read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



Я кивнул, плохой человек - тот, кого уж нет сил оправдывать. А если оправдываем, то еще не плохой. Вернее, плохим не считается.
- Он просто жестокий, - поправил Алан. - Правда, чересчур...
Я снова кивнул, и это понятно, ибо жестокость - тот предел, в котором можно быть злым, оставаясь правым. Так что я все еще стараюсь смотреть на рыцаря Талибальда беспристрастно, хотя этот мерзавец осмелился загородить мне дорогу, да за это мало в землю вбить по ноздри, за это вообще не знаю что надо сотворить с подонком!
Кровь бросилась в голову, но, к счастью, на середину зала к столу вышел рослый и очень грузный человек, доспехи позолоченные, такие обычно делают толщиной с бумажный лист, чисто парадные, их легко проткнуть пальцем, седые волосы красиво и величественно падают на плечи. Багровый свет блестит на высоком лбу, переходящем в небольшую лысину, на поясе короткий меч, рукоять осыпана драгоценными камнями.
- Благородные лорды, - провозгласил он сильным звучным голосом, и я сразу понял, что только за такой голос можно ставить Председателем Верховного Суда: красивый, богатый, убеждающий, просто гипнотизирующий, - с вашего позволения начинаем заседание рыцарского суда. Я, Лембит де Саккала, облеченный доверием и всеми полномочиями, объявляю заседание открытым. Первое дело к слушанию: граф Казимир Щедрый обвиняет барона Колобжега в незаконном пользовании титулом маркиза де Трегурда. Барон Колобжег в свою очередь выдвинул контробвинение в адрес графа Казимира: тот рубит лес в его владениях...
Как ни странно, дело вызвало живейший интерес, начало затягиваться, слишком много аргументов и контраргументов, но, как оказалось, тянется уже несколько лет, и судья, выслушав стороны, мудро решил отложить дальнейшее разбирательство до следующей сессии. Так умелый сценарист оттягивает хлесткую концовку, подогревая интерес зрителей.
Я вздрогнул, когда прозвучал тот же величественный голос:
- А сейчас приступим к рассмотрению жалобы барона де Пусе на самоуправство сэра Ричарда де Амальфи, который захватил на землях де Пусе добычу, законно принадлежащую ему, барону де Пусе. Зачитаю ее полностью...
В зале слушали с неослабевающим вниманием, хотя две трети заявления составляло перечисление всех титулов барона, а также перечень его именитых предков.
Пока зачитывалась жалоба, я оглядывал зал, стремясь обнаружить хотя бы намеки на сочувствие, но не преуспел.
Наконец сэр Лембит свернул свиток в трубку и опустил на середину стола. Затем обратил величественный взор в мою сторону.
- Прежде чем начнем разбирательство, - пророкотал он величественно, - не желает ли сэр Ричард сделать какое-либо заявление?
Все смотрели на меня с враждебным интересом, рыцарь Талибальд бросал лютые взгляды, я почти слышал скрип его тяжелых, как мельничные жернова, челюстей.
Я поднялся и сказал громко:
- Да, ваша честь. Вообще-то я должен бы промолчать, дабы не мешать судьям творить правосудие, в беспристрастности которых и великой компетентности нисколько не сомневаюсь, но у меня в самом деле важное заявление. Я человек в этих краях новый, а в тех землях, откуда я прибыл, законы и правила несколько иные. Узнав законы этих земель, я пришел в неописуемый восторг, мне все это очень понравилось, особенно много наслышан о вашем мудром судействе и разбирательстве сложных дел на протяжении многих лет... Так вот, ознакомившись с местными правилами, я убедился в полной и безоговорочной правоте благородного сэра барона де Пусе. Потому сейчас, еще до начала судебного разбирательства, передаю ему его законную добычу, подстреленную нами странную птицу, что упала на землях благороднейшего сэра барона де Пусе.
