read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



- Здравствуйте, - тихо проговорила она, глубоко и часто дыша, отчего ее
худенькие плечи чуть заметно поднимались.
- Здравствуйте, - Антон оставил в сторону тяжелое ружье.
Она была в легком ситцевом платье без рукавов, и первое что тогда поразило
Антона - ее золотистый загар.
"Надо же в мае так загореть", - только и успел подумать он, вставая.
- А баба Настя дома? - спросила она.
Ее лицо, глаза, волосы, губы и плечи, легкая походка, тонкие руки и маленькие
холмики грудей под цветастым ситцем - все было одинаково очаровательно, молодо,
свежо и гармонично этой самой гармонией, явление которой мы называем
национальной красотой. В данном случае это была русская красота во всей своей
полноте и притягательности.
Раньше Антон никогда не встречал эту девушку среди местных. И тем не менее
городской быть она не могла, - деревенским был ее протяжный выговор и весь облик
выдавал деревенское происхождение.
Но красота! Удивительная, тонкая, полнокровная - она так поразила Антона, что он
стоял, не отвечая, стоял, глядя на нее, забыв начисто все.
- Так что, дома баба Настя? - ее губы растянулись в застенчивой улыбке.
- Нет... нет... - пробормотал Антон, стряхивая оцепенение и добавил, пряча
испачканные ружейной гарью руки за спину, - ее нет сейчас. Она куда-то вышла. А
вы, вы проходите, пожалуйста.
Но девушка, не переставая улыбаться, повела плечом:
- Да нет уж. Я вот молока принесла, как баба Настя просила. Она вчера-от
заходила к нам по молоко.
- К вам? - переспросил Антон, чувствуя, что начинает густо и бе-знадежно
краснеть.
- Ага, - кивнула девушка, ставя молоко на стол, - заходила по молоко. Теперь-от
я вам буду носить, аль Кешка.
- А это... это, - смотрел Антон на крынку.
- Это утрешнее. Тетя Марья подояла и у погреб. У погребе стояло.
Она быстро провела освободившейся рукой по лбу, тряхнула головой и за плечами
качнулась толстая русая коса.
- Так что же, - проговорил он уже более спокойно, - баба Настя платила вам?
- Еще вчерась, - улыбнулась девушка, - уплотила за месяц вперед.
- Это хорошо. Так, значит, вы у тетки Марьи живете?
- Ага.
- А я вас на деревне никогда не замечал.
Она улыбнулась шире, обнажив ровные крепкие зубы:
- Конечно. Я ж с Ракитина.
- Из Ракитино?
- Ага. Папаня с братом у городе баню строить нанялися, маманя к Оленьке в Торжок
подалась, а мы с Кешкой - к тете Марье.
- Значит, вы ей родня?
- Родня, а как же. Племянники мы ей.
- Это хорошо, - проговорил Антон и замолчал, не зная как продолжить разговор.
Девушка взялась за ручку двери, толкнула, обернувшись произнесла:
- Ну, пошла я. Досвиданья вам.
- Аааа... - растерянно протянул он, не в силах оторвать взгляда от ее лица. - А
как вас зовут?
- Таня, - ответила она, снова отводя рукой со лба русую прядь.
- А меня Антон, - сказал он и замялся, видя что она по-прежнему молчит и
улыбается, опустив ресницы.
- Ну я пошла, - повернулась она и шагнула за дверь.
Так в жизни Антона появилась Таня. Таня. Танечка. Танюша.
Они встречались в березовой роще, бежали, взявшись за руки к запруде, где,
раздвинув камыши, торчал киль голубой отцовской лодки.
Антон за цепь подтягивал ее к берегу, подсаживал Таню, прыгал сам и отталкивался
веслом от илистого берега.
Они плыли.
Пруд перетекал в неширокую реку, Антон греб так, как всегда гребется по течению
- легко, свободно. Таня сидела напротив, крепко держась за борта и глядя на
Антона своими карими глазами.
Вскоре река расширялась, обрастая по берегам ивняком и камышами, течение
становилось медленнее, Антон бросал весла и, сложив руки на коленях, молча
смотрел на Таню.
Она была прекрасна, эта стройная загорелая девушка, любящая его и любимая им.
А как прекрасна была их любовь - это чудо, расцветшее дивным живым садом в двух
юных сердцах!
Как прекрасны были вечера с полосами тумана вдоль речных берегов, и речная тишь,
и чистое вечернее небо и далекий лай деревенских собак.
Антон причаливал к знакомому камню, они выбирались на берег и под раскидистыми
ивами, чьи гибкие ветви так верно хранят вечернюю прохладу, он целовал Таню в
мягкие податливые губы.
