Жена была подстать мужу.
Моряки любовались этой парой. Супруги были даже похожи друг на
друга. Это бывает от любви и привязанности друг к другу -
полагали они. Наверное, это было правдой.
В ходу были веселые истории, происходившие с рассказчиком
или с кем из его знакомых, как правило, приукрашенные или даже
выдуманные на три четверти. Рассказывались интересные случаи из
морской жизни, о старых моряках. Как-то заговорили о прозвищах.
Прозвища были на судне не у каждого, но если они имелись,
то были точны и являлись как бы второй фамилией, заменяли ее.
На прозвища никто не обижался, так как оскорбительных прозвищ
не было. К хорошим людям плохие клички не приставали. А
прозвища были самые разные: Дундич - от фамилии Дудинов;
Енгибаров - похож на знаменитого клоуна; Беззубый - всего
одного зуба не было, но уж очень долго собирался он его
вставить, да все не получалось, все было недосуг; Намек - по
поговорке "понял намек, приду", - и другие прозвища.
Мой напарник Женя Мамаев (или Мамай) очень интересовался
"откуда есть пошла", как он любил выражаться, та или иная
кличка.
- А кто мне скажет, почему Витю Шапина иногда, я слышал,
Ревизором называют? Он что, проверял что-нибудь? Или как?
- Или как. Ты же должен помнить. Три года тому назад.
Стояли в Ростоке, в Германии, под разгрузкой. Я был на вахте.
Уже начало темнеть, когда синоптики сообщили, что ожидается
сильный ветер, поэтому краны прекратили работу, а капитан,
чтобы не простаивать, распорядился продолжать разгрузку
судовыми стрелами. Их же было нужно настраивать, а матросы часа
два как закончили работу и отдыхали, часть их была в
увольнении, на берегу. Понятно, такую весть до отдыхающих
довести - весьма неприятная штука. Поэтому, заходя в каюты, я
начинал словами гоголевского городничего: "Господа! Я пришел
сообщить вам пренеприятное известие. К нам едет ревизор". Потом
уж излагал суть дела: необходимо в связи с усилением ветра
завести стрелы, настроить их, подготовить к работе... Все с
неудовольствием, но все же без ругани выслушивали это,
переодевались и выходили к трюмам. Вышел и Витя. Но он
спросонья (а поспать он любил) не совсем понял, зачем едет к
нам ревизор, и почему для этого мы должны настраивать грузовые
стрелы. Он у всех спрашивал, когда он приедет, надолго ли и
ворчал: "Не фига делать этим ревизорам... Ходили бы днем, а то
нет - после
работы. Гады..." Сначала никто не врубался, что он там про
какого-то ревизора бормочет, а когда поняли, долго не умолкал
веселый смех. Затем потешаться перестали, но прозвище "Ревизор"
так и осталось.
- А я вот что-то не слышал обидных кликух.
- Ну, как же, есть и такие, только ими называют человека
за глаза, чтоб не обиделся: "Зажигалка", например, "Клоп",
"Гнилая скула". Когда я был на "Кисловодске", тогда там и была
"Гнилая скула". Я не помню, как его звали, но сам по себе это
был неприятный тип, не потому, что зубы гнили, а какой-то весь
с ужимками, улыбается, а в глазах - злость. Все считали, что
он связан с оперативником из КГБ, короче - стукач. С ним никто
не дружил. Вот и кличка - "Гнилая скула". За одну и ту же
примету разных людей по-разному назовут: один рыжий будет
"Ванька рыжий", другой - "Рыжик", а третий - "Ржавый гвоздь".
Морской соленый треп продолжался и в судовой столовой, где
собирались после вахты в пятом часу утра (чтобы не вставать
ради завтрака в восемь) вся "собачья" вахта: и палуба, и
машина. Тут уж было и про "рогалей" и "духов", и воспоминания о



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.