Тюрингем вышел из-за моей спины и понес на вытянутых руках хробойла на вышитом полотенце красного цвета. Крылья хробойла свисали до земли и скрипели по каменным плитам костяными крючками. Народ вытягивал шеи, поглядывая на диковинную птицу, о которой только слышали, но видели разве что высоко в небе, тут же поднимали удивленные взоры на меня.
Сэр Лембит пожевал губами, на лице некоторая растерянность, готовился к долгому запутанному и сложному процессу, где он блеснул бы всеми знаниями законов и множеством прецедентов, однако вскоре лицо подобрело, сказал густым довольным голосом:
- Ну вот и прекрасно! Благородство человека в том, что он сам понимает, где поступает верно, а где дурно, и сам принимает решение признать правоту соперника. Поздравляю вас, сэр барон де Пусе, с получением вашего хробойла... а вас, сэр Ричард, поздравляю с мужественным решением, которое может позволить себе только благородный и справедливый человек, который не страшится молвы... А теперь переходим к следующему делу - о потраве скотом, принадлежавшим барону Тидарелю, полей маркиза Торейда. Маркиз Торейд утверждает, что потраву барон Тидарель допустил умышленно...
Барон де Пусе вскинул руку.
- Простите, ваша часть, что осмеливаюсь прервать вас. Но у меня тоже заявление!
Сэр Лембит окинул его внимательным и не совсем уж доброжелательным взглядом.
- Хорошо, но только коротко. Я боюсь, что ваше заявление меньше доставит нам радости, чем заявление сэра Ричарда.
- Отнюдь, - ответил барон нервно и повторил быстро: - Отнюдь!.. Я не собираюсь ему уступать, уж простите, ваша честь. Я подал в суд вовсе не из-за важности этого хробойла, а потому что задета моя честь барона де Пусе, род которого насчитывает сорок знатных предков, среди которых известные Гонильд, Шарлей Доблестный, Урпенг Широкий, Ливон Горячая Ладонь, Шугильд...
Некоторые сразу начали зевать, креститься, сплевывать, сэр Лембит нахмурился, прервал нетерпеливо:
- В чем ваше заявление?
- Я заявляю, - ответил барон де Пусе с пафосом, - что не позволю сэру Ричарду победить... в этом ли суде или даже в королевском! Потому возвращаю эту дивную птицу, ибо она сражена только благодаря умелому выстрелу сэра Ричарда, который наряду с рыцарскими умениями показал и дивное искусство обращения с луком!
Из-за его спины выступил оруженосец и уже на роскошном зеленом полотнище, вышитом золотыми нитями, важно понес хробойла в нашу сторону, остановился передо мной, поклонился церемонно, протянул на вытянутых руках. Улыбающийся до ушей Тюрингем принял и передал мне.
Сэр Лембит смотрел остановившимися глазами, в зале кто-то крикнул "ура", Лембит вздрогнул, лицо расплылось в широчайшей улыбке.
- Я счастлив, - провозгласил он с чувством проповедника христианства, - быть свидетелем такой тяжбы. Нет лучше зрелища, когда доблестные рыцари соревнуются в благородстве и учтивости!.. Такие победы еще более достойны воспевания, чем победы на турнирах, в сражениях и захвате замков. Ибо благородство - более редкое и достойное качество, чем сила и крепость мускулов. Благодарю вас, сэр Ричард. Благодарю вас, барон де Пусе!. Вы обменялись великолепнейшими ударами, о которых с восторгом будут рассказывать все, кто был свидетелем этого необычного суда... А теперь, благородные рыцари и благородные дамы, приступим к разбору жалобы сэра Тидареля на потраву...


Глава 14

Барон де Пусе снова вскинул ладонь. Сэр Лембит повернул голову в его сторону, взгляд стал очень внимательным, я прочел в нем предостережение, мол, не испорти такое великолепное судилище, не подгадь себе же какой-нибудь глупостью.
- Угодно что-то еще, благородный барон де Пусе?
