read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
l7.trade
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО
l7.trade

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


- Зачем так сделал Увоке? - снова спросил Хоту Хуофа.
- Он прогневался на людей, - отвечал юноша Нгата Ратаваке. - И хотел
совсем лишить их земли. Но его посох сломался о гору Килау-Кеа.
- Друг, - сказал Хоту Хуофа. - Это сделала не гора Килау-Кеа. Это
сделала молния бога Макемаке. Макемаке не хотел, чтобы Увоке уничтожил всю
землю, и молнией разбил его посох.
- Да, - согласился юный Нгата Ратаваке. - Это сделал Макемаке. Но тогда
Увоке взял свою боевую раковину и дунул. И вопль раковины был так страшен,
что Макемаке и все его младшие боги бежали. Крик раковины был так страшен,
что испугался даже сам Увоке. Он уронил раковину и тоже убежал. Так
кончилась война между Увоке и Макемаке".
Рассказывая, Папалеаиаина обратила внимание, с каким интересом слушал
ее Аракелов. Слушали все, но он как-то особенно.
- Вы не могли бы повторить, Аина? - попросил он, когда все стали
расходиться. - Я хотел бы записать эту легенду, если можно...
- Вы собираете фольклор?
- Не совсем... Но эта легенда меня заинтересовала, и если вы не
возражаете...
- Сколько угодно. Только ведь в ней нет ничего особенного, есть другие,
интереснее, живее, и я с удовольствием расскажу их вам, моряк.
- Спасибо, Аина, при случае я непременно напомню вам об этом. А
сейчас...
И Папалеаиаина еще раз повторила легенду, глядя на угасающий костер, по
угольям которого пробегали последние маленькие и острые язычки пламени.
- Еще раз спасибо, Аина, - сказал Аракелов, выключая магнитофон. -
Значит, это сделал Увоке...
- Что? - не поняла Папалеаиаина.
- Это я так, про себя...
Странный все-таки человек Аракелов. С одной стороны, начисто лишенный
маниакальной ганшинской цельности, способный казаться то великовозрастным
мальчишкой-сорванцом, то этаким университетским профессором, то старым
морским волком, но за всем этим крылось то внутреннее единство, которое
Папалеаиаина научилась уже распознавать в людях и которое ценила превыше
всего. О своей миссии Аракелов рассказывал мало и неохотно, не скрывая,
что бродит покуда в потемках. Однажды он так и сказал, отвечая на
настойчивые расспросы Кортехо:
- Я сейчас вроде негритенка Джима, который в безлунную полночь искал
черную кошку в старой угольной шахте.
Потом Ганшин отозвал Аракелова, и Папалеаиаина невольно подслушала их
разговор. Она поняла не все, - беседовали они по-русски, - но общий смысл
был достаточно ясен; в конце концов не зря же она четыре месяца кряду изо
дня в день имела дело с Николя...
- Вам не кажется, Александр Никитич, что не стоит выставлять себя в
таком невыгодном свете? Ведь все-таки здесь международная группа... Анна -
представитель правительства Караури к тому же. Не роняете ли вы в их
глазах престиж советской науки? Несерьезно это, право, несерьезно.
- Врать не приучен, а правду говорить - так и сказать пока нечего. В
такой ситуации посмеяться над собой - значит лишить этой возможности
других.
- Не знаю, Александр Никитич, не знаю... По-моему, даже о трудностях
можно было бы сказать, ну, повесомее, что ли, посолиднее. Ведь вы...
- Да знаю я, - перебил Аракелов. - Ей-богу, знаю, Николай Иванович. И
самому мне достаточно тошно от этого. Каникулы на Караури - думаете, нужны
мне эти каникулы?! Но раз уж я здесь, буду пытаться до конца. И говорить
об этом все как есть. Не умею я делать хорошую мину при плохой игре...
Папалеаиаина не знала, что и думать. Было обидно, что задача - и задача
для ее родины немаловажная - оказалась порученной человеку, который, суд
по всему, с ней не совладает. А с другой стороны, подспудно верилось, что
все ж таки совладает: было в Аракелове нечто внушающее уверенность...
Однако порой ее охватывало сомнение: так ли уж она права в своих
ощущениях? Вместо того, чтобы заниматься делом, Аракелов устраивает всякие
увеселения, чудит - ведь, конечно же, именно он, а не Янг придумал этот
странный ночной концерт. Что за очередная затея?
Папалеаиаина протянула руку к тумбочке, еще раз повертела перед глазами
билет: "Фрайди-Айлендское филармоническое общество имеет честь пригласить
Вас..."
Что ж, раз приглашают - пойдем.