Кругом было тихо, окутанная туманом река неслышно несла себя к Волге, плескаясь
доверчивой рыбой.
А губы любимой были горячими, нежными, желанными, ее руки дрожали, на шее билась
крохотная жилка.
Антон целовал истово, жадно, а она вздрагивала, опустив ему на плечи покорные
руки. Потом он подхватывал ее и нес в поле по русому, золотому, как и ее коса,
жнивью, она прижималась к нему и безмолвствовала, чуть дыша
Посередине поля стоял огромный стог сена, наплывающий на них как могучий
корабль. Это был ковчег их любви, уносящий от всего земного, поднимающий к
розовому вечернему небу, к искрам первых звезд.
Здесь на душистом сене они любили друг друга - юные, страстные, искренние в
своем первом чувстве...
Что может быть прекраснее первой любви? О каком другом чувстве можно писать так
много и подробно и, в то же время, не сказать ничего? Неподвластно оно перу,
бумаге и расчетливому писательскому уму, не держится в ровных типографских
строчках, не живет в толстых пропылившихся томах.
Так где же оно?
В глазах, в лицах, смотрящих друг на друга, в руках, сплетенных и не могущих
разъединиться, в сердцах, бьющихся в едином порыве.
Как они любили!
Антон с трудом встал с покосившейся лавочки, оперся ладонями о стол.
Тогда они лежали рядом, глядя в бескрайнее ночное небо, ее рука была мягкой и
спокойной, щека горячей, глаза влажно блестели в темноте.
- Антош, а что это за звездочка?
Ее голос звучал тихо, от близких губ шло горячее дыхание.
- Где?
- А воон там, у ковшика, самая яркая.
- Это Полярная звезда.
- Полярная?
- Да.
Помолчав, она продолжала:
- Полярная... это значит чьего-то поля, так?
Антон улыбнулся:
- Ну, как тебе сказать. Если небо - это поле, то это - главная его звезда.
Она вздохнула.
- Да...
- Что?
- Как у Господа все на местах-то...
Антон обнял ее, прижался губами к щеке и вдруг почувствовал солоноватый привкус
слез.
- Что с тобой, Танюша?
- Да ничего... - улыбнулась она, неловко обнимая его за шею и притягивая к себе,
- это я так... от радости...
И добавила горячим шепотом:
- Люблю я тебя, соколик мой, больше жизни...
Антон взял ее лицо в свои ладони и стал покрывать поцелуями.
- Таня. Милая, добрая Таня...
Он тряхнул головой, словно пытаясь вместе с хмелем стряхнуть эти живые,
мучительно родные картины юности.
Тогда, лежа в душистом сене, они не знали, что случится через неделю. Два юных
влюбленных существа. Судьба безжалостно разъединила их, убив Татьяну молнией...
Хоронили ее всей деревней.
В переполненной сельской церкви пахло ладаном, свечами и деревенской толпой.
Низенький седобородый отец Никодим неспешно помахивал кадилом и звук брякающей
цепочки странно переплетался с пением немногочисленного хора.
Антон стоял за родственниками погибшей, неотрывно глядя в родное лицо, пугающее
отрешенным спокойствием. Она лежала в просторном гробу, обтянутом черным
коленкором, в синем некрасивом платье, с белым расписным венчиком на лбу. Четыре
тоненькие свечки горели на углах гроба. Хор пел "вечную память"...
Левая рука ее была зеленовато-синей. Молния ударила в плечо...
Антон бросил пустую бутылку в кусты, убрал бокал, крест и письмо в шкатулку и
подхватив ее, нетвердым шагом двинулся к поваленному забору.
"Как странно, Господи, - думал он, - вместе с этой девушкой погибла моя юность.
Она кончилась тут же, кончился этот лесной рай, золотая нитка. Но почему? Почему
так безжалостна судьба? Почему только развалины встречают нас, когда мы
возвращаемся в прошлое? Почему слезы, холодные слезы текут по щекам, застилая
глаза? Почему только горечь и боль пробуждаются в сердце?" Он шагнул через
забор, прошел под липами.
Было уже темно.
Серые облака заволакивали небо.
"Вон липы, а вон рядом - сосна. А там что? Что это? Неужели те самые рябиновые
кустики разрослись в такое дерево? Боже мой, как все изменилось... а где же дуб?
Его нет..."
Он подошел к тому месту, где стоял могучий толстый дуб.
Вместе дерева из земли торчал низенький пень.
"Все что осталось от тебя, милый мой дуб..."
Губы Антона дрожали, слезы текли по щекам.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 [ 38 ] 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.