- Угодно, - ответил барон заносчиво. - Как вы сказали верно, мы обменялись великолепными ударами, а это значит, что никто из нас не вышел победителем! А мне, барону де Пусе, наследнику великого и славного рода, в рядах которого такие великие рыцари и полководцы, как Гонильд, Шарлей Доблестный, Урпенг Широкий, Ливон Горячая Ладонь, Шугильд, Аганадерк...
Все дружно начали зевать, сэр Лембит прервал, теряя терпение:
- Дорогой барон, что вы хотели?
- Я хотел, чтобы мой удар был завершающим, - ответил барон де Пусе громче. - Потому я имею честь заявить следующее... Да, следующее! Все мы видим, что в наших землях впервые появился рыцарь, который, как все сейчас видим, являет примеры как доблести, так и учтивости, благоразумия, уважения к традициям и законам. В то же время он достаточно силен, чтобы силой оружия отстаивать идеалы добра и справедливости. Потому я, барон де Пусе, добровольно и без всякого понуждения, чувствуя себя покоренным благородством и великодушием сэра Ричарда де Амальфи, приношу ему присягу верности и объявляю себя его вассалом со всеми вытекающими обязанностями по праву вассалитета.
Сэр Лембит выпучил глаза, в зале наступила мертвая тишина. За моей спиной тихонько ахнул Тюрингем, начали перешептываться Зигфрид, Алан и виконт Теодерих. Сэр Лембит после паузы с шумом прочистил горло, с трудом встал и заявил во весь голос:
- Воистину сегодня великий день! Впервые в наших жестоких краях вассалитет был навязан не силой оружия, а в соревновании благородства и учтивости!.. Увы, сэр Ричард, я, как глава рыцарского суда, вынужден констатировать, что в этом соревновании победил барон де Пусе.
Я склонил голову, развел руками:
- Да, я тоже признаю поражение и принимаю присягу барона де Пусе. Обязуюсь строго блюсти все законы и права вассала, бдить и защищать его силой своего оружия и ни в чем не ущемлять чести и достоинства вверившего мне свой замок, земли и оружие.

* * *

В перерыве между заседаниями вокруг моих рыцарей собрались слушатели: только от нас узнали о захвате замка барона Уландра де Вендена, о кровавой схватке, о позорном бегстве барона, что оставил жену и дочерей на милость победителя, в то время как его дальний родственник, сэр Рамеко, защищал их до последней капли крови...
Слушали со страхом и неуверенностью, из темной лошадки я очень быстро становлюсь грозным и непредсказуемым противником. Я перехватил взгляд сэра Устинакса, старый рыцарь только сейчас понял, почему посечены доспехи и почему я счел захват замка Одноглазого делами давно минувших дней.
Еще я заметил, как вышла из зала и уехала в сопровождении своих рыцарей леди Роберта. В мою сторону даже не взглянула, но я испытал мстительную радость, когда один из слушавших Зигфрида побежал за ней вдогонку, вскочил на коня и понесся следом.
Из зала суда вышла фигура в малиновом камзоле с пышно раздутыми рукавами на месте бицепсов. Без колебания барон подошел, взглянул на моих людей, они из деликатности отошли в сторонку, а барон поинтересовался шепотом:
- Здорово мы все разыграли?
- Великолепно, - согласился я со сдержанностью, не понравилась циничность в голосе, взгляде, - только не нужно, чтобы кто-то прознал, что все детали обговорены заранее.
- Упаси боже, - вскликнул барон шепотом. - Это не в наших интересах!
- И вообще, - сказал я, - пусть все верят в спонтанность заявлений, в порывы благородных чувств, что прямо захлестнули нас. Может быть, и сами хоть чуточку станут благороднее.
Он кивнул, по-крысиному улыбнулся:
- Да, вы правы, пусть мир будет чище и благороднее! Нам, крысам, в таком легче рыть норы.
Он засмеялся, ушел, очень довольный, что, еще не зная о падении замка Вендена, сумел сделать правильные выводы и выбрать самую разумную линию поведения.