"Ну погоди у меня, Джайн! Я не я буду, если ты не попляшешь, да как
попляшешь! Дай только до Тонга добраться. А уж там будь спок. Зря, что ли,
я подрывником на Трансавстралии работал? Нет, дружок, не зря, ох, как не
зря... Думаешь, ты без конца надо мной измываться будешь? Безнаказанно,
думаешь? Мачту тебе скреби... Лапы у якоря точи... Хватит! Вот доберемс
до Тонга - и все. Первую петардочку я тебе в магнитофон засуну.
Аккуратненько так засуну, красивенько, комар носу не подточит.
Очаровательный концерт получится... От такого концерта удовольствие не
скоро забудешь... Ни ты, ни я. Жаль только, не увидеть мне тебя в тот
момент... А второй заряд под баллер руля. Ювелирненько сделаю - не
переборщить чтоб. Я тебя топить не хочу, греха на душу брать не стану. А
вот без руля ты у меня поболтаешься - пока еще на твой SOS кто
откликнется. Будешь тогда меня вспоминать. Поймешь, может, что над людьми
измываться - тоже меру знать надо. Может, это тебя вежливости научит,
господин капитан, король яхтсменов..."


6
Янгу понадобилось сделать три рейса, чтобы на крохотной надувной
"ладожке" перевезти гостей на катер. Лодчонка была двухместная, и когда в
последний заход они оказались в ней втроем - вместе с Папалеаиаиной и
Жюстин, то, хотя в пассажирках было от силы килограммов сто на двоих, вода
едва не переплескивала через баллоны. Благо еще залив распластался, словно
отутюженный тяжелым серебром полной луны... Аракелов, стоя на корме катера
и чуть придерживаясь за леер, помогал гостям взбираться на борт, а потом
спрыгивать в кокпит. Там сразу стало тесно, и Блюминг увел Папазянов и
Кортехо в салон, а сам юркнул в рубку и уже оттуда спросил:
- Двинулись, Александр Никитич?
Аракелов, закреплявший буксирный конец лодки на кнехте, выпрямился:
- Давай, Веня, на малых...
Легко преодолевая встречное течение начинающегося прилива, катер даже
на малых оборотах быстро - всего за каких-нибудь минут двадцать - двадцать
пять - достиг выхода из бухты. Врезанные в темноту тропического неба,
мерцающие под луной контуры скалистых мысов с запада и востока отступили
назад и слились с контуром острова. Янг внимательно смотрел на берег:
когда вершина западного мыса окажется в створе с двугорбым выступом на
гребне кальдеры - значит, они достигли места. Еще минут пять... Янг вылез
из кокпита на палубу, прошел на нос катера и в ту самую минуту, когда он
встал прямо над вскипающим у форштевня белым буруном, Аракелов
скомандовал:
- Стоп! Орсон, якорь!
Янг сбросил за борт блестящий, на вид несерьезный, игрушечный, но
вместе с тем ощутимо увесистый для катерного - килограммов восемь, не
меньше - якорь Горбунова. Одновременно левой рукой он снял со стопора
якорь-шпиль. За бортом плеснуло, несколько брызг попали ему в лицо; трос с
текучим потрескиванием, особенно слышным сейчас, в наступившей после
выключения двигателя тишине, нарушаемой лишь мягким хлюпаньем мелкой зыби
под бортом, сматывался, с барабана и уходил в воду. Прилив неторопливо
влек катер к берегу. Потом легкий рывок - якорь взял дно. Янг застопорил
лебедку и вернулся в кокпит. Там уже распоряжался Аракелов.
- Итак, леди и джентльмены, прошу приготовиться к погружению.
Снаряжение в каюте - Веня, раздай, пожалуйста, и помоги подогнать. В воду
идем вместе, на катере никого не должно остаться минут через... - он
посмотрел на часы, - двадцать, не больше. Нырять умеют все. Но береженого,
как говорится, бог бережет. А потому я страхую Аину и Жюстин, ты, Веня,
возьми на себя Гранта, а вы, Орсон, пригляните за Карлосом. Возражений
нет?
- Возражений-то нет, - негромко протянул Кортехо. - Зато есть вопросы.
- На вопросы мы отвечать будем потом.
- Кто это мы?
- Мы - это мы. - Аракелов довольно ухмыльнулся. - Мистер Янг, товарищ
Блюминг и ваш покорный слуга. Фрайди-Айлендское филармоническое общество.
- Оставь их, Карлос, - вмешалась Жюстин. - Ты ж видишь, они решили
молчать до последнего.
Кортехо с комическим видом развел руками и стал примерять подводную
амуницию. С носа донеслись звуки лебедочной трещотки: прилив набирал силу,
автомат почуял нагрузку и стравил еще несколько саженей якорного троса.
- И долго продлится ваш концерт? - спросила Папалеаиаина.
- Как сказать? - пожал плечами Янг. - Часа полтора примерно.
- А потому, Анна, натритесь-ка термофлексом, - вставил Аракелов. - Вода
здесь, конечно, теплая, но...
- Слушайте, моряк, - Папалеаиаина частенько именовала Аракелова таким
образом, явно поддразнивая и словно не видя, как он при этом каждый раз
поеживается; такие оттенки взаимоотношений всегда разжигали любопытство
Янга, и он поклялся себе, что рано или поздно докопается, в чем тут дело.
- Слушайте, моряк, я все-таки родилась здесь. И еще в детстве плавала с
Центрального Караури на Капа-Кауа, а это двадцать восемь миль, между
прочим. Так что...
- Воля ваша, Анна, - Аракелов никак не хотел сдаваться, и Янг не мог



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 [ 39 ] 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.