Подошли Зигфрид, Алан, виконт Теодерих. Зигфрид тихонько рычал в полном восторге, глядя вслед барону де Пусе, бил себя кулаком в бок. Алан расплылся в широчайшей улыбке, даже сдержанный виконт Теодерих растянул рот в счастливой улыбке.
Как и все рыцари, они понимают, что это означает. Теперь барон де Пусе связан со мной священным долгом вассала. И хотя замок и земли получил не от меня, но именно я сейчас подтверждаю его право ими пользоваться, а это значит, что в ответ барон де Пусе принимает на себя вассальные обязанности, в числе которых даже присылка мне по первому требованию определенного числа воинов. Правда, на строго определенный срок, все оговорено в Кодексе Рыцаря, но все же это обязанности, которых у де Пусе раньше не было.
Более того, трудно придумать отмазку, чтобы остаться дома и не стать изгоем в обществе. Вассал, который нарушает присягу, самый презираемый человек, его никто не пригласит в гости и не даст ему приюта. Не говоря уже о том, что сюзерен при случае постарается наказать клятвопреступника, дабы другим неповадно было.
Я издали поклонился судье и, сопровождаемый своими рыцарями, покинул зал. Лучники торопливо вывели коней, седлали, а мы подтягивали друг у друга ремни, скрепляющие доспехи.
Ко мне подбежал Гунтер, лицо сияло:
- Ваша милость, это правда?
- Ты о бароне? Правда. А теперь, Гунтер, запомни еще раз, только крепко: ты не Гунтер, а сэр Гунтер. Ты не должен ко мне подбегать, а должен подходить быстро, но с достоинством, преисполненный учтивости, но не забывая, что и ты - рыцарь.
Он торопливо кивнул:
- Я стараюсь, стараюсь! Но я так долго был простым воином, что переучиваться буду долго.
- Переучивайся, - сказал я строго. - Помни, остаешься сенешалем всех трех замков!.. И хотя командование рыцарями и воинской силой - за сэром Зигфридом, но на тебе вся экономика, сбор налогов... которых пока нет, справедливое судейство, а также охрана всех трех замков... Трех, понял?
Он вздрогнул, воинственно растопыренные усы разом обвисли, словно потяжелели.
- Ох, ваша... сэр Ричард! Я буду стараться, сэр Ричард. Но какое мудрое решение принял барон! Сообразил, что все равно с ним пришлось бы столкнуться. И не помогла бы родня. Он же видит, что вам, сэр Ричард, наплевать на родню и связи... А теперь он как бы свой, под вашей защитой.
Я нахмурился, сказал строго:
- Гунтер, Гунтер!.. Что-то ты совсем плохо о людях думаешь. На суде было соревнование в благородстве и учтивости. Мы соревновались, кто кому больше уступит. Барон победил... Только так и надо трактовать, понял?
Гунтер подумал, кивнул:
- Вы правы, милорд. Мы должны быть примером детям. Если будут знать правду, разве станут нас уважать? Нет, мы перед молодыми рыцарями должны быть всегда чисты и с белыми крылышками за спиной. Кстати, ваша милость, до рыцарского турнира еще две недели. Может быть, завтра с утра?
- Нет, - сказал я решительно, - Доедем до развилки, а там вы в замок, а я на турнир.
Он посмотрел на небо.
- Стоит ли, на ночь глядя?
- Полдня выгадаю, - ответил я. - Больше откладывать некуда. Хотя, конечно, в одиночку мог бы и... быстрее. Гунтер сказал в страхе:
- Сэр Ричард!. Вам нельзя одному. Во-первых, здешние порядки вы, уж простите, не знаете. Во-вторых, честь рыцарская терпит урон, если рыцарь без оруженосца. Это вроде бы вовсе не рыцарь!.. Одно дело по своим селам, другое - на турнир, куда и доспехи самые лучшие, и одежду побогаче, и коня заранее.
Я кивнул.
- Сэр Зигфрид, сэр Алан, сэр Теодерих... И вы, Гунтер и Ульман, вы все мои дорогие друзья, а не вассалы! Потому я и обращаюсь к вам не с приказом или повелением, а с просьбой. Я поеду на турнир... один. Нет-нет, не спорьте, дослушайте!.. В мое отсутствие замок наверняка попытаются захватить. К примеру, барон Талибальд. Или кто-то еще. Слишком велики здесь сокровища, о них наслышаны многие. А у нас вместо одного - три замка! Решая одну проблему, это я насчет безопасности, породил три... Что делать, мы взяли обязательство заботиться о людях, что вверили нам жизни, дома, поля. Я вот, как подлый трус, сбегаю от трудностей, а вам предстоит самое тяжелое... Прошу вас, останьтесь и удержите замки, земли, защитите крестьян. Я вернусь! Я обязательно вернусь.
Они становились все серьезнее, а дослушали в гробовом молчании. Зигфрид оглянулся на остальных, кашлянул, сказал суровым голосом:
- Насчет бегства от трудностей не надо, сэр Ричард... Мы же понимаем, что предстоит и в дороге, и на турнире! Такое, что здесь и не снилось. Думаю, что отвечу от имени всех: мы не сдадим замки!.. Вам не стыдно будет вернуться. Но только...
Голос его неожиданно дрогнул и прервался. Договорил застенчиво Теодерих:
- Возвращайтесь, сэр Ричард, побыстрее.
- А то без вас заснем, - буркнул Алан. - И так уже слышно, как мухи жужжат.
Я обнял всех по очереди.

* * *

Пока седлали коней, я, чтобы избегнуть долгих прощаний, галопом пустил Зайчика к выходу. Стражи только проводили нас зачарованными взглядами, когда мой черный конь пронесся через распахнутые ворота, как брошенная рукой великана раскаленная скала.
Я пощупал, не глядя, объемистый седельный мешок, куда насовали все-все, без чего нельзя пускаться в дальнее путешествие. На ближайшем привале проверю, но пока проблем нет: Зайчик даже не замечает, что у меня за спиной тюк.
Впереди на холме появился и начал приближаться замок Кабана, а теперь владение благородной леди Роберты. Помня ее неприязнь ко мне, я хотел было объехать по дуге, но одернул себя: что это иду на поводу у дерганой девицы?
Зайчик бодро несся прямо, попирая копытами суверенные земли леди Роберты. Дорога прямо к каменным громадам, а там, пустив отросток через мост в замок, снова пошла в сторону моих земель.
На стены крепости высыпал народ, мне махали руками и весело кричали.
Я сказал Зайчику:
- Хорошо хоть камни не швыряют!
На синем небе появилось нечто темное, я ощутил импульс пригнуться, потом сообразил, что в меня бросают букеты цветов.
- Ладно, это стерплю...
Решетка ворот со страшным скрипом поднялась, с грохотом упал мост. Торопливо прошествовали, почти пробежали, стремясь перехватить нас с Зайчиком, немолодые люди, отличающиеся от простолюдинов осанкой и манерами.
- Сэр Ричард!.. Сэр Ричард!
Я придержал коня, оглянулся. Они приблизились, старший поклонился, проговорил исполненным благородства голосом:
- Я граф де Нургель из рода Кастингов, а это мои друзья и соратники: барон Кукенойс, граф Семилагг и конт Мелюкэ. Да, еще пользуюсь случаем представить благородных рыцарей Весцелина и Койвэ, они много сделали для леди Роберты, оставаясь ей верными в самые трудные времена.
Я кивнул:
- Приятно познакомиться. У вас какое-то дело? Я очень спешу.
Граф Нургель поклонился, указал в сторону распахнутых врат.
- Не угодно ли будет посетить наш замок... который мы получили только благодаря вашей такой своевременной помощи?
Я выставил ладони, отметая благодарности:
- Не благодарите! Я просто ехал мимо. Помочь соседу - долг. Тем более если сосед - хорошенькая женщина. Но я вот прямо сейчас еду на рыцарский турнир, так что в ближайшее время не смогу посетить ваш замок и засвидетельствовать вашей хозяйке свое почтение.
У всех вытянулись лица, я заподозрил, что у них снова какие-то неприятности, уже с соседями. Граф Нургель даже сбледнул малость:
- А когда вернетесь, доблестный сэр?
Я развел руками:
- Кто знает? Путь туда - две недели, еще две - обратно. А сколько пробуду там... кто знает?
Барон Кукенойс рядом с графом зябко передернул плечами.
- Сэр Ричард, мы еще не успели укрепиться...
- Укрепляйтесь, - посоветовал я. - Насколько я понял, у вас справа в соседях Талибальд? Посмотрел я на него сегодня... По-моему, немалая сволочь.
Они молчали, встревоженные, поглядывали друг на друга. Мой конь, страшно перекривив морду, фыркнул и налитыми багровым огнем глазами следил за орлом, что нарезал широкие круги над башней. Вид у Зайчика такой, что сейчас прыгнет, как кузнечик, и схватит его зубами.
Барон Кукенойс и остальные посматривали с ужасом. Я улыбнулся графу, барону и конту, хотя конт, по-моему, то же самое, что и граф, вскинул руку в прощании:
- Счастливо оставаться! Еще свидимся! Неизвестно, то ли уловили в этом зловещий подтекст, то ли еще что, но граф Нургель вскрикнул:
- Сэр Ричард, сэр Ричард!.. Подождите минутку!..
По его знаку сразу двое бросились обратно через мост с не свойственной для их возраста поспешностью. Граф Нургель умоляюще развел руками.
- Может быть, все же воспользуетесь нашим гостеприимством хоть ненадолго?
- Опаздываю на турнир, - ответил я. - Увы, как говорил, Эней, увы...
Он умоляюще сложил руки у груди, бросил злой взгляд на оставшихся спутников, те попятились, повернулись и бросились к раскрытым воротам.
- Что за парижские тайны, - пробормотал я раздраженно, - или мадридские?
Я повернул Зайчика, он пошел бодрой рысью, разгоняясь в галоп.
- Сэр Ричард!
Я придержал коня, оглянулся с досадой. Хорошо смазанные маслом ремни даже не заскрипели. По деревянному мосту, громко стуча каблучками, красиво пробежала леди Роберта. Золотые волосы выбились из-под затейливого головного убора, щеки разрумянились, в глазах злой огонь, во взгляде сверкнула восхитительная ненависть.
- Слушаю вас, - сказал я почти любезно. - Э-э... леди Роберта.
Она подбежала, слегка запыхавшись, выдавила с усилием:
- Сэр Ричард, мы тут посоветовались...
- ...с народом и решили, - закончил я. - И что решили? Давайте поскорее, леди Роберта, труба зовет.
Она в недоумении огляделась:
- Какая труба? Или вы слышите... Великий Боже, вы слышите небесные трубы?..
Я поморщился:
- Ближе к телу, дорогая.
Она в самом деле придвинулась, не только к телу коня, я ощутил, как прижимается грудью к сапогу в стремени.
- Мои советники, - сказала она с еще большим усилием, - советуют посоветовать... Нет, эти трусливые твари настаивают, чтобы я, получив слабый и незащищенный замок, приняла ваше покровительство...
- Но вы их послали в задницу? - осведомился я любезно.
- Конечно! - ответила она с готовностью. Спохватилась: - Но вообще-то если вы в самом деле не претендуете на замок, то...
- То вы решили, - закончил я, - почему бы не заполучить крышу... то бишь вассалитет, просто за так? На халяву? Ничем не расплачиваясь?
Она вскинула голову, в серых глазах блеснул вызов, щеки полыхнули жаром:
- Если вы о плате, - проговорила она совсем тихо, - то назовите свою цену.
- Хорошо, - ответил я любезно, - можете вывесить на воротах мой герб. Герб Ричарда де ля Амальфи!
Копыта черного Зайчика застучали бодро, потом все чаще и чаще. Впереди простор, впереди Юг, я ощутил желание опустить забрало и наклонить копье.








Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.